shadow

Мили, миллионы и миллиарды «Адмирала Кузнецова»

Во сколько России обходится военная операция в Сирии


shadow

Деловое издание РБК подсчитало, что поход авианесущего крейсера «Адмирал Кузнецов» и кораблей сопровождения в Сирию обошелся бюджету в 7,5 миллиарда рублей или более чем в 126 миллионов долларов. Напомним, что корабельная группа Северного флота направилась к сирийским берегам 15 октября, а после выполнения боевых задач взяла обратный курс. В Североморск «Адмирал Кузнецов» должен вернуться в феврале.

В своих подсчетах журналисты РБК вместе с экспертами учитывали расходы на питание (от 306,4 млн. до 325,5 млн руб.), топливо (от 1,1 млрд. до 1,5 млрд руб.), боевые вылеты (1,47 млрд руб.), и боевые надбавки (38,3 млн руб.). Самой большой статьей расходов, впрочем, стала потеря в результате аварий двух истребителей — МиГ-29К и Су-33, которые стоили от 4,5 млрд. до 6,7 млрд руб. В Минобороны пока не прокомментировали информацию относительно достоверности этих цифр.

Но если расчеты журналистов и экспертов верны, сумма получается более чем внушительная. Если разделить ее на общее количество дней похода, которое составит 118 дней, если авианосец вернется в порт приписки 9 февраля, получится чуть больше миллиона долларов в день.

В 2015 году журналисты того же РБК подсчитывали, во сколько обходится один день сирийской операции ВКС РФ. Тогда получилось, что тратить нужно как минимум 2,5 млн долл. ежедневно. Эти расходы уложились в оборонный бюджет на 2015 год. Источники в правительстве говорили, что обходится кампания не дороже крупных учений на Дальнем Востоке. Даже бывший министр финансов РФ Алексей Кудрин назвал операцию «расширенными долгосрочными учениями», которые обходятся не так уж дорого.

25-недельная военная кампания Великобритании в Ливии в 2011 году, судя по официальным данным, обошлась стране в 320 млн. фунтов. Но российская продолжается значительно дольше, чем 25 недель, а именно год и четыре месяца. В бюджет операции на 2016 год изначально было зарезервировано 1,2 млрд долл., но некоторые эксперты утверждали, что на деле сумма вышла больше в два с лишним раза. Так, лондонский институт военных исследований Royal United Services Institute подсчитал, что на операцию тратили примерно четыре миллиона в день, а после наращивания военной техники — все восемь. Это нарастило издержки до трех миллиардов долларов в год.

В марте 2016 пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков не согласился с этими сообщениями. В том же месяце сам президент Владимир Путин рассказал, что на проведение военной операции в Сирии было выделено 33 миллиарда рублей, которые сначала были заложены в бюджет министерства обороны РФ на проведение учений и боеподготовку в 2015 году. Глава государства подчеркнул, что после операции потребуются дополнительные расходы, однако они оправданы, чтобы не пришлось заплатить в будущем «более дорогую цену».

Поход «Адмирала Кузнецова» и затянувшаяся операция, похоже, стали теми самыми дополнительными расходами. По расчетам РБК, год операции в Сирии обошелся бюджету в 58 миллиардов рублей, то есть по нынешнему курсу чуть больше миллиарда долларов.

Впрочем, по сравнению с США и их союзниками, это не так много — судя по данным, выложенным на сайте Пентагона, коалиция ежедневно тратила на операцию по борьбе с ИГ * 12,3 млн долл., а всю операцию, которая стартовала в августе 2014, то есть на год раньше российской, американцы к концу 2016-го оценивали в 9 миллиардов. России удается сэкономить за счет меньших расходов как на технику, так и на обеспечение и зарплаты военным.

Военный аналитик журнала «Арсенал Отечества» Алексей Леонков также считает, что по сравнению с тратами Запада расходы России на операцию в Сирии не так уж велики, зато результаты — несоизмеримы.

— По сути, вопрос сводится к тому, стоит ли так много тратить на учения и оборону в целом. Но оборона в любом государстве — вещь затратная. Эти расходы потом проверяются в конфликтах. Если государство тратило правильно, оно выживает, если нет — перестает существовать. Из характерных примеров недавнего времени можно привести то, что происходит сегодня в Сирии, то, что не так давно случилось в Ливии. Власти этих стран не так много тратили на оборону, полагая, что у них достаточно сил и средств. В результате эти государства борются за свой суверенитет или находятся на грани развала.

То, что Россия тратит на оборону, в том числе на операцию ВКС в Сирии, и на подобные походы, укладывается в рамки бюджета, который был выделен соответствующему Министерству. Там предусмотрены все эти цифры, и, как уже не раз докладывал министр Сергей Шойгу, перерасхода бюджета нет. Эти планы задокументированы, они утверждаются президентом и соответствующими органами. И это не только траты на операцию в Сирии. Недавно было анонсировано количество учений на следующий год, их около тысячи. Все это укладывается в оборонный бюджет и является необходимыми расходами. Наши войска должны быть готовы ко всему.

То, что тяжелый авиационный крейсер «Адмирал Кузнецов» совершил дальний поход к берегам Сирии, где были произведены штатные полеты, также уложилось в цифру бюджета, предусмотренную на 2016 год. Поэтому говорить, что это слишком большие траты, я бы не стал. Если сравнить эту цифру с расходами, которые американские ВВС потратили на операцию в Афганистане, она в сотни раз меньше (по данным National Priorities Project, с 2001 по 2015 финансовый год США потратили 715 миллиардов долларов на операцию в Афганистане, 819 миллиардов — на иракскую кампанию, — прим. ред.). А если говорить об эффективности использования сил и средств, эффективность наших ВКС примерно в четыре раза выше, чем у американских группировок, которые сегодня действуют в Афганистане и Сирии.

 — А если подробнее…

— Американский военный бюджет на 2016 год превысил 600 миллиардов долларов, наш — составляет примерно 50 миллиардов долларов. Их бюджет больше в 12 раз, соответственно, и тратят они гораздо больше. Точная цифра наших расходов на операцию в Сирии нигде не раскрывается. Но, думаю, подсчеты РБК, из которых следует, что день операции обходится в 2,5 миллиона долларов, гораздо ближе к реальности, чем западные оценки в 4−8 миллионов. У западных специалистов нет возможности получить достоверные цифры, поэтому они приводят примерные расходы, сопоставляя с аналогами собственного вооружения.

Расходы на военную операцию в Сирии, как я уже сказал, являются частью оборонного бюджета. Сергей Шойгу сообщал, что он не будет превышать 4,8% ВВП, а в определенные годы начнет снижаться. Очень многие любят говорить, что мы слишком много тратим на оборону, лучше бы эти деньги пустили на другие цели. Но это не совсем корректно. С учетом того, что сейчас творится в мире, это своевременно и планомерно. Деньги идут на то, чтобы защитить суверенитет России.

— А европейские страны тоже наращивают свои траты на операцию в Сирии, их ведь тоже касается борьба с терроризмом?

— Основные траты коалиции, которая действует в Сирии, это американские. Страны НАТО, то есть страны Европы стремятся вкладываться по минимуму. Долгое время их военные бюджеты были сокращены, и только сейчас они собираются их увеличивать до требуемых альянсом объемов. Правда, пока они не знают, откуда эти деньги взять, но тенденция есть.

Если же судить по затратам коалиции — более 9 миллиардов долларов, и полученному результату, можно сказать, что это деньги на ветер. Россия в этом отношении может предъявить гораздо больше фактов успешной работы, самый крупный из которых — освобождение города Алеппо. И сравните, что сейчас проамериканская коалиция делает с Мосулом в Ираке. По последним данным, завершение этой операцию отложили чуть ли не до лета, несмотря на все потраченные миллиарды.


* Движение «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Источник

Фото ТАСС

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *