shadow

Курильская крепость Матуа прикроет камчатские «Бореи»

Бывшую японскую военную базу РФ превращает в «зону ограничения доступа» для американских «Томагавков»


shadow

На днях на крошечном необитаемом острове Матуа Курильской гряды (площадь около 52 квадратных километров) приступила к работе вторая экспедиция Министерства обороны РФ. К острову из Владивостока прибыл внушительный отряд военных кораблей и судов под командованием заместителя командующего ТОФ вице-адмирала Андрея Рябухина.

В составе отряда БДК «Адмирал Невельской», киллектор КИЛ-168 и спасательный буксир СБ-522. На их бортах около сотни исследователей и 30 единиц инженерной техники для обеспечения различных работ.

Ровно год назад первая подобная экспедиция на том же «Адмирале Невельском» уже побывала на Матуа. И руководил ею тоже вице-адмирал Рябухин. Специалистами было проведено более 1000 лабораторных исследований по физико-химическим и биологическим показателям, сделано более 200 измерений внешней среды, проведена радиационная и химическая разведка. Водолазы обследовали обе крошечные бухты этого клочка суши — Айну (максимальные глубины до 25 метров) и Ямато (глубины до 9 метров). В годы Второй мировой войны именно через них осуществлялось снабжение семитысячного японского гарнизона на Матуа, на котором располагалась крупнейшая и отлично оборудованная военная база императорской армии. Большинство ее оборонительных сооружений были вырублены в окрестных скалах и служили надежным укрытием для личного состава и боевых припасов.

Но главным на острове были не многочисленные артиллерийские доты и подземные туннели. Основное значение имел крупнейший по тем временам военный аэродром, позволявший японцам из этих мест контролировать с воздуха обширную часть Тихого океана и Охотского моря, а также большую часть островов Курильской гряды. Три забетонированных и обогреваемых термальными подземными источниками взлетно-посадочных полосы (ВВП) длиною в 1200 метров каждая делали аэродром практически всепогодным. Тем не менее, в 1945 году оборонявшийся здесь японский 41-й отдельный смешанный полк (численностью в три тысячи солдат и офицеров, остальной гарнизон к тому времени уже был эвакуирован) сдался советским десантникам без единого выстрела.

Несмотря на то, что после Второй мировой войны остров оставался практически безлюдным и советскими властями почти никак не использовался, как выяснилось, тот аэродром и сегодня в неплохом состоянии. Во всяком случае, российские военные вертолеты с лета 2016 года на него уже садятся. Способен ли аэродром острова после небольших реставрационных работ принимать еще и самолеты? А если — да, то каких типов? Это тоже в минувшем году выясняла экспедиция вице-адмирала Рябухина.

Цель столь беспрецедентной активности моряков-дальневосточников секретом не является. Впервые о ней в мае 2016 года на военном совете Восточного военного округа объявил генерал-полковник Сергей Суровикин: изучается возможность размещения на острове новой базы Тихоокеанского флота. Более того, 29 июня, когда работа первой экспедиции была еще в полном разгаре, некий неназванный источник в Минобороны РФ заявил РИА «Новости», что возведение объектов базы на Матуа начнется просто-таки в бешеном темпе — уже до конца 2016 года. Однако вопреки этим планам пока там так ничего и не происходит. Почему?

Известно, по крайней мере, об одной неожиданной проблеме, с которой столкнулось командование ТОФ: пресная вода. Когда здесь стоял японский гарнизон, воды на Матуа явно было вдоволь. Об этом свидетельствуют огромные бетонные резервуары, сохранившиеся в скалах. А также разветвленная сеть керамических труб, которая тянется от них к оборонительным сооружениям. Пока трубы, понятное дело, пусты. Как снова наполнить хитроумный японский водопровод, наши инженеры к сегодняшнему дню так и не выяснили. По словам вице-адмирала Рябухина, «мы еще не понимаем точно, что и куда втекало и откуда вытекало». А пока это является секретом, стройку на Матуа начинать нельзя. Танкерами и судами-водолеями ее потребностей в живительной влаге не удовлетворить.

Но все это, видимо, временные трудности и новую базу на этом острове наш флот все же когда-нибудь получит. Как представляется, важно попытаться понять, зачем она нам? И вообще что это будет за база?

Что можно сказать наверняка уже сегодня — для боевых кораблей и вспомогательных судов там могут быть только временные причалы. Причины не только в том, что бухты Айну и Ямато природой слишком открытые и недостаточно защищены от океанских ветров и штормов. Хотя в лоциях они и обозначены как возможные места якорных стоянок.

Главную проблему для создания полноценного пункта корабельного базирования, очевидно, представляет действующий на Матуа вулкан Сарычева высотой 1446 метров. Его сильные извержения за минувший век случались четыре раза, в 1928, 1930, 1946, 1976, одно извержение произошло в 2009 году. Тогда два потока раскаленной лавы сползли в океан, застыли и увеличили площадь острова сразу на полтора квадратных километра. Недаром на языке проживавших некогда в этих краях народа айнов Матуа — «маленький горящий заливчик».

Но и вулкан — не единственная проблема для Матуа. Это район повышенной сейсмической активности. Регулярные могучие землетрясения вызывают разрушительные цунами. Скажем, мощнейшее в истории современных Курил Симуширское землетрясение, случившееся 15 ноября 2006 года, обрушило на остров гигантскую волну, местами достигавшую высоты 20 метров. Что, видимо, сравнимо с последствиями близкого подводного ядерного взрыва. Что осталось бы в этом случае от причалов и наших кораблей на Матуа?

Таким образом, новый пункт корабельного базирования ТОФ на Матуа мы построим вряд ли. Тогда во имя чего сыр-бор? Восстановим военный аэродром? С учетом построенных еще японцами трех замечательных ВПП, их возвращение к жизни, очевидно, не потребует больших усилий. Но длина каждой, как было сказано, по 1200 метров, ширина — 80 метров. Чтобы посадить даже вертолетный полк этого более чем достаточно. Для истребителей типа Су-27, Су-35 и МиГ-29 — тоже. А вот, допустим, для тяжелых бомбардировщиков Ту-22М3 маловато будет, полосы удлинять придется практически в два раза. Но ведь именно в посадке сюда российской Дальней авиации видят главный смысл новой военной базы на Матуа большинство российских военных экспертов. Потому что в этом случае в пределах досягаемости наших тяжелых бомбардировщиков окажется тихоокеанское побережье Соединенных Штатов. А значит вылетать на патрулирование «штатовских» рубежей смогут не только «стратеги» Ту-95МС и Ту-160. Круг потенциальных угроз американцам со стороны России окажется значительно шире.

На этот счет полон оптимизма бывший главнокомандующий Военно-Воздушными силами РФ генерал армии Петр Дейнекин: «Что касается аэродрома на Матуа, то в настоящее время он маловат для обеспечения полётов тяжелой авиации. Но в дальнейшем будет сделано всё для того, чтобы этот аэродром превратился в авиационную базу».

Вопрос только в том, позволит ли это рельеф местности? Ведь хотя бы одну полосу для Ту-22М3 придется удлинять более чем вдвое — до 3−3,5 км. При максимальной длине острова в 11 километров и ширине в 6,4 километра это может оказаться проблемой. Особенно если учесть, что значительную часть территории занимает вулкан Сарычева. Наверняка и над решением этой проблемы сегодня бьется экспедиция вице-адмирала Рябухина.

Между тем, даже если не получится «посадить» на Матуа российскую Дальнюю авиацию и дело ограничится только истребителями, большой смысл в новой островной базе все равно будет. Потому что границы наших возможностей по воздушному прикрытию базы атомных подводных ракетных крейсеров стратегического назначения, в том числе и новых «Бореев», в Вилючинске (Камчатка) тоже прилично раздвинутся.

Ведь сегодня задача истребительного прикрытия Камчатки возложена главным образом на 865-й отдельный авиаполк, который летает на перехватчиках МиГ-31. Полк базируется на аэродроме Елизово под Петропавловском-Камчатским. А Матуа — это примерно 700 километров к юго-западу от самолетных стоянок 865-го отдельного полка. Соответственно, в этом направлении к центру Тихого океана на столько же будет сдвинута дальняя граница потенциального перехвата средств воздушного нападения противника. Выигрыш во времени и пространстве для нас в случае внезапного нападения более чем внушительный.

Нечего и говорить, что то же самое на Матуа наверняка будет проделано и с комплексами противокорабельных крылатых ракет «Бастион», «Бал», а также зенитно-ракетными системами С-400 «Триумф». С прошлого года такое оружие уже развернуто на Камчатке, что тут же вызвало вполне понятную резкую реакцию в США и Японии. Там обеспокоенно заговорили, что на полуострове Россия создает очередную «зону ограничения доступа A2/AD», как такие районы называют в Пентагоне.

До сих пор считалось, что «зоны A2/AD» нами уже созданы в Калининграде, Крыму, под Санкт-Петербургом, Мурманском, Ереваном и в сирийском Тартусе. Но все это на северо-западном, западном и юго-западном направлениях. Теперь пришла очередь российского Дальнего Востока. К прежнему перечню заокеанским стратегам приходится плюсовать и Камчатку. Однако если нам удастся быстро превратить в крепость еще и остров Матуа, даже оборона базы российских атомных ракетных крейсеров станет глубокоэшелонированной. И близко подобраться к полуострову безнаказанно не получится.

Источник

Фото ТАСС

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

1

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: