shadow

Советский Союз: новый пазл


shadow

Процесс интеграции ЛДНР в российский континуум наконец сдвинулся с мёртвой точки. Признаны паспорта, выданные в республиках; предприятия на их территории выведены из-под украинской юрисдикции; поставки угля переориентированы на Россию; рассматриваются законопроекты, упрощающие переезд в РФ граждан ДНР и ЛНР.

Самое главное, как обычно, прошло незамеченным: в официальном медиапространстве республики перестали представляться как часть Украины.

Первый из возникающих в этой связи вопросов, усердно раздуваемых в проблему ультраправой оппозицией, заключается в том, почему этого не было сделано раньше.

По мудрому замечанию одного политика, настоящий смысл действий Путина раскрывается тогда, когда их рассматривают исходя от конечной цели, а не в контексте сиюминутной ситуации. Часто высказывалось предположение, что Донбасс не пошёл по крымскому варианту, так как намерения России заключались в возвращении заблудшей Незалежной в дружественное пространство. Как показали последующие события, это всё же не совсем так, потому что украинский вопрос никак не мог быть ограничен собственно Украиной по причине крайней несамостоятельности киевских властей.

Не так давно говорилось о том, что неопределённое положение Донбасса продлится до изменения позиции хозяев Киева – это тот случай, когда позиция сменится только вместе с её носителями. Трампу Украина вообще не нужна. Он рассматривает её не как козырную, а как проигрышную карту и, по всей вероятности, сейчас ищет способ по-тихому спихнуть решение донбасского конфликта на РФ. Отсюда следует, что для Киева настали тяжкие времена.

До сего момента главный риск для России в процессе легитимизации независимого статуса ЛДНР был, конечно, в том, что, обозлённая какой-нибудь особенно откровенной демонстрацией суверенитета со стороны республик, администрация Обамы / Порошенко могла нарушить перемирие и начать наступление. С вмешательством США и ЕС – всё равно, тайным или явным, – боевые действия без вариантов затронули бы Россию. Это означало бы: а) Украину в состоянии кровопролитной войны с РФ, б) РФ в состоянии войны с Америкой и Европой на территории отданной им в жертву Украины – только так и не иначе. Международные осложнения в этом случае были бы настолько серьёзны, что посткрымские санкции показались бы небесной манной. Каких жертв война стоила бы мирному населению Донбасса и Украины – страшно представить. Но это, по-видимому, волновало лишь Россию.

Теперь ситуация изменилась. Если всеми покинутая киевская диктатура, видя, как ускользают из-под её власти ДНР и ЛНР, с отчаяния начнёт наступление в гордом одиночестве, её дни будут сочтены бесповоротно. С учётом всех возможных факторов, начиная с морального состояния воюющих сторон, армия Новороссии разделается с ВСУ быстро и относительно бескровно. По крайней мере, можно с уверенностью утверждать, что многострадальная Украина избежит кровавой вендетты на своей земле.

Во-вторых, далеко не сразу можно заметить, что признание суверенитета республик – всего лишь часть большого плана. Украинский вопрос на данный момент является самой воспалённой болевой точкой, но не основной частью общей проблемы интеграции постсоветских территорий. Поэтому конечной целью Путина и, наверное, одной из важнейших задач его следующего президентского срока будет возрождение связей не только между Украиной и Россией, но и между всеми республиками Советского Союза.

Словосочетание «возвращение / восстановление СССР» стало ностальгическим брендом для среднего и старшего поколения и страшилкой для лидеров постсоветских стран. Им давно пора успокоиться: СССР в прежнем виде не подлежит реставрации. Помнится, Ванга предсказывала, что страны СНГ снова объединятся, но в новом качестве. По-иному быть не может: наша великая страна перестала существовать прежде всего из-за внутренних причин, о чём, кстати, как-то говорил Владимир Путин. Насильно внедрить те объединяющие факторы, которые когда-то не защитили державу от уничтожения, – это всё равно что пытаться войти в одну и ту же реку, которая к тому же высохла.

Прежде всего, новому Советскому Союзу будут нужны новые характеристики однородности и внутренней связи, ибо старые работать уже не могут. Бывший СССР скрепляла общая социалистическая идеология и созданный на её основе общественный строй, противопоставленный капитализму. Однако после того, как большинство республик в течение 25 лет держали откровенный курс на западные, а точнее, американские ценности (насколько им это удалось – это уже другой вопрос), объединить их вокруг России на этой базе больше не представляется возможным. В странах СНГ проводилась длительная идеологическая обработка, и теперь большая часть населения, особенно молодого, считает Советский Союз некой формой тирании, которая не давала республикам развиваться. В этих условиях тренд на ностальгию по советскому образу жизни не сработает.

Культурное пространство также оказалось разрушено. Демонстрируя независимость, в СНГ автоматически отвергали русскую культуру, прежде всего язык. Россия воспринимается там не как центр большого экономического, политического и культурного пространства, не как опора для многих народов, а в лучшем случае как более сильный партнёр, с которым они в большинстве случаев не столько готовы сотрудничать, сколько вынуждены считаться.

К тому же история на постсоветском пространстве в течение четверти века сильно искажалась. Воспоминания о нашем общем прошлом в прямом смысле стирались из памяти жителей республик. Они плохо представляют себе настоящие масштабы вклада России в их становление и развитие. Даже Великая Отечественная война во многих странах отражена в кривом зеркале, и молодёжь в них не знает о том, что наши народы вместе воевали с фашизмом и вместе победили его.

Несмотря на нешуточные испытания, понятие дружбы народов свято сохранилось в России, в том числе по отношению к населению СНГ – к слову сказать, не только русскому. Эта архетипическая черта, которая определяет политику путинской России на всём постсоветском пространстве, что бы там ни вытворяли её соседи. Народы бывших советских республик по-прежнему воспринимаются в России как братские.

Однако в странах СНГ по отношению к РФ понятие о дружбе народов стало размытым и формальным. Степень разрушения братских уз, если можно так выразиться, во всём Содружестве, конечно, различна. Но в целом приходится признать прискорбную истину: государственная политика постсоветских республик направлялась на то, чтобы Россия стала для них чужой страной. Если бы не титанические усилия, предпринятые Владимиром Путиным по сохранению связей между осколками бывшего СССР (главное событие – это, конечно же, подписание договора о ЕАЭС), на подсознательном уровне Российская Федерация сейчас представлялась бы народам СНГ не более близкой, чем какая-нибудь Бразилия или Индонезия.

Поэтому, взамен общей идеологии, политики и культуры, для продвижения постсоветской интеграции сейчас требуются иные, так сказать, более материальные инструменты. Те, применение которых выглядит бесспорно необходимым и не претендующим на политическое давление:

1. Общая экономика, оставшаяся со времён СССР. Её так и не удалось заменить мифическими связями с ЕС и китайской экспансией.

2. Связи на уровне военно-промышленного комплекса. Это сопряжено с вопросами общей безопасности и резко возросшей угрозой терроризма.

3. Миграционная политика России, основанная на дружественном отношении к заблудшим и потерявшимся братьям. Долгосрочная позитивная перспектива для РФ заключается в улучшении демографической ситуации и в привлечении трудоспособного населения и специалистов.

Это, собственно говоря, и есть те три кита, на которых сейчас базируется постсоветская интеграция. Однако в последнее время на территории бывшего СССР предпринимаются очень серьёзные шаги для дальнейшей консолидации советского пространства. Эти действия чрезвычайно многозначны и обладают пролонгированным эффектом:

1. Осторожные попытки нормализации российско-грузинских отношений. В конце января 2017 г. грузинская сторона высказалась о возможности восстановления дипотношений, разорванных после событий 2008 г. Российские власти в ответ могут вернуть безвизовый режим между странами.

2. Налаживание контактов с Молдавией. Приход к власти пророссийского лидера И. Додона в ноябре 2016 г. возвращает и эту республику в российскую орбиту.

3. Неоднократное выдвижение столицы Казахстана Астаны как площадки для решения общих спорных вопросов, обсуждение которых по каким-то причинам сложно перенести в Россию.

4. Создание общих вооружённых сил России и Южной Осетии – военные части Южной Осетии войдут в состав российской армии. После этого появилась новость о готовящемся южноосетинском референдуме о присоединении к России. Это произошло почти одновременно с известием о признании паспортов ЛДНР.

Всё это свидетельствует о запуске целого комплекса действий по интеграции советских республик – неважно, насколько враждебно или дружественно вели себя их правительства по отношению к России.

Однако скрытый от посторонних глаз результат куда более значителен. Центростремительные силы практически на всех постсоветских землях активизировались одновременно со сменой американского руководства. Но радикальная модификация американской политики является лишь отражением глобальной трансформации политики наднациональных корпораций. Иными словами, это означает, что трансконтинентальная элита ушла из СНГ. Во всех смыслах.

Мы, конечно, вряд ли когда-нибудь узнаем, какие соглашения и на каком уровне были заключены для того, чтобы такое, без преувеличения, ошеломляющее событие стало возможным. Пусть какие-то договоры и прежние обязательства ещё продолжают действовать, пусть пока ещё не все правительства стран Содружества понимают, что произошло, но мировое правительство в лице Соединённых Штатов прекратило своё вмешательство в их дела. Иначе никому из них не было бы позволено повернуть на пророссийский курс.

Разумеется, для бывших советских республик интеграция с Россией остаётся единственным шансом сохранить себя. На фоне мракобесия западного образа жизни, всё больше разрушаемого миграционным кризисом и терактами, Россия уже сейчас кажется островком стабильности среди разгула мирового сатанизма. В дальнейшем, как представляется, разница в моральных устоях России и Запада станет ещё более глубокой. Кроме того, потребительское отношение США к третьим странам (а к ним они безоговорочно причисляли весь бывший СССР) поставило многие государства СНГ на грань выживания. Партнёрские отношения с РФ, которые должны прийти на смену колониальным, – единственный фактор, который поможет вытянуть их из той пропасти, в которую они загнали себя своими амбициями и недальновидностью.

Загадка для наших партнёров по-прежнему в том, какая таинственная и могущественная сила могла принудить раздутое от собственной важности мировое правительство пойти на уступки – и кому??? Столь презираемой ими России, за которой в новом планетарном порядке уже давно и прочно была закреплена роль трансконтинентальной бензоколонки и ресурсной базы общего пользования!

Эта сила заставила наднациональные кланы удивиться, разозлиться, ужаснуться, задуматься и смириться – именно в таком порядке. Это она провалила хитрые планы правящих элит по уничтожению ненужных стран вместе с их населением. Это с её помощью Россия вернула принадлежащий ей по праву статус ведущего государства в мире. Этой силе подчинился Киссинджер, прилетавший в Москву на переговоры по обустройству партнёрских отношений между наднациональными кланами и новой сверхдержавой – Россией. Это она, вопреки уверенности власть имущих, привела к власти Трампа, а не Клинтон.

Эта сила постепенно, незаметно, шаг за шагом заставляет мир меняться так, чтобы в нём всем было хорошо.

Мы-то давно её знаем.

Эта сила – ПРАВДА.

Источник

Фото LiveJournal

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: