shadow

Трамп ждет от России капитуляции на Украине

Можно ли считать, что американский лидер решил «додавить» Москву?


shadow

Президент США Дональд Трамп надеется, что Россия изменит свое поведение на Украине. Об этом во время визита в Эстонию заявил вице-президент Соединенных Штатов Майк Пенс. Он добавил, что «дестабилизирующая деятельность России» неприемлема. Кроме того, по словам Пенса, Трамп дал понять, что очень скоро подпишет законопроект по антироссийским санкциям.

Следует ли рассматривать данное заявление как официальную позицию Белого дома? Означает ли это, что Трамп решил идти до конца в давлении на Россию по «украинскому вопросу»?

По словам директора Центра евразийских исследований Владимира Корнилова, Трамп пытается лавировать в политике.

— На него давит истеблишмент, на него давит пресса. Он понимает, что его возможное вето на закон о санкциях будет легко преодолено. Соглашаться на это — значит, выглядеть лузером в лице электората. Вот и надо делать подобные заявления: мол, да я как бы и сам давно мечтал о санкциях и о том, чтобы Конгресс опутал меня по рукам и ногам во внешней политике.

— В США до сих пор верят, что санкции могут заставить Россию «изменить поведение»?

— В США запущен проект «Смена режима в России». Запущен ещё до Трампа, надо заметить. Поэтому до выборов в РФ в Вашингтоне будут делать все возможное и невозможное для дестабилизации России, для сдерживания её роста, для создания ей дополнительных проблем. Санкции — лишь один из инструментов

— Насколько для Трампа вообще важно, чтобы Россия «изменила поведение» на Украине? Украина для него имеет то же значение, что для Обамы?

— Да Трамп с удовольствием пошёл бы на налаживание отношений с Москвой. Но я уже объяснил логику поведения президента США и «пенсовых» заявлений. На самом деле, это проигрышная для Трампа стратегия. Я сейчас говорю не о проигрыше Трампа России, а о его проигрыше своему истеблишменту.

 — Следует ли Москве как-то корректировать позицию?

— У Москвы масса вариантов для манёвра и в России, и в ряде других регионов мира, которые (простите за долю цинизма) могут стать разменной монетой в переговорах по Украине.

— Трамп действует в привычной для него логике бизнесмена, — убежден заместитель директора Национального института развития современной идеологии Игорь Шатров.

— Воспринимая нашу страну как растущего экономического соперника США, он решил не снижать напор до тех пор, пока не выдавит Россию с конкурентных рынков. Это вписывается в сценарий, который подготовили для него представители транснационального бизнеса, которые допустили победу Трампа на выборах. Чтобы спокойно и дальше заниматься разграблением мира, им необходимо вернуть доверие американцев, которые озабочены внутренними проблемами, к правящему классу. Для этого следует восстановить экономическую активность внутри страны.

Помните, как Трамп ради достижения этой цели обещал перед выборами вернуть предприятия из-за границы? Это оказалось, сложнее, чем он думал. Тогда акцент он сместил на бизнес, моментально дающий прибавочную стоимость и создающий рабочие места. Речь пошла о восстановлении сектора добычи и переработки углеводородов.

Трамп решил стимулировать внутреннюю экономическую активность развитием отрасли газодобычи и производства сжиженного газа. И здесь его тактические подходы совпали уже со стратегией транснациональных корпораций, направленной на создание проблем для российской экономики.

Заметьте, критика Трампа внутри Америки уменьшилась, отмечают даже некоторый подъем популярности. И это, конечно, не случайно. Его неуклюжие действия в отношении России хорошо вписываются в чужой сценарий. В одном он серьезно ошибается: в политике такой прямолинейный бизнес-подход не приносит гарантированного успеха. Давление на Россию делает оппонентами США недавних союзников.

— Насколько, по-вашему, Трамп на сегодняшний день вообще разобрался в «украинском вопросе»? Есть ли у его команды стратегия в этом направлении?

— Я думаю, общее представление о ситуации он имеет. И даже прекрасно понимает, что, вмешиваясь в ситуацию на Украине, вторгается в зону интересов России. Вообще понятие «зона национальных интересов» очень ложится на американский менталитет. Так что не думаю, что Путину долго пришлось объяснять Трампу при встрече, в чем тут дело.

Вопрос в другом: готов ли Трамп действовать тонко, как политик? Или будет давить как бизнесмен? Он очень самоуверенный человек. Судя по всему, к диалогу не будет готов до тех пор, пока не убедится, что его действия приносят ощутимый ущерб Америке.

— Какое место Украина занимает в антироссийской повестке дня США? Если бы ее не было, санкции все равно бы придумали?

— В том-то и дело, что отдельно об Украине говорить не стоит. Украина, Сирия, КНДР, Иран — это все поводы. Не будет этих — появятся другие.

Повторюсь: Трамп, возможно, вполне искренне рассчитывал решить внутриамериканские проблемы, не вмешиваясь активно во внешнеполитические процессы. Но для него так сузили пространство для маневра, что президент США быстро вернулся к традиционным для американской политики методам. И в отношении России сейчас действует старый принцип: если не с нами, то против нас. Ущербная логика. Но она вновь превалирует в Белом доме.

— Сможет ли ужесточение давление на Москву повлиять на ее позицию по Украине? В какую сторону? Не приведет ли ужесточение давления к обратному эффекту?

— Приведет к эффекту бумеранга. И никому от этого лучше не станет. Все-таки стабильность Америки сейчас — это гарант относительной стабильности мировой экономики. Что все понимают.

Будем надеяться — нашему президенту хватит терпения, а Трампу кто-то подарит немного ума.

— Как Москве сегодня следует реагировать? Есть ли еще возможности для поиска компромисса или скатывание в жесткую конфронтацию по принципу «око за око» уже неизбежно?

— Еще раз повторю: «око за око» — это очень плохой сценарий, который невыгоден всем. Думаю, Москва будет выжидать, пока это возможно. Основная задача для нас — диверсификация рисков, снижение влияния тех факторов, которыми напрямую управляют США. Это, в частности, зависимость российской экономики от доллара и цен на углеводороды.

Главный редактор ФОРУМ. мск Анатолий Баранов обращает внимание на то, что мы пока обсуждаем слова не Трампа, а лишь его вице-президента Пенса.

— Вице-президент согласно американской конституции, фигура в целом декоративная, приобретающая смысл лишь в случае смерти или отставки действующего президента. Многие, кто ждет отставки Трампа, считают избрание именно Пенса на этот пост достаточно знаковым. И я бы в первую очередь анализировал сам факт комментария вице-президента к тому, что должен сделать президент.

Если это сделано по согласованию с Трампом, то зачем в такой ситуации еще и Пенс? А если перед нами самостоятельный шаг вице-президента, то налицо серьезный признак напряжения в верхах в Вашингтоне. Президенту указывают со стороны, что он должен сделать.

— А в чем, по мнению Трампа, должны заключаться эти изменения? Отдать Киеву участок границы с Россией в Донбассе? Вернуть Украине Крым?

— Повторю: мы не знаем позицию Трампа по этому вопросу. Законопроект разрабатывался во многом в пику Трампу и точно не им. Тиллерсон, явный назначенец Трампа, уже заявил, что-де этот закон призван вообще улучшить отношения США и России. У всех вызвал вопрос этот очевидный софизм. А это ведь мог быть не софизм, а мессидж. Кому? Думаю, адресат этого мессиджа поймет, а остальным, может, и не нужно. Поэтому разбор вопроса по пунктам может быть и конртпродуктивен.

Ну, зачем Трампу граница с Донбассом? Америка берет под контроль экономику Украины, оставляя кукиш «европейским партнерам». Это существенно. Если ей при этом отдадут и промышленность Донбасса, она с удовольствием возьмет и ее.

А что Крым? С Крыма никакого навара, кроме необходимости спонсировать Украину в вопросе реинтеграции полуострова в уже почти несуществующую украинскую экономику.

Ну, и возврат Крыма Украине поставит вопрос импичмента Путину просто по Конституции РФ. Что Трамп, сам постоянно находящийся под угрозой импичмента, должен понимать хорошо.

Америке не нужен Крым. И Америке совсем не нужен другой президент РФ кроме Путина.

 — Если гипотетически представить себе, что Россия «изменила поведение», санкции снимут? Ведь поправка Джэксона-Вэника действовала еще 20 лет после распада СССР…

— Зачем Америке снимать санкции? Разве их для того вводили, чтобы сразу снять? Я уже не раз писал и говорил, что нынешнему поколению не нужно рассчитывать на изменения санкционного режима. Для нас, живущих ограниченное время, это навсегда.

Даже если представить себе президента Навального, то он все равно не отдаст Крым. Потому что тогда немедленно перестанет быть президентом. А значит — повод для санкций останется.

Та же поправка Джэксона-Вэника действовала 40 лет. И все уже забыли, по какому поводу она введена. Но действовала, и была снята меньше чем за год до безвизового режима РФ с Израилем. Просто потому, что было уже смешно.

И санкции будут действовать до того момента, когда внуки Трампа и Тиллерсона начнут, сидя в шезлонгах где-нибудь в безвизовой Ялте, посмеиваться: все инициаторы умерли, а санкции живы.

 — В США не боятся, что усиление санкционного давления может привести к обратному эффекту — ответным ужесточением позиции Москвы по той же Украине?

— Америке с 22 процентами мирового ВВП и 11 авианосными группами по всему миру не нужно бояться РФ с 2 процентами мирового ВВП и одним бедным «Кузей». А своего ядерного потенциала мы сами боимся.

Еще со времен встречи Никсона с Брежневым в 1972 году Штаты поняли, что СССР никогда не применит ядерного оружия. А больше нам угрожать Западу нечем.

Одновременно в Кремле не хотят вставать на один уровень с КНДР, которая угрожает Западу и одновременно нуждается в его продовольственной помощи. В Кремле по-прежнему хотят оставаться «европейцами» и тяготятся той ролью, которая им выпала — пугала, предназначенного оправдывать сверхвысокие расходы США на военно-промышленный комплекс и политику Трампа на перекладывание части расходов НАТО на европейские державы.

И какая разница? Ну не было бы Украины, была бы Сирия или армяно-азербайджанский конфликт. Ведь на самом деле не Путин грозит Западу. Это Запад подталкивает его к роли «картонного злодея». Путин этого не хочет. Но он человек и делает ошибки. С Украиной была сделана колоссальная ошибка, когда это государственное образование просто упустили из виду. И произошло это задолго до 2014 года.

— А может ли давление США реально подтолкнуть Кремль к ужесточению позиции?

— Поскольку давление вовсе не ставит своей целью серьезное изменение статус-кво, то и изменения никакого не будет. Причем — в обе стороны, иначе бы Кремль вел себя на Украине совершенно по-другому.

К примеру, не слил бы очень перспективную идею Захарченко о создании «альтернативной Украины» вместо мало кому понятной «Новороссии». Идея, кстати, принадлежит совсем не Захарченко и даже не Суркову, как утверждают, она бродила в левой среде с самого начала украинских событий.

Но серьезные изменения властям с обеих сторон не нужны, поэтому я прогнозирую переход ситуации в замороженный конфликт с периодическими обострениями для поддержания тонуса. Как недавно вновь оживился после двадцатилетней передышки карабахский конфликт. И опять «заморозился».

Кстати, сохранение Крыма в качестве самостоятельной самопровозглашенной республики, наподобие Абхазии и Южной Осетии, оставляло бы международное положение РФ в совершенно ином статусе. Никто же не предъявляет США претензий за Пуэрто-Рико или Филиппины? Или Американские Сейшельские острова?

Но Кремль пошел на включение Крыма в состав РФ, видимо, сознательно обострив ситуацию. Такого не было в послевоенной Европе с захвата ФРГ члена ООН ГДР с последующей его полной ликвидацией. Но с объединением Германии этого просто «не заметили», а с объединением России — наоборот.

Я не думаю, что этот процесс никак не согласовывался с Вашингтоном. Никак — с Брюсселем. Это возможно. Но с американцами в Москве просто не могли не вести консультаций. И я так понимаю: роли расписаны на годы вперед, партитура роздана исполнителям. А наше место — нет, не в директорской ложе. А так, на галерке…

Источник

Фото ТАСС

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: