shadow

Третий рейх возвращается

Кто еще в Европе хочет пересмотреть итоги Второй мировой войны?


shadow

У Вильнюса нет притязаний на Калининградскую область. Об этом, как передает портал Delfi. lt, заявила пресс-секретарь министра иностранных дел Литвы Раса Якилайтене.

«У Литвы нет никаких территориальных претензий ни к одному из своих соседей, и она не поднимает вопросы о статусе Калининградской области. Регион является интегральной частью Российской Федерации», — подчеркнула она, добавив, что Вильнюс выступает против любых односторонних изменений границ, в том числе «не признает осуществленной Россией оккупации и аннексии Крыма».

Ранее в воскресенье, 29 января в ходе конференции «Мир в 2017 году. Взгляд из Вильнюса», литовский депутат Линас Бальсис заявил, что Евросоюзу следует рассмотреть перспективу «возвращения» Калининграда в Европу.

По его словам, Калининград не был отдан России навсегда. «Время Калининграда закончилось. Калининград не был в Потсдаме или Хельсинки отдан России в вечное пользование. Было сказано: отдаём под администрацию СССР до тех пор, пока в Европе не будет подписан окончательный мирный договор», — сказал он, добавив, что теперь возвратом должна заняться Литва или руководство Евросоюза, либо это должно быть сделано их общими усилиями.

Бальсис не первый литовский политик, предлагающий забрать Калининград у России. В 2015 году подобную идею озвучил депутат Сейма консерватор Лауринас Касчюнас.

В сентябре прошлого года президент России Владимир Путин на Восточном экономическом форуме, в интервью агентству Bloomberg, отвечая на вопрос о том, могла ли Россия отдать Калининград, Путин сравнил пересмотр итогов Второй мировой войны с ящиком Пандоры».

Тогда нужно дискутировать не по Калининграду, а в целом по восточным землям Германии, по Львову, который был частью Польши, и так далее», — сказал он. «Если кому‑то хочется вскрыть этот ящик Пандоры и начать с ним работать, пожалуйста, флаг в руки, начинайте».

Впрочем, корреспондент агентства отметил, что вопрос являлся шуткой.

— У русских крайне искажённое восприятие Прибалтики, связанное с пребыванием этих стран в составе СССР, — считает политический аналитик международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок.

— В советское время Латвия, Литва и Эстония были для нас чем-то вроде «нашей Европы», что, впрочем, обеспечивалось щедрым финансированием из общесоюзного (то есть, чтобы быть точным, российского) бюджета. А для «настоящей» Европы эти страны, небольшие по территории, населению и экономике — это даже не «наша Россия», их вообще не существует. И, разумеется, никому в принципе не интересны оригинальные заявления, исходящие от кого-то из местных депутатов. В России же этой демагогии придают слишком большое значение.

 — Что значит обсудить вопрос «возвращения» Калининграда в Европу. Это ведь должно быть адресовано Германии. Как в Берлине воспримут такие заявления?

— В немецком общественном дискурсе наложено табу на определённые темы, в том числе на отпадение территорий по итогам Второй мировой войны. Если подобные темы поднимаются, тем более иностранцами, это воспринимается немцами болезненно. Впрочем, поскольку вопрос был поднят не чиновником, а рядовым депутатом из Литвы, вряд ли последует хоть какая-то реакция Берлина.

— Как понимать эту фразу «Было сказано: отдаём под администрацию СССР до тех пор, пока в Европе не будет подписан окончательный мирный договор»?

— Эту фразу, как и в целом заявление литовского депутата, следует понимать как попытку «сыграть в Жириновского», вольно интерпретируя исторические документы и получая за это заслуженное (или незаслуженное) паблисити как на родине, так и в соседней России.

— Бальсис предлагает забрать Калининград за Крым. Насколько вообще можно сравнивать эти две ситуации?

— До начала «Крымской весны» на различных европейских трибунах политические деятели самого разного калибра с упорством, достойным лучшего применения, высказывали свою «глубокую озабоченность» в связи с российской «оккупацией» Южной Осетии и Абхазии, а до этого — в связи с «оккупацией» Чеченской республики. «Озабоченность» в связи с присоединением Крыма, в том числе проведение параллелей с какими-то другими историческими событиями, может высказываться ещё неопределённо долго.

— Как вы в целом оцениваете прочность поствоенных границ. Путин назвал попытки пересмотреть их вскрытием ящика Пандоры. Решится ли когда-нибудь кто-нибудь вскрыть этот ящик?

Следует разделять то, что называется имперскими фантомными болями, и реальную проблему компактно проживающих национальных меньшинств, желающих присоединиться к «своей» стране.

В начале прошлого века территории Центральной и Восточной Европы были весьма гетерогенны в этническом отношении. Скажем, сто лет назад большинство в городах Восточной Галиции составляли поляки и евреи, собственно украинцы жили преимущественно в сельской местности. После двух опустошительных войн, этнических чисток и обмена населением после Великой Отечественной войны в украинской Галичине поляков почти совсем не осталось, процент еврейского населения также очень низкий. Поэтому говорить о возвращении украинского Львова Польше можно исключительно с популистскими и риторическими целями.

Другой вопрос — страны бывшей Югославии, где, несмотря на войны и этнические чистки, политические границы всё равно даже на сегодняшний день не совпадают с этническими, а последние — с историческими. Взять проблему Косово. Для большинства сербов Косово — это сербская земля, хотя бы по факту битвы на Косовом поле против турок в 1448 году. Но этнически на этой территории уже долгое время большинство составляют албанцы. А политически Сербия вряд ли смирится с тем, что Косово станет независимым или, тем более, присоединится к Албании.

В России по-прежнему сильные позиции занимают адепты концепции «в многонациональности наша сила», в частности академик Тишков. Вместе с тем весь мировой, да и наш отечественный опыт показывает, что многонациональность — это и есть «ящик Пандоры», который имеет свойство периодически открываться в самый неподходящий момент, строите ли вы «югославскую» нацию или «российскую».

По словам старшего преподавателя кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ Вадима Трухачева, среди прибалтийских политиков существует постоянное антироссийское обострение.

— Вероятно, господин Бальсис недоволен тем, что перестал быть пресс-секретарём президента, и решил напомнить о себе. Заодно Литва таким оригинальным способом напоминает о своём существовании. Ведь большинство жителей ЕС просто не знают, где она находится… В принципе, он отразил широко распространённое в Литве мнение, но пока оно не прозвучало из уст непосредственных руководителей страны — его стоит взять на заметку, но не отвечать на государственном уровне.

 — Насколько он прав с исторической точки зрения? «Было сказано: отдаем под администрацию СССР до тех пор, пока в Европе не будет подписан окончательный мирный договор», — заявил Бальсис. Как это понимать?

— Это ложь чистой воды, желание выдать желаемое за действительное. Согласно решению Потсдамской конференции, две трети Восточной Пруссии передавали Польше, и треть — Советскому Союзу. К слову, Бальсис ставит под удар и собственную страну. Литовский порт Клайпеда в 1945 году был немецким Мемелем… Желание напакостить России может однажды окончиться для Литвы тем, что у неё заберут и Клайпеду, и Вильнюс, и вся она съёжится до 50-километрового радиуса вокруг Каунаса и Шяуляя.

 — Может ли Германия когда-либо поднять этот вопрос? Если да, то на каких условиях?

— В настоящее время Германии совсем не нужно поднимать данный вопрос. Она прекрасно ведёт освоение бывших социалистических стран экономическими методами. Уровень жизнь в Калининграде, Клайпеде или Гданьске на несколько порядков ниже немецкого, и у немцев просто нет денег сейчас его поднимать. Другое дело, что реваншистские настроения у части немецкой элиты есть, и нельзя зарекаться ни от чего. Возможно, когда-то немцы захотят вернуть Калининград в обмен на отмену санкций или безвизовый режим с ЕС. Но пока это из области фантастики, и данный вопрос не входит в планы руководства Германии.

— В свое время Путин сказал, что что пересмотр итогов Второй мировой войны приведет ко вскрытию ящика Пандоры. Кто сегодня реально готов вскрыть этот ящик?

— Этот ящик давно вскрыт. Этим занимаются Украина, страны Прибалтики, Грузия. Переписывать историю пытаются Польша, Румыния, Венгрия, Хорватия… Наверно, особо здесь следует выделить Австрию, которая совершенно официально поддерживает требования немцев, предков которых когда-то выселили из Чехословакии или Югославии. В угоду текущей политике на пересмотр итогов войны склонны идти и США с Великобританией. Германия прямо об этом не говорит — воспоминания о нацизме ей совершенно не нужны. Но несколько обелить себя и переложить часть ответственности за войну на другого (лучше всего на СССР) — это она не против.

 — Какие еще территориальные изменения в Европе могут быть оспорены? Вот сенатор Владимир Джабаров уже дал ответ литовскому депутату, предложив вернуть России Виленский край.

— Перечислять можно до бесконечности. Границы Чехии, Словакии и Словении, запад и север Польши, Эльзас и Лотарингия во Франции, Македония, восток Бельгии, Южный Тироль в Италии, Выборг, Аландские острова в Финляндии, границы Украины и Польши, всех стран Прибалтики… Да почти вся Европа может взорваться, если заниматься пересмотром итогов Второй мировой войны… А от Литвы тогда впору оставить только Каунас с Шяуляем. Вильнюс надо отдать или России, или Польше, Клайпеду — Германии. Подумал бы господин Бальсис, чем его собственная страна рискует…

Источник

Фото АР

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: