shadow

Рынок открыт: газ для латвийских потребителей станет дороже


shadow

Латвия официально открыла свой газовый рынок. Конкуренция поставщиков снизит цены и повысит энергобезопасность, рассказывают апологеты реформ.

Но проблема в том, что конкурировать на латвийском рынке природного газа некому, «голубое топливо» останется газпромовским. А вот издержки на содержание инфраструктуры, которые ранее распределялись внутри монополиста Latvijas gāze, будут переложены на плечи потребителей.

В Латвии официально открылся рынок природного газа. В понедельник 3 апреля в силу вступили нормы Закона об энергетике, предусматривающие либерализацию рынка «голубого топлива». До 15 июня юридические лица, потребляющие газ, должны заключить договор с одним из поставщиков. О готовности выступить в качестве такого поставщика уже заявили 15 компаний, среди которых и две литовские: Lietuvos Duju Tiekimas и Litgas.

В случае, если новый договор заключен не будет, потребители, как и прежде, будут получать «голубое топливо» от предприятия Latvijas gāze в соответствии с текущими тарифами. Поставлять природный газ связанным потребителям по установленной Комиссией по регулированию общественных услуг цене Latvijas gāze обязано до 2019 года.

Либерализация рынка природного газа — общеевропейский тренд, движение к построению единого внутреннего энергорынка ЕС.

На практике эта идея стала воплощаться уже во второй половине 90‑х годов, с принятием Первой энергетической директивы (96/92/ЕС). В 2003 году появилась директива второго поколения, которая ставила оптимистическую задачу открыть европейские энергетические рынки к 1 июля 2007 года. Не удалось. Уровень конкуренции на еэсовских газовых рынках оказался недостаточным.

В 2009 году из-под пера евробюрократии выходит Третий энергопакет (ТЭП) — формально последний шаг в деле создания единого внутреннего энергетического рынка ЕС, которое должно было завершиться в 2014 году. И снова не получилось. Суверенитетом оказались готовы делиться не все. До сих пор подходы к энергетике в европейских странах продолжают сильно разниться.

Последние годы из одного брюссельского документа в другой кочует тезис о необходимости полной имплементации ТЭП. Вступившие в силу поправки к латвийскому Закону об энергетике как раз и направлены на удовлетворение требований Третьего европейского энергопакета. Среди Прибалтийских республик Латвия открывает свой газовый рынок последней.

Природа Третьего энергопакета, требующего разделения поставок и дистрибуции, как и курс на либерализацию еэсовских энергетических рынков, определяется брюссельским пониманием проблемы энергетической безопасности. «Газпром» видится европейцам не чем иным, как рычагом политического давления Путина.

Чтобы бороться с этим рычагом, чтобы обезопасить себя от риска перебоев в снабжении — ведь в случае того же российско-украинского газового конфликта европейцы по умолчанию возлагали вину за отсутствие поставок не на страну-транзитера, а на коварный Кремль, — ЕС диверсифицирует поставщиков. Строятся СПГ-терминалы, ведутся пока что пустопорожние разговоры про сжиженный газ из США, рисуются планы по снижению доли «недемократического» трубопроводного «голубого топлива» из России. Будет конкуренция, будут безопасные поставки, да и цены упадут, рассказывают евробюрократы.

Но сколько ни либерализируй рынок директивами и прочими бумажками, конкуренции больше не станет.

Европейская проблема до сих пор заключается в неразвитой инфраструктуре, из-за которой большинство стран ЕС остаются «привязанными» к конкретным поставщикам.

После открытия рынка Латвия чисто технически может покупать газ лишь у России и Литвы, фактически же прибалтийская республика продолжит и дальше брать газпромовское «голубое топливо». Дружба дружбой, а сахарок врозь: российский трубопроводный газ дешевле норвежско-литовского сжиженного. «Наш спрос на газ в Латвии полностью покрывается за счет долгосрочного контракта с российским “Газпромом”. Рынок из-за текущего избытка газа пока не готов к дополнительным объемам газа», — еще в 2015 году рассказывал член правления компании Latvijas Gāze Марио Нуллмейер.

«Когда мы говорим о поставках газа из Литвы, мы должны принять во внимание несколько факторов. Во-первых, существуют ограничения по объемам, которые могут быть поставлены в Латвию и Эстонию из Литвы. В настоящий момент основное ограничение — это газопровод из Клайпеды в Киеменай», — говорил эксперт, упоминая еще две существенные причины: технические ограничения газоизмерительной станции Киеменай и, конечно, стоимость «голубого топлива».

Вот и получается, что конкурировать на латвийском газовом рынке попросту некому. Поэтому саму либерализацию можно было смело отсрочивать и далее, как это делает Финляндия.

Не имея под собой ни экономической, ни политической целесообразности, по карману потребителя открытие газового рынка пренепременно долбанет.

«Цена продукта состоит из двух частей: во-первых, цены на сам газ, а также на его поставку в каждый год. Я говорю о том, что при разделении Latvijas gāze (требование ТЭП — прим. RuBaltic.Ru) и при либерализации рынка тарифная часть, скорее всего, будет расти. Потому что сегодня они полностью не покрывают расходы инфраструктуры. В то же время через нашу инфраструктуру проходит намного меньше газа, чем год назад. Чем меньше газа в трубах, тем дороже содержание труб. Поставка станет дороже», — объясняет ситуацию с ценообразованием для конечного потребителя руководитель AO Latvijas gāze экс-премьер Латвии Айгар Калвитис.

Латвийская газотранспортная система предусматривает ежегодное потребление 2 млрд кубометров «голубого топлива» при фактических объемах в 1,3 млрд кубометров. Однако поддерживать в рабочем состоянии приходится всю инфраструктуру целиком. Но если раньше издержки на это перераспределялись внутри самого Latvijas gāze, то после раздела предприятия платить придется уже потребителю. Как неоднократно заверяли представители компании, открытие рынка повысит стоимость «голубого топлива» на 30–40%.

Источник

Фото: newsnetwork.tv

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: