shadow

Убийственный манёвр: создатели F-16 о перспективах русской авиации.


shadow

Вторая мировая война длилась только 6 лет, но за этот относительно небольшой срок военное искусство претерпело множество изменений и именно тогда зародились принципы современных сражений. Несмотря на стремительное развитие тактики ведения воздушного боя, на начальном этапе войны сражения в небе сводились нередко к банальным «собачьим сварам» — ближнему манёвренному бою. Однако уже через пару лет боёв стороны перешли к применению скоростных проходных атак и манёвренность боевых машин отходила на второй план.

С началом реактивной эры и вовсе стало казаться, что больше пилоты не схлестнуться в ближнем бою. В пользу этого говорило и стремительное развитие технологий – ракеты стали управляемыми, а на истребители стали устанавливаться бортовые радиолокационные станции. Американские конструкторы настолько были самоуверенны, что первые модификации знаменитого истребителя-перехватчика F-4 Phantom не были вооружены стрелковым оружием. Самолёты оснащались уникальной РЛС и БРЭО, которые позволяли пилотом впервые обнаруживать врага за пределами видимости без помощи наземных служб. Очевидно, что на таком расстоянии уничтожать врага пулемётами или пушками проблематично, поэтому F-4 оснастили ракетами «Спэрроу» класса воздух-воздух. При этом конструкторы полностью отказались от пушечного вооружении. А действительно, зачем оно нужно, когда враг будет уничтожен на огромном расстоянии, а если кончится боезапас, то уйти на базу поможет рекордно высокая скорость.

Убийственный манёвр: создатели F-16 о перспективах русской авиации

Своё боевое крещение «Фантомы» прошли в Индокитайской войне, в небе над Вьетнамом. Там им предстояло встретиться с неказистыми ВВС Северного Вьетнама. Представлены они были советскими МиГ-17, которые хоть и имели ракеты класса «воздух-воздух», управляемые инфракрасными головками наведения, но всё же не имели на борту высокотехнологических систем обнаружения врага. Кроме того, «Фантомов» было в несколько раз больше. И в первых же боях вьетнамские пилоты устроили своим американским «коллегам» настоящий «догфайт».

В столь сложных условиях вьетнамцы приняли решение не вести бои на условиях врага. Вместо того, чтобы «светиться» на радарах «Фантомов», МиГ-17 прижимались к поверхности, вне зоны действия электроники американцев. Но стоило тем спуститься для нанесения ударов, то вьетнамские самолёты вылетали из слепой зоны и почти в упор расстреливали врага. Пилоты «Фантомов» были практически безоружны, потому как активное маневрирование и попытки увернутся от куда более манёвренных МиГов приводили к потере скорости, а ракетное вооружение, в отличии от пушечного, требует определённых пусковых скоростей.

Американцы быстро научились на горьких ошибках и вооружили «Фантомы» смертоносными многоствольными пушками «Вулкан». В будущем опыт столкновений с советской техники всё активнее подталкивал американских инженеров к идее, что и в будущем манёвренный бой будет неотъемлемой частью воздушных баталий. В итоге американский инженер и военный аналитик Пьер Спрей разработал теорию «тяговооружённости-манёвренности», согласно которой будущие истребители ВВС США должны быть максимально скоростными и манёвренными, даже если ради этого потребуется жертвовать какими-либо электронными системами. В последствии Спрей принял активное участие в создание замены «Фантомам», что привело к появлению F-16 – самого массового истребителя четвёртого поколения в мире. Одновременно в США развивалась и идея создания наиболее «глазастого» боевого самолёта. Первые прототипы F-15 были столь технически совершенны, что вначале от них отказались из-за чудовищной дороговизны. В итоге конструкторы выкинули всё лишнее, оставив лишь мощную РЛС.

Убийственный манёвр: создатели F-16 о перспективах русской авиации

В настоящее время американские конструкторы придерживаются концепции «первого удара» и ушли от связки «тяговооружённость-манёвренность». Пьер Спрей же считает, что это ошибка, которая может уничтожить ВВС США. По словам конструктора, в настоящее время американская авиация рассчитана на войну со странами третьего мира, однако с каждым новым F-35 в войсках шансы на победу в войне с равным врагом стремительно тают. Спрей отмечает, что современные бортовые РЛС почти бесполезны. В условиях, когда над полем боя присутствуют десятки, а то и сотни своих и чужих самолётов пользоваться радарами – самоубийство. При помощи данных с наземных станций пилоты видят лишь точки на своих мониторах, но не возможно определить враг это или друг. Чтобы это узнать необходимо включить радар. Но как только пилот щёлкнет радар, то тут же получит ракету в лоб. Это связано с тем, что радар не только определяет врага, но и выдаёт тебя самого. При этом враг обнаружит тебя первым и на большем расстоянии. В такой ситуации не останется ничего иного, кроме как определять врага «дедовским способом», то есть установить зрительный контакт. А это не более пары километров.

И вот для столь малых расстояний F-35 совсем не годится, уверен прославленный американский инженер. По его мнению, современным конструкторам в США нужно обратить своё внимание на Rafale или Typhoon, а ещё лучше на российские истребители. По его словам, если российским конструкторам удастся снизить массу своих детищ, то они станут идеальными боевыми самолётами современности. Они быстры, манёвренны и не перегружены бесполезными в реальном бою системами, что позволяет закупать их в оптимальных количествах.

Убийственный манёвр: создатели F-16 о перспективах русской авиации

Аналогичной теории придерживался и соратник Спрея американский лётчики и стратег Джон Бойд, разработавший свою собственную теорию OODA. Согласно ей в современной войне необходимо иметь тотальное технологическое преимущество, только при доминировании технологии будут работать. В противном же случае противники окажутся в равных условиях, потому как на каждое оружие у врага найдётся защита. Таким образом результат боя определит умение бойцов и базовые качества техники и оружия. Например, в настоящее время у ВВС каждой развитой страны есть ракеты, наводящиеся на сигнал радара. Стоит пилоту задействовать систему и он тут же «поймает» ракету, как и отметил Спрей. И тут уже вступает в игру теория Бойда – выиграет та сторона, которая построила больше самолётов, рассчитанных на бой в равных условиях.

Если оценивать современное состояние ведущих военных держав, то без труда заметим, что США делают ставку на технологическое превосходство над врагом и с успехом им пользуется – террористам Ближнего Востока противопоставить им нечего. Но, в то же время, с российскими машинами они сделать тоже ничего не могут, хотя те дешевле заморских аналогов, зачастую в разы. Но при этом обладают всеми необходимыми возможностями, чтобы свести на нет технологическое преимущество врага. И, если верить Спрею, без труда расправятся с «невидимыми» F-35, которые никто радарами искать и не будет.

Автор: Арсений Гурский

Источник

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: