shadow

Взрывной эффект: приведет ли теракт в метро к государственному террору

Эксперт: власть не станет использовать трагедию в своих корыстных целях


shadow

Террористический акт, совершенный в понедельник в петербургском метро и унесший жизни 14 человек, стал, безусловно, главным событием уходящей недели. Но теракт в России, увы, еще больше, чем просто теракт. Он часто становится поводом для крайне жестких решений.

Один из вопросов, повисших в воздухе: изменит ли трагедия предвыборную политическую повестку? Проще говоря: станет ли взрыв в вагоне метро для власти поводом для «закручивания гаек»? Свои варианты ответа представляют профессор НИУ ВШЭ, политолог Олег Матвейчев и независимый политик, кандидат в мэры Москвы Дмитрий Гудков.

 Олег Матвейчев: «Оппозиция должна подумать о собственной безопасности»

— Олег Анатольевич, из лагеря сторонников власти довольно часто можно слышать сегодня призывы «разобраться» с митингующей «пятой колонной». Некоторые прямо называют Навального и его соратников «политическим крылом террористов». Может ли власть последовать таким рекомендациям и пойти на ужесточение линии в отношении оппозиции?

— С моей точки зрения, ужесточение линии в отношении несанкционированных митингов просто обязательно должно произойти. Наше законодательство здесь слишком либерально, не соответствует законодательству развитых стран. Если мы посмотрим на Америку и Европу, то там для участников и организаторов незаконных акций предусмотрены и гораздо большие штрафы, и реальные сроки заключения. На год, на два, даже на 10 лет можно сесть. Речь идет в первую очередь о безопасности наших граждан. Если митинг санкционирован, то к нему готовятся и пожарные, и полиция, и «скорая помощь». В этом смысле власть берет на себя обязанность охранять людей. Проникнуть террористу на территорию санкционированного мероприятия довольно трудно. Если же митинг незаконный, то представьте себе: он широко анонсируется, на него приходят люди, а потом в толпе срабатывают вот такие же взрывные устройства. Власть не способна будет подготовиться к этому. Поэтому все незаконные митинги мы должны очень жестко ограничить. Ну а на какие-то политические права граждан — на высказывание своего мнения и так далее, — наверное, покушаться не стоит.

— Незаконные митинги — следствие того, что власть по тем или иным причинам отказывается согласовывать заявки оппозиции. Может быть, решением проблемы было бы почаще легализовывать, разрешать такие акции?

— Понимаете, власть же не просто отказывает оппозиции. Она предлагает те места, которые более удобны. Где акции не мешали бы движению, куда можно было бы, условно говоря, подогнать в случае необходимости «скорую помощь». Но оппозиция на такие места не соглашается. Ей обязательно нужен центр города, чтобы там абсолютно всем мешать. Но оппозиция должна серьезно задуматься. Чтобы не превратиться в «сакральную жертву». Мы же видим, как террористы могут воспользоваться ситуацией. Как только они узнали о визите Путина в Петербург, моментально организовались и послали смертника. Если они услышат, что кто-то собирается гулять тысячными толпами по Тверской, по Невскому, неважно где, они тут же пошлют туда такого же смертника. И что мы будем с ним делать? Это не шутки.

— Некоторые депутаты Госдумы предлагают вообще на какое-то время отменить уличные акции. Может дойти до этого?

— Если потребуется, если на митингах что-то такое будет происходить, то можно пойти и на это. Но пока вполне достаточно изменить законодательство об уличных акциях. Довести его до примерно тех норм, которые существуют в цивилизованных странах.

— Но, насколько известно, особых проблем с проведением мирных ненасильственных акций ни в Европе, ни в Америке не возникает.

— Еще как возникают. Мы же видим то и дело эти разгоны — с использованием водометов, шумовых гранат, с жесткими задержаниями. Никто вам не разрешит митинговать в Париже на Елисейских Полях или в Берлине возле Бранденбургских ворот. Центр города нигде под митинги не предоставляется. Для этого существуют разные гайд-парки, находящиеся в стороне. Чтобы не портить, как говорится, атмосферу ни туристам, ни жителям.

— Но запрет на акции может стать дополнительным стимулом для активизации протестных настроений оппозиции…

— Ну, если в оппозиции есть идиоты, готовые стать жертвами террористических актов, пускай выступают. Но мне кажется, повторю, что лидеры оппозиции должны думать в первую очередь о своей собственной безопасности и безопасности своих сторонников. Ведь на митинги ходят в том числе и дети.

— Меняет ли теракт предвыборную политическую активность?

— Когда президентские выборы будут объявлены, возникнет совершенно другая повестка. Мы увидим, кто будут кандидаты, с какими программами они выйдут. До этого у нас еще много месяцев, а за это время очень многое может случиться. Будет встреча Трампа и Путина, которая может сильно повлиять на какие-то важные векторы. Неизвестно, что будет с Украиной, которая находится в преддефолтном состоянии. Словом, пока говорить о предвыборной повестке преждевременно: все может несколько раз поменяться. Но мы должны сделать выводы из того, что произошло. И главный вывод: незаконные скопления граждан — это приманка для террористов.

Дмитрий Гудков: «Власть не будет использовать теракт для оправдания репрессий»

— Не хочу гадать, кто именно устроил теракт в Петербурге. Тасуя обсуждаемые версии в любом порядке и приводя равновероятные аргументы, правды все равно не добьешься. Поэтому остается лишь выразить соболезнования близким жертв теракта, подумать о тех, кто сейчас находится в больницах, и попытаться оценить последствия для общества. Первый вывод на поверхности: никакого доверия у власти к обществу нет. Это известно давно, тысяча задержаний при случае ситуацию лишь подтверждает, но первая реакция после теракта показательна. Сразу же из темных щелей вылезают депутаты с запретительными идеями. Кто-то, выслуживаясь, требует запретить митинги, вообще все. Кто-то «мудро» требует ввести смертную казнь для террористов-смертников (один из инициаторов идеи — глубоко православный спикер питерского парламента Вячеслав Макаров). Ну а там уже на подходе и откровенные юмористы от законодательной власти, раньше присылавшие вместо себя на заседания парламента картонные силуэты, а теперь придумавшие вход в соцсети по паспорту. Одним словом, креатив бьет, но он, очевидно, не организован. Общее направление при этом понятно и привычно: держать и не пущать.

Чуть собравшись с мыслями, власть выдает уже официальную реакцию: согнать на митинг в память о жертвах терактов массовку, чтобы она скорбела по приказу за 400 рублей. Поверить в то, что люди могут выйти на площадь в знак памяти сами, в Кремле, конечно, могут, но этого-то и боятся. Сначала выйдут скорбеть, потом начнут задавать вопросы, а там уже никаких «космонавтов» не хватит. Поэтому проще и надежнее снять на телекамеры проверенные, профессиональные кадры. «Инициативники» не нужны. Но как раз это неверие в то, что мы сами можем выйти в память, и должно оскорблять — нас. Французы могут, турки могут, а россияне — нет. Впрочем, правда: выйти сами мы как раз формально и не можем. Запрещает закон о митингах, тоже в свое время оправдывавшийся заботой о безопасности. При этом никаких других мер — репрессивных или всерьез направленных на борьбу с терроризмом — я не вижу. Создается полное ощущение растерянности власти: как же так, гайки закручены, список НКО-иноагентов каждый день пополняется, Путина в помаде в разряд экстремистских картинок занесли — а все равно не помогло. Что не так-то, почему взрыв, откуда?

И как бы так объяснить, что борьба с обществом и борьба с терроризмом — это две совершенно разные истории.

Что будет дальше? Подсказывать Администрации президента — дело неблагодарное. Можно лишь вспомнить, что после теракта в Беслане отменили выборы губернаторов (связи с тех пор найти никто так и не смог), а после взрывов домов к власти пришел специалист по замачиванию в сортирах. Власть сейчас устроена так, что для новых репрессивных мер ей не нужен повод. Все «пакеты Яровой» и уголовные дела за репосты возникали без внешних причин и на ура протаскивались через послушный парламент. Так что терактом могут и не воспользоваться: это раньше для очередного удара по обществу требовалось ширма, а теперь механизм отработан, и полузадушенные борцы за права и свободы никого не остановят. Можно лишь напомнить, что тот же «пакет Яровой» принимался для борьбы с террористами — во всяком случае, на словах, так как массовая слежка за гражданами и преследования за веру к безопасности отношения не имеют.

Будет ли власть использовать питерский теракт в своих целях? Нет. Мы дошли до той точки, в которой оправдывать очередные репрессии уже не нужно: привычка — вторая натура.

Источник

Фото MK

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: