shadow

Путин-Лукашенко: встреча под грохот взрыва в метро

Для решения острых вопросов двусторонних отношений понадобился личный контакт двух президентов


shadow

Президенту РФ Владимиру Путину уже доложено о взрыве в метро Санкт-Петербурга, сообщил «Интерфаксу» 3 апреля днем пресс-секретарь президента Дмитрий Песков. На вопрос о том, может ли это происшествие отразиться на планах пребывания Путина в Санкт-Петербурге, Песков сказал: «Президент работает в Стрельне (где у него проходит встреча с президентом Белоруссии »). Прервав на несколько минут переговоры, Владимир Путин выразил соболезнование родственникам погибших…

По предварительной информации, в понедельник около 15.00 в одном из вагонов метро на станции «Сенная площадь» сработало взрывное устройство. И это очень похоже на теракт. Если это так, то время и место террористической атаки было выбрано явно не случайно…

Темами предстоящих переговоров пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков назвал «хозяйственные разногласия» и проблемы евразийской интеграции. Формулировки вице-премьера Белоруссии Владимира Семашко были более развернутыми: речь пойдет о «едином рынке без изъятий и ограничений в ЕАЭС», кроме того, стороны обсудят «что надо сделать, чтобы создать более благоприятные условия для работы без всяких дискриминаций».

Наиболее острым является вопрос, связанный с поставками российского газа и нефти в Белоруссию. По версии Москвы в настоящий момент Минск должен за газ свыше 700 млн. долларов, однако там это отрицают. Спор идет уже свыше года. Посол России в Белоруссии Александр Суриков назвал его «забронзовевшим».

«Российская сторона оказывала и продолжает оказывать масштабную экономическую, политическую и иную помощь Белоруссии», напоминают в Москве. Всего за последние 11 лет объемы скрытой и прямой поддержки белорусской экономики составили более 100 млрд. долларов. Впрочем, у белорусской стороны своя правда. Лукашенко неоднократно заявлял о желании более равноправных отношений в рамках союзного государства.

По мнению эксперта ВШЭ по проблемам российско-белорусских отношений Дмитрия Болкунца, претензии Москвы по самым спорным вопросам двусторонних отношений более обоснованы.

— Первое достижение встречи Путина и Лукашенко — сама встреча, поскольку стороны не встречались с ноября 2016 года (тогда лидеры встретились на юбилее патриарха Кирилла — авт.). Конечно, стороны обсуждают газовый вопрос — погашение долга Минска за газ. Позиция Москвы в том, что долг нужно погасить, а не списать.

Безусловно, стороны будут говорить о возобновлении в полном объеме поставок нефти, чтобы запустить белорусские нефтезаводы. По данным статистики, их неполная загрузка очень сильно отражается на белорусской экономике. Она чрезвычайно зависима от российских углеводородов.

— Каким может быть принятое решение по газу?

— Газовый компромисс может быть только одним — погашение задолженности за газ, потому что это относится к коммерческой компании и, очевидно, что глава государства формально не может вмешиваться в ее деятельность и, например, предлагать скидку. Возможно, будет выдан кредит, благодаря которому РБ погасит газовый долг. Если же Белоруссия скажет, что у нее нет денег, то возможен компромисс, связанный с отсрочкой платежей. Списание долга будет выглядеть как давление на бизнес. Я такого не допускаю.

Разрешение вопроса по нефти будет зависеть от договоренностей по газу. Но тут у Москвы есть еще вопросы к Минску: куда Белоруссия поставляет нефтепродукты и почему она не выполняет условия подписанного контракта?

 — А что с белорусскими продуктами питания?

— Наверняка Белоруссия будет настаивать, чтобы не блокировали поставки продуктов питания в Россию. Россия обвиняет Белоруссию в контрабанде и делает это обосновано. Причем, претензий к продуктам, произведенным в Белоруссии нет. Есть претензии к продовольствию, произведенному в третьих странах, в частности, на Украине и в странах Евросоюза.

По этому вопросу компромисс может быть. Один из возможных вариантов — совместное патрулирование внешней границы на территории Белоруссии. Установка таможенных постов. Но пока белорусские власти на это не идут.

— Какие еще «горячие» темы могут обсуждаться?

— Наверняка тема единых виз союзного государства и присутствия пограничных постов. Насколько мне известно, сейчас иностранцы не могут попасть с территории Белоруссии в Россию даже при наличии визы, так как нет пунктов пограничного пропуска.

Также будет затронута тема предстоящих осенью очередных учений и, возможно, тема отдельных граждан союзного государства. Во-первых, российского гражданина, которого Белоруссия выдала Азербайджану, а, во-вторых, гражданина Белоруссии, депортации которого Минск желает по политическим мотивам.

Еще один крайне важный для обоих сторон вопрос: Таможенный кодекс Евразийского союза, который Белоруссия не подписала. Также Минск пока не подписал бюджет союзного государства на этот год, потому что не было проведено заседание Высшего государственного совета. По традиции оно проводится в конце года, а тут уже прошла треть нового года, а заседания так и не было.

В свою очередь, экономист и политический деятель Юрий Болдырев видит корень проблемы в олигархической системе российского капитализма, не «совпадающей» с социально ориентированным государством в Белоруссии.

— Мне бы хотелось, чтобы взаимодействие России с союзниками осуществлялось без дискриминации, на равных и без попытки меркантильного давления в целях перекачивания ресурсов и активов наших союзников в пользу российского и транснационального олигархата. Хорошо бы прописать это в наших законах. А за попытки вести себя таким образом — ввести жесткую уголовную ответственность должностных лиц и руководителей полугосударственных монополий. Никакого выкручивания рук быть не должно.

Обмен активами должен проводиться только на взаимной основе. Хотите газотранспортную систему Белоруссии? Отдайте «Башнефть» или что-то аналогичное. На честной взаимной основе.

Если мы строим единое экономическое пространство, то энергоресурсы должны быть по единой цене. Но, естественно, с совместным контролем границы, чтобы не допускать контрабанды. При таком едином экономическом пространстве каждая сторона в честной конкурентной борьбе могла бы демонстрировать эффективность своей социально-экономической модели.

 Как решить возникший газовый спор? Речь ведь идет о сумме свыше 700 млн. долларов…

— Этот спор идет не по поводу платить или не платить. Спор идет о том, есть ли долг. Минск не признает долг. Наша сторона рассуждает о том, какие цены правильные, а белорусская прямо апеллирует к договору… Минск утверждает, что платил в соответствии с договором. Лукашенко публично заявил об этом на пресс-конференции. Поэтому сначала надо решить, есть ли долг. Это исходный, фундаментальный вопрос. Та сторона, которая не соблюдает договор и должна каяться и платить.

По действующему договору Белоруссия получает газ по льготным ценам, если сравнивать с Германией. Но с точки зрения единого экономического пространства эти цены дискриминационные. Поэтому сам договор надо пересматривать в пользу равноправия союзников. Единое экономическое пространство должно иметь единые цены на энергоносители. Только это создаст условия для действительно равной конкуренции.

— А как быть с белорусскими продуктами?

— Моя личная позиция, а также позиция всех участников переговоров, которые прошли в рамках МЭФ (Московский экономический форум- авт.) между практически всеми национально ориентированными силами, от КПРФ до ярко выраженных националистов, — нам нужно возвращаться к ГОСТам по аналогии с Белоруссией. В том числе и прожиточный минимум, и потребительскую корзину рассчитывать не в сосисках, сделанных в подвале, а по ГОСТам. Чтобы это была не отрава, а нормальные качественные продукты. В этом смысле нам надо равняться на Белоруссию.

Если же есть действительно какие-то нарушения, то должны быть расследования. А так белорусская продукция очень высококачественная, ценится у нас. Поэтому в России надо вводить те же требования и стандарты.

-Как решать военные вопросы, размещение российских вооруженных сил на территории Белоруссии, о котором говорят?

— Если бы наше государство было бы реально социальным, как записано в Конституции, а не олигархическим, если бы мы не выламывали руки Белоруссии в попытке получить тот или иной актив, то у Минска не было бы оснований нас опасаться. При этом надо понимать, что Белоруссия опасается не Россию, а нашу олигархию. Опасается того, что российская олигархия воспользуется силой для смещения белорусского антиолигархического режима.

Это значит, что военные базы должны быть не российские, а совместные, под совместным командованием. Либо наш режим должен перестать быть олигархическим и стать нормальным социальным.

 — Что можно сказать о подписании договоров в рамках ЕАЭС?

— Надо понимать, что проблемы с подписанием всего лишь следствие других, более фундаментальных, проблем. Фундаментальная проблема в том, что союзниками являются два принципиально разных с точки зрения государственно-политического устройства режима. В Белоруссии ярко выраженный социальный режим, хотя на этом этапе и авторитарный, а в России ярко выраженный олигархический. В этом вся проблема.

Часто Белоруссию упрекают в нежелании более тесной интеграции, единой валюты… Но мы сами очень довольны нашим Центробанком?.. Если мы приведем свою систему госуправления в соответствие с социальными и национальными задачами, то нам и с Белоруссией будет легче договариваться, в том числе и по единой валюте. Но для этого мы должны стать другими.

Источник

Фото ТАСС

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: