shadow

Ирак зовет российскую армию

В Багдаде надеются, что наши солдаты вслед за Сирией и их страну спасут от развала


shadow

Усиление позиций России в мире и, в частности, на Ближнем Востоке, привело к тому, что все больше стран стали искать более плотного сотрудничества с Москвой. Вслед за Сирией российскую армию позвал к себе Ирак.

Соответствующее заявление сделал вице-президент этой страны Нури аль-Малики накануне встречи с Владимиром Путиным. «Известно, что у России исторически крепкие отношения с Ираком. Поэтому мы хотели бы, чтобы у России было весомое присутствие в нашей стране в политическом и военном плане. Таким образом, было бы создано равновесие, которое послужит на благо региона, его народов и его стран», — сказал аль-Малики.

По словам политика, Багдад также готов к сотрудничеству в нефтедобывающей сфере и энергетике, в научной области, в частности, в деле университетской подготовки специалистов по экономике и торговле. Таким образом, предложение вице-президента Ирака выходит за рамки чисто военного сотрудничества и своим потенциальным размахом напоминает о временах СССР.

Точкой соприкосновения Москвы и Багдада стала общая борьба с ИГИЛ *. В связи с успехами российской армии в Сирии «пришло время, чтобы еще больше открыться перед Россией в свете того, чего удалось добиться в сфере борьбы с терроризмом и террористическими организациями», считает аль-Малики. Он верит в усиление роли Москвы в решении и других международных вопросов.

Интенсификация сотрудничества России и Ирака уже началась. Недавно стало известно, что Россия и Ирак заключили соглашение о поставке Багдаду нескольких сотен танков Т-90 на сумму около $ 1 млрд. В 2016 году корпорация «Уралвагонзавод» уже отправила в Ирак партию из 73 таких боевых машин.

При этом Москва поставляла вооружение и оппонентам центральной власти в Багдаде — Иракскому Курдистану со столицей в Эрбиле. Речь, в частности, о зенитных установках ЗУ-23−2. Кроме того, «Роснефть» заключила с иракскими курдами ряд соглашений в области добычи углеводородов, их разведки и транспортировки.

На сентябрь в Иракском Курдистане запланирован референдум о независимости. Аль-Малики является его горячим противником. Багдад, Тегеран, Дамаск и Стамбул выступают резко против обособления курдов, считая это угрозой территориальной целостности своих стран. Москва придерживается аналогичной позиции.

Старший научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Борис Долгов считает, что России следует воспользоваться предложением аль-Малики и «зайти» в Ирак, соблюдая меры предосторожности.

— Связи между Россией (ранее СССР) и Ираком существуют уже давно и поэтому они имеют влияние на иракское руководство. Ведь многие госслужащие и армейские руководители Ирака проходили обучение у нас. Они сохранили контакты и у них остались хорошие воспоминания.

Что касается конкретных предложений аль-Малики, то надо понимать, что Ирак в сложной ситуации. Есть террористическая угроза, хотя Мосул и освобожден. Существует также опасность распада Ирака в связи с предстоящим референдумом в Иракском Курдистане. Кроме того, в наличии и опасность раздела по конфессиональному признаку. Сунниты, которые частично выступили на стороне ИГИЛ *, тем не менее, часть населения Ирака. Поэтому Ирак нуждается в поддержке великих держав.

 — То есть поддержки Соединенных Штатов Багдаду мало?

— Сейчас внутренняя политическая ситуация в США достаточно сложная. Трамппод давлением. Оппозиция ему сильна. Это заставляет руководство Ирака обратиться к России.

Еще один фактор — влияние Ирана в Ираке. Поскольку и там, и там большинство населения — шииты. А Иран сейчас союзник России. Поэтому предложения аль-Малики логичны и адекватны. Ирак хочет опереться на Россию в решении внутренних проблем.

Россия должна воспользоваться этим. Для нас это укрепление позиций на Ближнем Востоке. В Ираке есть нефть, у него важное стратегическое положение. Это важно для позиции России и в мировой и в ближневосточной политике. Россия должна принять эти предложения.

— Нет ли опасности для нас «увязнуть» в Ираке? В свое время об этом предупреждали в связи с Сирией…

— Конечно, принимать подобное предложение можно лишь после переговоров, соглашений по конкретным проектам. В первую очередь должно развиваться военно-техническое направление.

Говоря о целесообразности присутствия в Ираке полноценного российского военного контингента, надо предварительно понять: каким образом это военное присутствие будет осуществляться, какие будут цели? Например, военное участие в борьбе против курдов неприемлемо. А против ИГИЛ — да.

— Насколько серьезными можно считать предложения, исходящие от вице-президента аль-Малики?

— Да, есть мнение, что позиции вице-президента Ирака слабы. Но все-таки он вице-президент. И если даже хочет повысить таким образом свою роль и свою политическую устойчивость, то других сил, которые могли бы претендовать на руководство Ираком, на поверхности нет. Россия должна этим воспользоваться.

К тому же любые соглашения, если они будут заключены, подписаны будут от имени Ирака. Даже если руководство сменится, новые власти все равно окажутся вынужденными им следовать. Кроме того, сотрудничество с Россией, очевидно, будет в интересах любой другой власти в Ираке, поскольку наша страна стала играть значительную роль в мировой политике.

— Не столкнется ли Россия в этом случае с США в Ираке? Ведь наши позиции практически противоположны. Американцы ведут дело к независимому Курдистану, а значит и к расчленению Ирака.

— Это правда. Интересы США в Ираке, как и в Сирии, с нашими не совпадают. Поэтому противостояние в той или иной форме неизбежно.

В свою очередь военный эксперт Борис Рожин напоминает, что наращивание российского присутствия в Ираке не должно пойти в ущерб отношениям со стратегическим союзником в регионе — Ираном.

— Россия уже давно поставляет вооружение для иракской армии. Это вертолеты Ми-8 и Ми-28, танковые комплексы, бронетехника. Также работает объединенный информационный центр в Багдаде. То есть, какие-то военные контакты поддерживались. И ранее Но до масштабного военного присутствия, как в Сирии, не доходило.

Сейчас Аль-Малики предлагает России повысить уровень военного присутствия хотя бы до уровня Ирана. Поскольку центральной частью Ирака управляют шииты, Тегеран продвигает свои интересы через легальные институты. Это касается как иррегулярных формирований, так и частей Корпуса стражей исламской революции (КСИР).

Но у России там нет своих «прокси». Если нам заводить туда свои войска, то это будет или регулярная армия или ЧВК. Пока предложение аль-Малики не конкретизированы. Это могут быть военные советники, а может быть военная база где-нибудь в районе Басры.

С учетом того, что есть базы США в восточном Ираке, и там же находятся базы снабжения КСИР, через которые осуществляется снабжение как формирований на территории Ирака, так и формирований находящихся в Сирии, действительно становится тесновато. Тем более, что в Иракском Курдистане еще и турецкие военные базы.

Фактически Ирак расписывается в том, что он не контролирует собственную территорию и пытается уравновесить влияние других стран, чтобы играть на противоречиях между ними. Конечно, в Багдаде опираются на Иран. Но боятся его. И потому готовы иметь дело заодно и с США. А Россия им нужна, чтобы компенсировать американскую угрозу.

 — Соглашаться ли России на военное присутствие в Ираке?

— Если сделка с США по Сирии будет действовать, России не имеет смысл обострять отношения с Вашингтоном по всему Ближнему Востоку. Хотя эту «опцию» можно и сохранить за собой на случай ухудшения отношений с США.

Аль-Малики в Москве пообещают что-нибудь. Возможно, будут делать как с Хафтаром в Ливии — подкидывать оружие и смотреть, как станет развиваться ситуация. Достаточно заявлений о поддержке территориальной целостности Ирака и оборонных контрактов.

— В Ираке давно и прочно «сидят» США и вряд ли они уступят России эту страну. Какие рычаги влияния у Вашингтона? Почему там не противодействуют использованию Россией воздушного пространства Ирака для полетов своих бомбардировщиков в Сирию?

— До того, как нормализовались отношения с Турцией, полеты российских самолетов осуществлялись в основном через Иран и Ирак. Россия тогда получила разрешение от Багдада во многом благодаря Тегерану. Потом часть полетов пошла через Турцию. Москва диверсифицировала свои авиамаршруты.

Поэтому американцы помешать нам летать через Ирак не могли — влияние Ирана на минобороны Ирака мощнее. Даже несмотря на то, что сотрудники там ходят в американской форме и с их оружием. Все иракское военное руководство — шииты. Они напрямую взаимодействуют с иранскими структурами. Поэтому американцы и делают ставку на пешмергу и демонизирует Иран и его формирования в Ираке.

Так что России, увеличивая присутствие в Ираком, важно не повредить своим отношениям с Ираном.


* «Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

Источник

Фото ТАСС

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: