shadow

Четверть продуктов в России есть нельзя


shadow

Россельхознадзор выяснил, что под видом импортозамещения нам продают сплошной фальсификат

За прошлый год продукты питания подорожали на 6%, и это только официальные цифры. В реальности же кошельки у россиян отощали намного больше. Экономя, люди вынуждены покупать все более дешевые, а значит, некачественные продукты. И как тут ноги не протянуть?!

«Боярышник» как стратегия выживания

Крупнейший в стране продовольственный ритейлер «Магнит» первым среди конкурентов опубликовал данные о своих финансовых результатах за 2016 год. Средний чек в магазинах этой сети за прошлый год вырос лишь на 0,6%, что значительно ниже инфляции. По оценке Росстата, потребительские цены за год выросли на 7,1% (в том числе цена на продовольственные товары — на 6%). Из самых ходовых групп товаров, если верить Росстату, за год две даже показали удешевление: это плодоовощная продукция (на символические 0,1%) и мясо (на 0,6%).

В то же время за год на 16,1% подорожало подсолнечное масло, на 9,7% — рыба и морепродукты, на 9,5% — сливочное масло, на 9,4% — крупы, на 7,9% — молоко и молочная продукция. Кстати, табачные изделия за год в России подорожали аж на 22,1% (алкогольные напитки — «всего» на 7,3%). Но это единственный факт, которому можно искренне радоваться. Хочется верить, что курильщиков поубавится. Все-таки отыскать альтернативу резко подорожавшим сигаретам нереально. В отличие от алкоголя, вместо которого теперь беднейшие слои населения пьют «Боярышник».

Если цены и не думают снижаться, то, спрашивается, каким же тогда образом покупатели «Магнита» умудрились оставлять в магазинах столько же, как и было годом раньше? Просто люди стали меньше покупать (а, соответственно, и меньше есть). Об этом свидетельствуют все те же официальные данные Росстата. Если в 2012 году средний житель страны вместе получал каждый день 2633 килокалории (это энергетическая ценность пищи), то в 2015 году — уже 2583 килокалории, или на 2% меньше. Более свежих данных еще нет, но можно не сомневаться, что питаться граждане стали еще хуже.

Второй вариант — люди отказываются от дорогих продуктов в пользу более дешевых. Впрочем, сегодня эта категория «дорогих» становится все шире. С началом кризиса в России заметнее всего сократилось потребление фруктов и ягод (за три года — на 8,5%), рыбы и морепродуктов (на 5%), а также молока и молочных продуктов (на 1,5%). Сегодня многим россиянам все это уже становится не по карману.

У нас одна Россия, у артистов — своя

Сверхточным индикаторам Росстата тоже стоило бы верить не слепо. Доли процентов, на которые якобы дорожают отдельные товары, — это зачастую фикция. Вот еще пара цифр, хоть и официальных. В 2013 году на свой минимальный прокорм среднестатистический житель России тратил 3794 рубля в месяц, а в 2015 году на еду выложить уже приходилось 4720 рублей. Вот она — истинная цена кризиса: «лишняя» тысяча рублей вон из кошелька.

Росстат бесстрастно констатирует, что люди значительно меньше стали тратить на бытовую технику и уход за домом (на 14%). При этом вообще не выросли расходы на организацию отдыха и культурные мероприятия. Не потому, что билеты на концерты Лепса стали дешевле, а потому что люди стали реже на них ходить.

Россияне стали заметно меньше ездить (расходы на транспорт сократились аж на 15%). Ясное дело, что не на работу и не за детьми в садик — от этого отказаться невозможно. Перестали летать на отдых, да и просто ходить в гости. Именно это культурное обнищание, когда человек закрывается «в футляре» — это самое страшное последствие экономического кризиса. А вовсе не недоеденные калории.

Впрочем, изменение структуры питания — это своего рода «мина замедленного действия», которая закладывается под демографию и общественное здоровье. Только вчера «СП» рассказывала о том, что Россельхознадзор забраковал десятки проб свежей, охлажденной и вяленой рыбы, взятой в магазинах. Речная рыба была поражена опасными червями-паразитами. Подобные продукты сегодня попадают на прилавки, поскольку бизнес экономит на контроле качества.

И это полбеды. Нередко бизнесмены торгуют откровенным фальсификатом, а доверчивого покупателя пытаются ввести в заблуждение яркими этикетками и хлесткими названиями. Взять, например, мед. Известно, что его пытались фальсифицировать еще в XIX столетии в странах западной Европы. Но последние годы в России это приобрело характер эпидемии: на медовых ярмарках вам могут предложить медок из лавровишни и манго, эвкалипта и черники, кедра и боярышника, причем непременно с маточным молочком.

Причем почти все эти «сорта» являются фантазией самих продавцов. Вот лишь один пример, увиденный своими глазами. В баночке тягучий темный, почти черный, мед, на котором написано «Кипрей». Стоило бы знать, что в жидком виде кипрейный мед прозрачен, как вода, а когда он засахаривается, то становится белесым.

Фальсификат меда — это, как правило, обычная патока, смесь разных видов сахара. Естественно, в них нет полезных для организма веществ — гормонов, витаминов, микроэлементов. Но мало кто задумывается, что частенько в безобидных баночках с медом есть смертельно опасные химикалии. Если фальсификат привезен, скажем, из Китая, то велика вероятность, что там его «потчевали» различными антимикробными препаратами — хлорамфениколом или нитрофуранами. Это старые и дешевые лекарства, которые имеют огромное количество побочных эффектов (особенно при применении внутрь), от анемии до раковых опухолей.

На чем Ткачев не экономит

Конечно, мед — далеко не самый ходовой продукт. Фальсифицируют сегодня в России все, что можно есть. Как заявил на днях на «Гайдаровском форуме» помощник главы Россельхознадзора Алексей Алексеенко, доля фальсификата на прилавках доходит до 25%.

Среди некачественных продуктов лидируют колбасы (в первую очередь вареные и варено-копченые). Мясо заменяют на более дешевые ингредиенты: соевый и коллагеновый белок, крахмал, целлюлозу и даже шкуру животных. Стоит ли говорить, что на этикетках ничего об этом не говорится. Зато частенько на упаковке красуется знакомое еще из советского прошлого слова «ГОСТ», которое подсознательно вызывает доверие…

Очень часто подделывают и молочные продукты. Так, еще в прошлом июне Россельхознадзор сообщил по итогам проведенной в разных регионах проверки, что производители молока «массово» разбавляют его водой, а заодно подмешивают крахмал, мел, мыло, соду, известь, борную или салициловую кислоты и даже гипс. Также в ход идут антибиотики и, конечно, растительные жиры, которые добавляют в сыры, творог, сметану, сливочное масло…

Минсельхоз России под руководством Александра Ткачева сейчас разрабатывает «дорожную карту» по борьбе с фальсификатом. Хотя, безусловно, делать это нужно было еще вчера, ведь массовая подделка продуктов питания — это следствие не только обнищания населения, но и политики продовольственных контрсанкций.

Сам Ткачев заявил, что поддерживает возвращение Россельхознадзору полномочий по контролю за содержание агрохимикатов (в том числе пестицидов) в плодоовощной продукции на прилавках. Эту функцию у ведомства забрали еще в 2011 году, а Роспотребнадзор с контролем попросту не справляется.

Также Ткачев заявил, что намерен добиться введения уголовной ответственности за фальсификацию продуктов питания (сегодня она только административная). Причем солидарную ответственность с производителем должен нести и реализатор.

Фальсификат, уверен министр, должен уничтожаться так же, как сегодня это делают с контрабандной едой. Но главное — что должно уничтожаться также оборудование и аппаратура, на которой делают фальсификат. Для предприятий, однократно нарушивших требования маркировки, можно ввести и наказание в виде 90-дневного приостановления деятельности.

Ну и, наконец, для добросовестных производителей необходимо создать государственный реестр, и непременно публичный. Ну и в довершение всего, уверен Ткачев, нужно активнее разъяснять гражданам через СМИ, как вредно и опасно покупать фальсификат. Красиво, конечно, звучит это из уст чиновника. А может он поставить себя на место пенсионерки, которая пришла в «Магнит» купить маслица. Одно — за сто рублей, а рядом маргарин под видом того же масла — за тридцать. И что бабуля купит?

Или даже отец семейства, выбирающий глазированный сырок для ребенка. На этикетке мелким шрифтом написано что-то про «растительный олеин». Плюнет: поди ж ты разбери, что это значит. И купит. С кем тут бороться? Разве что с тотальной бедностью, вынуждающей людей экономить, экономить и еще раз экономить…

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: