shadow

Рубль в зоне риска: сценарии падения

До каких пределов может опуститься национальная валюта в ближайшее время


shadow

Курс рубля в январе продолжает оставаться стабильным, не превышая 60 за доллар. Небольшое падение произошло 19 января после слов вице-премьера Игоря Шувалова о том, что Центральный банк может вернуться к скупке валюты на рынке.

После этого рубль ненадолго пробил вышеупомянутую психологическую отметку, но довольно быстро отыграл назад и укрепился до прежнего уровня. Помогают национальной валюте цены на нефть, которые стабилизировались после договоренности ОПЕК о сокращении добычи и составляют 55 долл. за баррель Brent.

Некоторые аналитики полагают, что дальнейшее укрепление рубля не в интересах правительства, ведь оно будет означать снижение нефтегазовых доходов, наполняющих бюджет. В него, напомним, заложен показатель в 40 долл. за баррель, а с более высокой ценой дополнительные доходы могут достигнуть и триллиона рублей. На прошлой неделе правительство приняло решение не пускать эти средства на дополнительные расходы, а за их счет экономить резервные фонды, которые должны были пойти на выполнение социальных обязательств государства. Возможно, этим было обусловлено и заявление Шувалова, который как бы указал верхнюю планку, выше которой рублю расти не стоит.

Тем не менее, будущее национальной валюты не так радужно, как может казаться сейчас. Экономисты указывают, что впереди есть ряд событий, которые могут снова опустить курс, вопрос в том, до каких пределов. «Российская газета» выделила три причины беспокойства за рубль.

Во-первых, это уже упомянутые вице-премьером валютные интервенции на рынок, направленные на сдерживание курса рубля. Если ЦБ начнет скупать валюту в размере дополнительных нефтяных доходов в бюджет (а эта сумма может составлять до 100 миллионов долларов в день), то на рынке появится большая рублевая масса, ликвидность понизится и курс, соответственно, просядет. Впрочем, пока в ЦБ не подтверждают скупку валюты и обещают не отказываться от плавающего курса рубля.

Вторым фактором может стать рост числа буровых скважин в США, который приближается к многолетним максимумам. Это может оказать давление на нефть и пустить прахом все усилия ОПЕК по сокращению добычи. Если нефть снова подешевеет, за ней последует и рубль.

Наконец, третий фактор связан с новым президентом США Дональдом Трампом. Если он заявит, что хочет отказаться от импорта нефти и перейти только на собственное сырье, это обвалит весь рынок. И даже если этот шаг не будет воплощен в реальность, такие заявления встревожат трейдеров и приведут к колебанию цен на нефть.

Аналитик группы компаний ФИНАМ Богдан Зварич считает, что названные риски вполне реальны, но ждать обвала рубля до 80−100 за доллар не стоит.

— Скупка валюты на рынке со стороны государства, скорее всего, будет идти аккуратно. ЦБ уже показал, что он умеет это делать. Напомню, что в 2014 году, когда доллар стоил в районе 50 рублей, Центробанк уже покупал валюту в резервы. И то, что он снова начнет это делать — не новость. В прошлом году в ЦБ сообщили, что есть определенная цель по золотовалютным резервам, и для ее достижения необходима покупка валюты на рынке.

Но думаю, что Центробанк будет делать это достаточно осторожно, не оказывая серьезного влияния на динамику курса. Кроме того, он наверняка начнет закупки в спокойной обстановке на валютном рынке, а не при существенном ослаблении курса. Одна из основных целей ЦБ — это стабилизация валютного рынка, а интервенции в моменты ослабления рубля будут ее нарушать.

— А остальные причины для беспокойства?

— На рынке энергоносителей есть несколько факторов, которые могут оказать негативное влияние на динамику цен на нефть, а, значит, и на рубль. Буровая активность в США растет. Но стоит помнить, что у достаточно большого количества месторождений себестоимость добычи высока и превышает 60 долларов за баррель. Эти месторождения не начнут работать, пока нефть не поднимется выше. Поэтому в ближайшее время возможно увеличение добычи в США до 9,2−9,5 млн. баррелей в сутки, но более высоких уровней вряд ли удастся добиться при текущих ценах на нефть. Так что определенное давление возможно, но пока оно не будет сильным.

Что касается импорта нефти в США, его действительно могут заменить внутренними поставками. Есть риск, что сырье, которое поставлялось в США, выйдет на мировой рынок и пойдет по другим направлениям. Это может оказать негативное влияние на нефтяные цены. Но сильного снижения я бы не ждал. Вполне возможно, что при самых худших условиях мы увидим 35−40 долларов за баррель Brent. Если нефть опустится до 40, мы увидим курс в районе 75 рублей за доллар.

Конечно, это существенное снижение от текущих уровней, но обновления минимумов прошлого года я не ожидаю.

 — Почему?

— Во-первых, потому что ОПЕК начал действовать и совершать планомерные шаги по стабилизации рынка. Во-вторых, потребление нефти в мире продолжает расти. Основным потребителем выступает Азия, и там ожидается рост порядка 2−3% в год. Это будет приводить к увеличению спроса на рынке энергоносителей и балансировать мировые спрос и предложение.

Не исключаю, что договоренности, достигнутые в рамках ОПЕК и с независимыми производителями, могут быть продлены на вторую половину этого года, что позитивно скажется на рынке энергоносителей.

 — А что еще угрожает курсу рубля?

— Нельзя исключать риск замедления китайской экономики, которое приведет к пересмотру прогнозов по потреблению нефти в мире. Это изменит динамику цен на энергоносители в сторону понижения и будет влиять на рубль.

 — Многие говорят, что сильный рубль правительству не нужен. Нынешний курс является оптимальным, или его хотят еще немного понизить?

— В бюджете заложены две цифры — курс доллара и цена на нефть. Если перемножить их, мы получим рублевую цену на сырье. С учетом этой цифры можно рассчитать приток налоговых поступлений со стороны нефтегазовых компаний. Сейчас рублевая цена на нефть находится в районе 3300 рублей за баррель, это достаточно комфортный уровень для российской экономики.

Но не нужно забывать, что курс рубля влияет и на российские компании, причем как негативно, так и позитивно. С одной стороны, укрепление национальной валюты ведет к снижению конкурентоспособности российских производителей на мировом и внутреннем рынке. Но с другой, становятся доступней возможности по модернизации и развитию производства, если компании используют иностранное оборудование, и это позитив.

Когда рубль ослабевает, все меняется с точностью до наоборот. Конкурентоспособность компаний повышается, но возможности по модернизации производства падают.

Мне кажется, что на данном этапе расширение и модернизация производства — более важный фактор, ведь мы работаем не только на внешний, но и на внутренний рынок.

А вообще, сейчас важнее всего не динамика, а стабильность рубля. Волатильность валютного рынка добавляет нервозности предпринимателям, и это не очень хорошо влияет на их деятельность и возможность планировать, так же как и высокая инфляция. Поэтому снижение инфляции и стабильный валютный рынок могли бы стать существенным подспорьем для российского бизнеса.

Директор Центра структурных исследований Института Гайдара Михаил Хромов считает, что худшее с рублем уже случилось, хотя падение цен на энергоносители, безусловно, скажется на курсе.

— Чем ниже цена на нефть, тем хуже рублю. Чем она выше, тем больше увеличивается добыча по альтернативным технологиям, в том числе в Штатах, и больше шансов, что цена потом снизится. Так что технически эти риски вполне реальны. Что касается валютных интервенций ЦБ, это, скорее, политический вопрос.

 — Почему?

— Потому что текущая политика Центрального банка — это политика свободного курса рубля. В ее рамках ЦБ не будет начинать скупку валюты, она просто не нужна, резервы у нас пока достаточные. Если ЦБ вдруг перейдет к плановым и масштабным интервенциям, это будет означать политическое решение из другого ведомства.

— Могут ли рубль в среднесрочной перспективе ждать еще какие-то потрясения?

— Основные потрясения в прошлые годы были из-за двух факторов — санкций и цен на нефть. Санкции уже есть, поэтому потрясение возможно только в обратную сторону, если их отменят, и наши заемщики начнут активно заимствовать на Западе. Хотя сейчас спрос на валютные займы достаточно низок, потому что курс свободный, и рублевая доходность не гарантирована.

Что касается нефти, такого серьезного падения, как несколько лет назад, уже не будет, просто потому что и сейчас ее уровень не так высок и не доходит даже до 60 долларов за баррель. Хотя рынок нефти очень подвижен, и снизиться стоимость сырья вполне может.

Есть еще фактор процентных ставок. Если начнут активно повышаться ставки в долларовой зоне и в еврозоне, они могут сдвинуть баланс капитальных операций. Но у нас нет притока активного капитала, который мог бы замедлиться при росте зарубежных ставок, и достаточно скромный текущий счет, чтобы было чему резко утекать.

 — А как сильно рубль зависит от цен на нефть? Правительственные экономисты говорят о том, что эту зависимость удалось серьезно снизить, так ли это?

— Зависимость рубля от нефти все равно прослеживается. Мы видим это и по 2016 году — чем выше нефть, тем крепче национальная валюта. Зависимость никуда не делась, потому что энергоносители все равно составляют большую часть экспортных поступлений.

Падение нефтяных цен не может не сказаться на рубле, потому что валюты станет меньше, а для того, чтобы балансировался платежный баланс и валютный рынок, нужно снижать импорт. Импорта же, при прочих равных, становится меньше, только если он дорожает, то есть курс национальной валюты падает.

Источник

Фото ТАСС

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: