shadow

Президентский сюрприз: Трамп поставил американские СМИ в неловкое положение


shadow

Противники Трампа не знают, как реагировать на авиаудар США по Сирии. И не понимают, что президент будет делать дальше.

Переобулись

«Если я и решу атаковать Сирию, то сделаю это неожиданно, а не буду заранее растрезвонивать по СМИ как идиот», — обещал Трамп еще в 2013 году. И сейчас свое слово сдержал. Идиотами же выглядят именно американские СМИ.

Во-первых, потому, что, как верно отмечают некоторые комментаторы, удар Трампа по Сирии был, скорее, ударом по «коллективному CNN» — своре либеральных СМИ, которые систематически и целенаправленно облаивали нынешнего президента по любым поводам, в том числе и в связи с его бездействием по Сирии.

Теперь эти хейтеры Трампа вынуждены в прыжке переобуваться и делать неслыханное – хвалить хозяина Белого дома.
«Менее чем за неделю дипломатия Трампа преодолела световые годы в своем развитии. Он не просто вернулся к позиции Обамы по Асаду, но и перепрыгнул ее. Также возникает ощущение, что Трамп наконец-то вернулся к нужному варианту разговора с Россией, к которой он раньше относился гораздо мягче, чем другие американские президенты», — пишет редактор CNN Ник Робертсон.

Теперь эти хейтеры Трампа вынуждены в прыжке переобуваться и делать неслыханное – хвалить хозяина Белого дома.

«Менее чем за неделю дипломатия Трампа преодолела световые годы в своем развитии. Он не просто вернулся к позиции Обамы по Асаду, но и перепрыгнул ее. Также возникает ощущение, что Трамп наконец-то вернулся к нужному варианту разговора с Россией, к которой он раньше относился гораздо мягче, чем другие американские президенты», — пишет редактор CNN Ник Робертсон.

Вынуждены были похвалить Трампа и его противники в Конгрессе, в частности, —  лидеры демократов в Сенате Чак Шумер («это было правильное решение») и в Палате представителей Нэнси Пелози («это был пропорциональный ответ»).

Тем самым они серьезно подрывают основы всей антитрампистской кампании, предполагающей именно постоянную критику Трампа за все, что оно делает, позиционирование его «черной» стороной в политической дихотомии. Кроме того, левые общественные критики, вовлеченные в войну демократов против Трампа как «разжигателя войны», рассматривают лидеров «ослов» как переметнувшихся в лагерь президента.

Во-вторых, они до сих пор не понимают смысла поступка хозяина Белого дома. «Даже при президенте, позиционирующем себя хладнокровным прагматиком, моральные грани лидерства нашли способ осесть в Овальном кабинете. Эмоциональная дистанцированность Дональда Трампа оказалась пробита простыми и неизгладимыми из памяти картинами страдающих детей в сирийском Идлибе», — пишет корреспондент The Washington Post Дэвид Игнациус.

«Трамп всегда был против вовлечения в дела Ближнего Востока, говорил, что это будет лишь помогать нашим врагам и создавать новые волны беженцев. И вот теперь он увидел картинку по телевизору», — утверждает консервативный журналист Энн Колтер.

Однако идея о том, что Трамп принял решение об ударе по Сирии из-за фоток страдающих детей не соответствует логике, ведь в этом случае он бы разбомбил скорее оппозицию (ведь даже Маккейн, наверное, понимает, что химическое оружие в Идлибе принадлежало не Асаду). Она не соответствует и реалиям процесса принятия решений в США, где у президента нет полномочий Ким Чен Ира.

Каким бы импульсивным ни был бы Трамп, он не станет предпринимать такие действия с кондачка, в ином случае он никогда не смог бы создать бизнес-империю.

Другие эксперты пишут, что никакого кондачка не было, а имела место эволюция подхода Тармпа ко внешней политике. И теперь так будет всегда. «Это была первая проверка Трампа на мужество с тех пор, как он стал президентом. И Трамп показал, что будет давать свой ответ на все события, которые происходят в мире… что его твиты периода президентства Обамы и четкие заявления об изоляционизме в ходе предвыборной кампании изжили свое. Он теперь действует не как циничный реалист, а как — осмелюсь ли я такое сказать — неоконсерватор», — отмечает известный американский консервативный журналист Джон Подгорец.

«Трамп продемонстрировал, что его внешняя политика отличается от той, которую проводил его предшественник – она более агрессивная и авантюристская. Не за это Трамп выступал в ходе кампании»,  — пишет редактор The American Conservative Роберт Мерри.

Читать и понимать

Однако прежде чем хоронить внешнеполитическую доктрину Трампа, ее было бы неплохо прочитать.

В ней Трамп не только говорит о том, что пора заняться Америкой, но и добавляет, что в случае вызовов для США (а история с химическим оружием была именно вызовом, и даже не столько для Штатов, сколько для Трампа) необходимо отвечать жестко и решительно.

К тому же Трамп (по крайней мере, на момент сдачи статьи) не похоронил ключевой другой пункт своей стратегии, касающийся отказа от смены режимов. Его заявления о том, что «теперь мы не заточены на свержении Асада» до сих пор не дезавуированы.

Судя по всему, уже в ближайшее время американские СМИ поймут ограниченность действий Трампа, и будут требовать от него продолжения ближневосточного банкета.

Энтони Блинкен, занимавший пост замгоссекретаря при Обаме, предлагает Трампу проводить «умную дипломатию». А именно — сочетать более активное вмешательство в сирийскую гражданскую войну, увязку будущего российско-американской антитерроритической кампании с отказом Кремля поддерживать Асада, убедить Москву понять и простить авиаудары и т.п.

То есть заниматься тем, на чем погорела администрация Обамы – втягиваться в сирийскую заваруху без инструментов влияния и вопреки американским национальным интересам, которые заключаются в а) уничтожении ИГ* без разницы чьими силами и б) обеспечении безопасности государства Израиль от угроз со стороны исламистов или аятолл.

Причем интерес «б» гарантируется не свержением Асада и ограничением влияния Москвы, а наоборот – сохранением у власти в Сирии вменяемого президента (который и раньше демонстрировал готовность выйти из-под иранского влияния), а также усилением присутствия России в Сирии как контрбаланса Ирану.

И вот тогда наступит время настоящего теста внешней политики Трампа, а также его адекватности и готовности исполнять обязанности главы самой мощной державы мира.

Если Трамп пойдет на поводу у Блинкена и его единомышленников, то он фактически будет реинкарнацией Буша, причем с куда менее благоприятными вводными (совокупная мощь Америки в виде экономики, имиджа, внутреннего единства и армии в 2001 году была выше, чем в 2017) и большей импульсивностью.

Если же Трамп останется Трампом, и нынешний удар по Сирии станет единичным шагом для реализации тактических задач (отвлечь СМИ, доказать крутизну американским избирателям и лидеру КНР Си Цзиньпину, который был с визитом в США в этот момент), то тест можно считать пройденным.

*Террористическая организация, деятельность которой запрещена на территории РФ

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: