shadow

Экспортный Су-35: забыть китайскую грамоту

Пилоты ВВС НОАК даже показания бортового оборудования будут получать на русском языке


shadow

Военно-воздушные силы Китайской народной республики получат 24 машины практически в той же модификации, что и ВКС России, говорится в отчете госкорпорации «Ростех» за 2016 год, выдержки из которого на днях опубликовал «Интерфакс-АВН».

Согласно документу, в октябре 2016 года Россия и Китай согласовали облик и комплект поставки истребителей Су-35, системы и комплектующие для которых производят холдинги «Ростеха».

Отметим, что еще в 2016 году заместитель гендиректора КРЭТ Гиви Джанджгава в интервью СМИ заявил, что единственным отличием китайской версии будут интегрированные в бортовой комплекс блоки китайской спутниковой навигационной системы BeiDou, при этом способ отображения данных останется российским. Тогда он отметил, что в полностью «стеклянной» кабине Су-35 — представляющей собой несколько дисплеев, которые настраиваются для отображения необходимых в конкретный момент данных, — пояснения к показаниям приборов и команды, продублированные иероглифами, оказались нечитаемыми. После консультации с китайскими специалистами было решено оставить дисплеи с кириллицей.

Напомним, в 2015 году Китай официально стал первым зарубежным заказчиком российских многофункциональных истребителей Су-35. Всего ВВС Китая получат 24 машины общей стоимостью около двух миллиардов долларов. До этого Су-35 эксплуатировали только отечественные ВВС. В апреле глава Объединенной авиастроительной корпорации Юрий Слюсарь сообщил в интервью телеканалу «Россия 24» (ВГТРК), что в 2017-ом в Китай в рамках контракта будет поставлено 10 «тридцать пятых». В феврале 2017 года стало известно, что Россия уже передала первую партию из четырех истребителей ВВС НОАК.

Возникает вопрос: насколько оправдано поставлять ВВС НОАК истребители в «той же модификации», что и для российских ВКС, если тяга китайцев к «заимствованиям» общеизвестна?

Планер самолета — это константа, а вот внутреннее содержание может и должно меняться в зависимости от заказчика. По идее, заказанные Минобороны России самолеты должны быть самыми передовыми, а на экспорт идти с загрубленными характеристиками, отмечает заместитель директора Центра анализа мировой торговли оружием (ЦАМТО) Владимир Шварев.

— У любого продукта, который поставляется за рубеж, есть утвержденный так называемый паспорт экспортного облика (ПЭО). Я сильно сомневаюсь, что самолеты для ВКС РФ и ВВС НОАК идентичны. Они должны отличаться, потому что поставка на экспорт самолета или бронетехники — это все-таки передачи товара иностранному заказчику, который может распознать и почерпнуть для себя какие-то решения, что в перспективе может повредить продавцу. Скажем, в технике могут быть реализованы те же подходы по более низким ценам, и предложены на рынке тех стран, для которых стоимость вооружения имеет ключевое значение.

В случае с Су-35, не имея конкретной информации, сложно гадать, чем самолеты могут отличаться, но какие-то, может быть, и незаметные отличия, в бортовом радиоэлектронном оборудовании должны быть. Иначе получается, что в составе российских ВКС и ВВС НОАК будут одинаковые по своим характеристикам истребители, а это — довольно спорное и странное решение, даже несмотря на развивающиеся отношения между Россией и Китаем.

Традиционная экспортная модификация имеет несколько сокращенные и ослабленные характеристики, — это факт, который не особо обсуждается. Например, систему государственного радиолокационного опознавания («Свой-чужой») ни в коем случае никому на экспорт не передают, отмечает исполнительный директор агентства «Авиапорт» Олег Пантелеев.

— Принципиальный вопрос в другом: если, допустим, сделки по Су-30МКИ (с Индией) или другим экспортным модификациям подразумевали достаточно глубокую модернизацию борта, то есть установку и интеграцию значительного количества систем, которые выбирал заказчик, то в данном случае заказчика интересует то, что могут ему предложить предприятия российской авиационной промышленности, поставщики оборудования. С этой точки зрения лично я не вижу никаких проблем и рисков для российского ВПК. Кроме того, традиционный подход, связанный с некоторым загрублением характеристик, здесь также присутствует, но он подразумевает те вещи, которые не имеет смысла анонсировать на уровне руководства госкорпорации…

Все прекрасно понимают, что Китай заимствовал, заимствует и будет заимствовать технологии до тех пор, пока есть игроки, которые поставляют ему более передовые решения, чем те, которыми располагает КНР. С другой стороны, мы видим, что есть некоторые сложные технические системы, где нельзя получить аналогичные характеристики, просто скопировав геометрические размеры чего-либо. Это касается и некоторого довольно специфического программного обеспечения и т. д. Соответственно, и у нас, и у китайцев есть понимание того, что прямое копирование «в лоб» не позволяет получить аналогичный результат «на выходе».

— На ваш взгляд, в чем ценность Су-35 именно для Китая?

— Во многих материалах, которые были посвящены анализу перспективных военных программ Китая, наблюдатели сходятся в том, что китайский тяжелый истребитель пятого поколения J-20 в большей степени предназначен для борьбы с авианосными ударными группами ВМС США. А вот нишу под решение задач, связанных с завоеванием превосходства в воздухе на относительно дальних подступах, китайские военные планируют отдать Су-35.

Это машина, с одной стороны, обладает большим запасом по дальности, то есть рубежи, на которых она может противодействовать авиации противника, достаточно далеко отодвинуты от материка. С другой — «тридцать пятые» способны вести воздушные бои с самыми современными истребителями, стоящими на вооружении вероятного противника. Причем не только дальние — с использованием мощной РЛС и достаточно дальних ракет, но и ближние — вплоть до подключения пушечного вооружения.

В совокупности всех факторов Су-35 для ВВС НОАК — это некоторое нишевое решение, которое, насколько мы можем судить, не подразумевает использование машины в качестве противокорабельной или многоцелевой машины, способной работать «по земле». Но в плане завоевания превосходства в воздухе, а тем более на дальних подступах, эти машины могут быть для Пекина наиболее эффективным решением.

Ведущий научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН, специалист по китайскому ВПК Василий Кашин отмечает, что в настоящее время характеристики идущей на экспорт техники существенно не снижаются, а если и имеют место, то остаются «за кадром».

— Практика сильного загрубления поставляемых на экспорт вооружений и военной техники была характерна для СССР и, на мой взгляд, дорого обошлась Советском Союзу и его партнерам… На протяжении 90-х и «нулевых» годов наши оружейники вообще поставляли на экспорт более современную технику, чем та, которая была в собственных войсках. Сейчас при определении облика и комплекта с инозаказчиком техники ее характеристики сильно не снижаются. Если загрубление и есть, то не существенное, и, как правило, об этом мало кто знает.

В случае с Су-35, с точки зрения «Ростеха», самолет для внутреннего пользования (по заказу Минобороны РФ) и экспортный вариант действительно практически одинаковы, потому что состав радиоэлектронного оборудования тот же. Если туда и внесены какие-то изменения, то с точки зрения госкорпорации и ее отчетности это — малозначительные детали.

 — На ваш взгляд, китайские специалисты могут «заимствовать» что-то в целях совершенствования своих истребителей?

— Наиболее серьезное отличие Су-35 от прочих вариантов на платформе Су-27 — это двигатель АЛ-41Ф1С и радиолокационная станция Н035 «Ирбис», которые крайне трудно скопировать, просто изучив образец. Понятно, что китайские инженеры и конструкторы будут серьезным образом изучать приобретенные самолеты и что-то явно почерпнут для себя. Но этот процесс не быстрый, а мы за это время будем иметь возможность инвестировать полученные средства в собственные разработки.

Кроме того, если говорить о радиолокационной станции «тридцать пятого», то при всех ее высоких возможностях, довольно трудно сказать, насколько она будет ложиться в китайскую концепцию развития авиационных РЛС. Китайцы в последнее время устанавливают на все свои самолеты радиолокационные станции с активной фазированной решеткой (АФАР), а на Су-35 стоит очень мощная РЛС, но с пассивной фазированной решеткой (ПФАР). Поэтому не факт, что локатор с ПФАР будет укладываться в их потребности.

Справка 

Су-35 — глубоко модернизированный сверхманевренный многофункциональный истребитель поколения «4++», построенный на основе истребителей семейства Су-27/Су-30. В нем использованы технологии пятого поколения, обеспечивающие превосходство над истребителями аналогичного класса.

Отличительными особенностями самолета являются новый комплекс авионики на основе цифровой информационно-управляющей системы, интегрирующей системы бортового оборудования, новая радиолокационная станция с фазированной антенной решеткой с большой дальностью обнаружения воздушных целей и с увеличенным числом одновременно сопровождаемых и обстреливаемых целей, новый двигатель с увеличенной тягой.

Источник

Фото ТАСС

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: