shadow

Антикризисный план ужали вчетверо

Меры поддержки экономики будут перенесены в программу, которая еще не написана


shadow

Антикризисный план на 2017 год, направленный в правительство РФ, был уменьшен в четыре с лишним раза по сравнению с первоначальным вариантом. Как сообщают СМИ, в нем предусмотрены меры на 107,5 млрд руб., не обеспеченных бюджетом, тогда как еще в декабре план предполагал освоение 488,7 млрд руб.

Причина сокращения в том, что большую часть предложенных мер было решено включить в комплексный план действий правительства до 2025 года, который сейчас находится в процессе разработки и должен быть представлен к маю. Таким образом, в нынешнем антикризисном плане остались только меры по поддержке некоторых отраслей промышленности.

Так, самая большая статья расходов плана — это 62,3 млрд руб. на поддержку автопрома. Остальная часть суммы распределена на субсидии в транспортное, сельскохозяйственное, строительно-дорожное и коммунальное машиностроение. Небольшие субсидии выделены на машиностроение для пищевой и перерабатывающей промышленности и на легкую промышленность, так как источников для финансирования этих расходов из бюджета пока нет, и, вероятнее всего, их возьмут из резервов.

Таким образом, из антикризисного плана полностью исчезли расходы на приоритетные проекты правительства (178,9 млрд руб.) и субсидии регионам (200 млрд руб.) Так как именно от приоритетных проектов ожидают главных стимулов роста экономики РФ, средства на их финансирование уже предусмотрены в федеральном бюджете на 2017−2019 годы.

Что касается субсидий регионам, часть их также предусмотрена в бюджете, часть должна будет присутствовать в комплексной программе правительства до 2025 года.

Впрочем, сама эта программа, как и следует из названия, действительно должна быть более комплексной, чем простой ежегодный план. Выступая на Гайдаровском экономическом форуме, который прошел на прошлой неделе в Москве, премьер-министр Дмитрий Медведев подчеркнул, что «восстановить нормальные темпы роста только за счет денежной и бюджетной политики не получится, требуются серьезные структурные реформы».

Об этом там же говорил и бывший министр финансов, глава совета Центра стратегических разработок (ЦСР) Алексей Кудрин, которому, среди прочих, поручено разрабатывать антикризисный план. По словам Кудрина, необходимы системные реформы в российской экономике, которая оказалась в застое похуже советского. Кудрин считает, что выходить из кризиса нужно путем повышения пенсионного возраста, увеличения инвестиций в сферу новейших технологий, оптимизации и модернизации госуправления и существующих процедур.

Глава Минэкономразвития Максим Орешкин подсчитал, что структурные реформы необходимы по семи направлениям (решение проблемы бедности, повышение инвестиционной привлекательности, уменьшение налогового бремени, детенизация и др.)

Причем хотя презентация плана намечена на май, все предложения по его доработке Минпромторга и Банка России должны быть направлены в МЭР к 23 января. После этого, по словам Орешкина, к марту будет составлена «работоспособная версия, некий промежуточный итог» программы.

Впрочем, даже если это и произойдет, раньше официального представления в мае программа вряд ли начнет выполняться. Да и тогда наверняка последуют обсуждения и поправки, которые отсрочат реализацию плана еще на несколько месяцев. Скидку нужно сделать и на неторопливость российской бюрократической машины, которой нужно время для того, чтобы начать выполнять новые указания.

Таким образом, новый план, в лучшем случае, начнет выполняться к концу года. В старом же, тем временем, остались только самые необходимые расходы. Не получится ли так, что время будет безвозвратно упущено, и некоторые регионам и предприятиям придется трудно до воплощения новой программы?

Руководитель направления «Финансы и экономика» Института современного развития Никита Масленников считает, что, несмотря на громкие заголовки, новость о сокращении антикризисного плана надумана.

— Когда экономика вышла из рецессии, а в текущем году прогнозируется рост в районе 1% ВВП, то антикризисный план, который был разработан в конце прошлого года, стал неактуальным. Наша главная задача сегодня — снятие структурных ограничений будущего роста экономики. Если мы ее не выполним, то на долгие годы окажемся заперты в коридоре 1,5−2% роста в год, что недостаточно для устойчивого развития и выполнения государством своих социальных обязанностей.

Поэтому так называемый антикризисный план плавно трансформировался в программу по ускорению экономического развития. Она предусматривает структурные реформы, средства, которые должны их подстраховывать и так далее. Как только он будет готов, станет понятно, куда должны быть направлены заложенные средства. Не исключено, что для этого будут мобилизованы дополнительные ресурсы. Равным образом деньги, оставшиеся в антикризисном плане на 2017 год, могут быть перераспределены на другие направления. Это тоже не священная корова.

Перед правительством стоит задача оценить, какие отрасли требуют большей помощи, какие меньшей. Первый квартал этого года должен дать ответы на эти вопросы. Наметившиеся восстановительные процессы в нашей экономике носят крайне неравномерный характер. Нужно понять, где у нас формируются приоритеты. Поэтому корректировка планов после первого квартала неизбежна.

— А что с субсидиями регионам?

— С ними похожая ситуация. Проблемы в регионах остаются, проблемы очень острые, в частности, бюджетный дефицит региональных финансовых систем. Пока сделаны первые шаги для их решения, в бюджет 2017 года заложены для этого средства. После обсуждения в Госдуме соответствующие параметры были увеличены вдвое. Тем не менее, работы много, а в зависимости от того, как будет развиваться ситуация, возможно перераспределение этих средств.

Требуется постоянный тщательный мониторинг за состоянием экономики и глубины проблем. Думаю, в итоге все это будет учтено в комплексном антикризисном плане.

 — Но не получится так, что на какой-то период мы останемся совсем без плана действий?

— Для того, чтобы составить этот план действий, сначала нужно понять, как мы закончили этот год, по регионам, по отраслям. В некоторых регионах инфляция меньше 4%, в других — намного больше. Первый квартал 2017 года станет ключевым. Есть надежда, что он будет позитивным, начнется рост, и мы сможем выйти на плюс квартал к кварталу. В любом случае, уже на основе этих показателей должна разрабатываться комплексная антикризисная программа.

Экономист, председатель правления Института динамического консерватизма Андрей Кобяков полагает, что средства, о которых идет речь, в любом случае не принципиальны для экономики в целом.

— Пока мы не видели комплексного плана, в который должна войти часть мер, не очень понятно, что комментировать. Возможно, сокращение объема поддержки связано с не новой идеей экономии бюджетных расходов в условиях кризиса. Я убежденный противник такого подхода. Я считаю, что, напротив, необходимо наращивать государственные расходы, даже ценой увеличения государственного долга.

Понятно, что каждая копейка сейчас не помешает регионам, пострадавшим от кризиса. Но речь в антикризисном плане идет о тактической стороне дела, а никак не о стратегической. Если что-то менять, то нужно менять межбюджетные отношения, увеличивать долю налогов, которые остаются в распоряжении регионов, повышать степень их финансовой самодостаточности, давать им больше инициативы на местах в проведении экономических мероприятий.

Нужно искать новые инструменты привлечения средств в региональные проекты через механизмы государственных гарантий и выпуска региональных бондов, в том числе с привлечением международного инвестиционного сообщества. Китай вон сидит на деньгах и не знает, куда их девать. Достаточно предложить приемлемые формы работы с возможность капитализации этих инструментов не только на российской, но и на китайкой фондовой бирже, чтобы привлечь эти средства. Но этим никто не занимается. Вместо этого идет перекрой крох.

— Крох?

— На первый взгляд суммы кажутся колоссальными — 100 или 400 миллиардов. Но ведь это миллиарды рублей. Для сравнения, строительство одной атомной электростанции приличных размеров обходится в 10−20 миллиардов долларов. Вся сумма господдержки, которую мы обсуждаем — это даже не стоимость одной крупной АЭС. Страна, в которой по паритету покупательной способности объем ВВП исчисляется 2,5−3 триллиона долларов, обсуждает антикризисную программу, которая является пшиком в масштабах страны. Перекрой этих крох ничего не меняет с точки зрения экономического состояния России. Размеры требуемых инвестиций на несколько порядков превышают суммы, которые мы с вами обсуждаем.

 — Сейчас как раз разрабатывается комплексная программа развития экономики, возможно, она будет включать все этим меры?

—  «Возможно» и «будет включать» — это не одно и то же. Последний год в России идет активная дискуссия о будущем экономического развития. Причем она превратилась в борьбу персоналий за право написать некую стратегию развития РФ, в том числе исходя из пожеланий, высказанных Владимиром Путиным, чтобы страна уже в ближайшие два года показывала темпы роста, превышающие среднемировые. В противном случае доля России в мировом общественном продукте продолжит сокращаться.

Пока что идет борьба концепций. От того, какая из них победит, зависит, появится ли в этом комплексном плане то, о чем я говорил. Это вопрос в значительной мере идеологический. Тот же Алексей Кудрин еще год назад говорил, что России противоестественно развиваться со скоростью больше процента в год, это, дескать, опасно. Если такой подход восторжествует, мы не увидим в программе структурных мер. А вот если будут учтены требования по достижению роста 5−6% в год, без этих мер не обойтись, и разговор мы будем вести уже не о ста миллиардах рублей.

Источник

Фото ТАСС

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: