shadow

Додоново царство

Президент Молдавии Игорь Додон буквально не вылезает из Москвы. Вероятно, скоро мы узнаем о новой геополитической победе


shadow

Молдавия — это крошечное постсоветское (преимущественно аграрное) государство с населением около 3,5 млн человек (реально постоянное — порядка 2,5 млн), во главе которых с 23 декабря 2016 года стоит президент Игорь Додон.

Чтобы было лучше понятно о чем далее пойдет речь, укажем, что Молдавия — парламентская республика (поэтому президент далеко не всесилен). И немного об экономике. ВВП на душу населения у нее около двух с небольшим тысяч долларов (это как на Украине), поэтому процветает «гастарбайтерэкономика» — около миллиона молдаван регулярно находится на заработках в других странах (Евросоюз и РФ). Однако, в последние годы Молдавия весьма серьезно интегрируется (в том числе, благодаря поддержке Румынии) в Евросоюз.

Ежегодно эта страна получает от ЕС, Румынии и США до 300−400 млн долларов финансовой помощи в виде кредитов и грантов. Внешняя торговля Молдавии также перестроилась и страна все меньше зависит от северо-евразийских «партнеров»: в ЕС страна поставила в 2016 году продукции на 1,3 млрд евро (73% от всего объема экспорта), а в РФ — только на 200 млн евро (11%). В 2014 году Молдавия получила «безвиз» и заключила с Евросоюзом соглашение об ассоциации (схожее стало предметом недетского ломания копий в соседней Украине). В ближайшие годы Молдавия также решит вопрос с закупками газа у РФ (сейчас страна на 100% зависит от «Газпрома»). При этом общая задолженность Молдавии за газ достигает 6,5 млрд долларов, из которых 5,8 млрд долларов приходится на Приднестровье («Газпром» считает эту территорию частью Молдавии и поставляет туда газ частично бесплатно, вешая долги на Кишинев).

ЕС уже принял решение полностью интегрировать Молдавию в единый энергетический рынок, формируемый в рамках Энергетического сообщества. Это приведет к тому, что «Газпром» в ближайшее время может быть вытеснен из молдавской газотранспортной системы из-за положений о разделении бизнеса по продаже и транспортировке газа. Кроме того, до 2019 года будет закончено строительство газопровода из Румынии, который покроет потребности Молдавии в газе. Строительство ведется на средства гранта ЕС и льготные кредиты от ЕБРР в размере 120 млн евро.

Возникает вопрос, а зачем тогда президенту Додону нужна такая необычная, на первый взгляд, дипломатическая активность в отношениях с РФ? Додон за последние пять месяцев в Москве стал наиболее частым гостем из глав иностранных государств. Его настойчивость попросту не с кем сравнивать. Последние визиты молдавский президент нанес на 9 мая и затем уже принял участие в Петербурском международном экономическом форуме. Конечно, Додон в рамках визитов решил со своим российским коллегой вопросы об амнистии для молдавских гастарбайтеров, на рынок РФ были допущены молдавские вина, обсуждаются вопросы применения технических регламентов, но все это мелочевка. Тем более, что Молдавии не удастся совмещать членство сразу в двух торговых зонах (ЕС и ЕАЭС).

По всей видимости, господин Додон выступает «тараном», который попробует решить самую важную и самую застарелую проблему — Приднестровье (Приднестровская Молдавская Республика, ПМР). И хотя лидеры непризнанного Приднестровья крайне осторожно отнеслись к идеям бойкого молдавского президента-социалиста, Игорь Додон продемонстрировал потрясающую гибкость на пути объединения ПМР и Молдавии:

— Я готов на любые компромиссы, для того, чтобы объединить страну. Нужно оставить вот все, что у них есть. Я вообще сторонник того, чтобы ПМР в составе Республики Молдова сохранила все, что у них есть. За исключением общей границы, общей бюджетной системы, банковской, армии. А так — свой парламент, свой премьер, свой президент, свой флаг, свой гимн, — заявил он. Поскольку война между Приднестровьем и Молдавией в 1992 году длилась буквально несколько дней, то людей кровь не разделила.

— Нужно садиться за стол переговоров и смотреть, какой статус будет. И я уверен, что и Россия на это пойдет. И наши партнеры западные пойдут на это. Я в Брюсселе этот вопрос тоже обсуждал. Нужно просто садиться и проблему решать. Тем более что у нас нет тех проблем, которые есть, к примеру, у Азербайджана с Арменией. Мы живем вместе, — резюмировал Игорь Додон.

Впрочем, без РФ добиться тут ничего нельзя.

Насколько удастся ему уговорить Москву надавить на ПМР и заставить непризнанную республику стать частью Молдавской федерации? Для Москвы Приднестровье всегда было не пойми чем: то ли стратегическим анклавом для чего-то, то ли просто очередной «постсоветской» национальной загогулиной, вылезшей наружу после краха СССР. С одной стороны в Приднестровье местное население активно получало российские паспорта (их имеют около 213 тысяч человек из 500 тысяч населения республики), с другой — Москва предпочла не заметить референдум в ПМР в 2006 году о вхождении в состав России. Ибо это не сакральный Крым, где проводился референдум по некоему «международному закону», а так — вольное творчество на местах…

Объединение двух «молдавий» дало бы определенный синэргетический эффект, что позволило бы укрепить местную экономику. Тем более, что сотни компаний и предприятий ПМР, например, уже работают как «молдавские», будучи формально зарегистрированы на территории Молдавии. Это позволяет им экспортировать свою продукцию в Еврросоюз, на который вместе с Молдавией приходится до 80% всего экспорта (на РФ и страны ЕАЭС — лишь 15%). Большим препятствием служит «газовая» задолженность в 6,5 млрд долларов — «Газпром» славится склочным характером и готовностью поднимать скандалы, которые в конечном итоге никаких бонусов корпорации не приносят. Вероятно, газовые долги и обсуждаются так долго.

Удастся ли Додону, который, естественно, преследует молдавские национальные и прагматичные цели (а ради них можно и георгиевскую ленточку нацепить, и поругать Евросоюз), провести мега-сделку и подписать Приднестровье на вхождение в состав федерации — покажет ближайшее время. Если Кишинев опять не добьется своего (как это было в начале 2000-х годов), то в запасе могут остаться еще два варианта. Первый — признать ПМР независимым государством и «катитесь куда хотите». Но сам Додон отмел подобный исход. Для молдавских националистов (а Игорь Додон хоть и участвовал в Коммунистической, а затем Социалистической партии Молдавии, но в первую очередь — он националист) это исключенный вариант.

А вот вторая возможность более реальна. Она означает силовое решение проблемы и ввод полноценной экономической блокады непризнанной республики. Последний вариант загоняет Москву и Тирасполь буквально в цейтнот: Молдавия и Украина уже приступили к реализации совместного контроля за границами ПМР. Еще полгода или год с небольшим, и Киев с Кишиневым смогут полноценно заблокировать Приднестровье под каким-нибудь внешне благовидным предлогом. Москва вряд ли сможет помочь Приднестровью в такой ситуации. Эта позиция в торге Кишинева с Тирасполем, который также активизировался в последние месяцы, негласно присутствует.

Если такой расклад объективен, то, кажется, эпоха «независимости» Приднестровья плавно подходит к своему концу.

Источник

Фото ТАСС

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: