shadow

В России раскрыли убийство полувековой давности

Кто старого помянет


shadow

Уникальный для отечественного уголовного права случай произошел в Ростовской области — пожилой рецидивист осужден за убийство 54-летней давности. Больше полувека он жил под другим именем, но погорел на тяге к малой родине. Подробности документального детектива выяснили у следователей, распутавших пылившееся в архиве уголовное дело.

Деревенский тунеядец

Эта достойная экранизации история началась в станице Грушевской под Ростовом-на-Дону в 1962 году. Тогда Россия называлась РСФСР, полицейские — милиционерами, срок можно было получить за тунеядство, гомосексуализм и спекуляцию, а за взятку в особо крупном размере ставили к стенке.

Николаю Цветову было чуть больше 20 лет, он жил с родителями, сестрой и братом. Репутацию имел прескверную.

«Разгильдяй, асоциальный тип, нигде не работал. Поговаривали, что промышлял воровством. Неоднократно привлекался к ответственности за тунеядство», — рассказывает «Ленте.ру» заместитель руководителя следственного отдела по Аксайскому району Ростовской области Алексей Савченко.

Такой популярный в советское время инструмент воздействия на маргиналов, как общественное порицание, на молодого человека действия не возымел. Критику односельчан он пропускал мимо ушей. Как и наставления председателя местного сельсовета, 30-летнего Андрея Карасева, который на свою беду занялся перевоспитанием непутевого.

Днем 8 июня 1962 года председатель в компании участкового Никитченко и милиционера Зинченко проезжали по селу на машине и увидели Цветова в компании собутыльников. Пили у всех на виду. Представители власти остановились, чтобы разобраться.

«Сколько можно пить, ты работать собираешься?» — поинтересовался у Цветова глава сельсовета.

После словесной перепалки Карасев со спутниками уехали. Цветова беседа на повышенных тонах разозлила не на шутку. Он пошел домой, взял охотничье ружье Иж-58 и прикатил на велосипеде к дому председателя. Карасев с милиционерами стояли на улице.

Со словами «я вас всех проучу» станичник два раза выстрелил в Карасева. Потом направил ружье на милиционеров, но те спрятались за дверцей автомобиля, и пули, выпущенные преступником, их не настигли. Бросив ружье, Цветов тут же ушел из станицы. Пешком, куда глаза глядят.

Карасев скончался на месте. У него остались жена и семилетний ребенок.

Кому война, а кому… алиби

Убийца добрался до Ульяновской области, где пристроился разнорабочим на ферму местного совхоза. В основном пас скот. Понимая, что он в розыске, всем представлялся Виктором Масловым.

Через некоторое время управляющий фермы стал требовать документы, ему ведь надо было оформить работника официально. Да и участковый ругался из-за нелегала. И тогда беглец вспомнил, что он — дитя войны.

Надо признать, легенду он придумал правдоподобную. Родился в эвакуации — в Павлодаре, в 1942 году. В войну этот административный центр Казахстана принимал в эвакопунктах тысячи матерей с детьми. Особенно много переселенцев было из Краснодарского края. При учете потока эвакуированных допускались многочисленные ошибки, иногда записи не велись вовсе.

Цветов сказал, что свидетельство о рождении потерялось в те нелегкие годы. И ему поверили. Сердобольный управляющий переговорил с участковым и помог ему выправить новые документы. В 1966 году Цветов официально стал Масловым, получив советский паспорт.

Украл, выпил, в тюрьму

Жизнь добропорядочного советского колхозника Маслов вел недолго. Пастух женился, в 1969 году у него родился сын. Но пить не бросил. И по пьянке, вскоре после рождения сына, получил первый срок за хулиганство.

Так и пошло — украл, выпил, в тюрьму. В 1998 году он снова совершил убийство — с целью ограбления. Его осудили на 13 лет. В тюрьме на почве бытовой ссоры убил сокамерника. К основному сроку добавили еще 9 лет. Должен был выйти на свободу 4 марта 2016 года, но тут Цветова-Маслова неожиданно настигло возмездие за первое «мокрое дело» в его криминальной биографии.

Сентиментальность фраера сгубила

Предварительное следствие по убийству Карасева было приостановлено за розыском подозреваемого, тем не менее оперативные мероприятия проводились — так, по словам Савченко, устроена система.

«У нас появились данные, что в 90-х годах Цветов наведывался к родственникам в станицу Грушевскую. О нем также было известно, что он был вроде бы осужден за кражу в Новочеркасске. Наши сотрудники съездили туда, изучили архив уголовных дел. Выбрали осужденных схожего с Цветовым возраста. Нашли дело Маслова с фотографией, показали карточку родственникам, и они узнали в нем Цветова», — рассказывает следователь. Так удалось доказать, что ульяновский пастух и аксайский тунеядец — одно лицо.

Несколько месяцев понадобилось сыщикам, чтобы установить местонахождение преступника. В феврале 2016 года, буквально за месяц до истечения срока наказания, они наконец-то выяснили, что он отбывает наказание за убийство в колонии в Ульяновской области. Оперативники и следователи туда приехали, и Маслов признался в убийстве Карасева.

Дожили до возмездия

«Человек пожилой, все думали, что он может себя оговаривать. Взяли у него кровь для молекулярно-генетической экспертизы. В станице нашли его племянника — последнего оставшегося в живых прямого родственника. И у него тоже взяли образец крови. Эксперты подтвердили родство», — говорит следователь.

В тот же день, когда он освободился из колонии, его задержали и этапировали в Ростовскую область. Следователям Цветов объяснил, что убил Карасева, потому что тот постоянно делал ему замечания.

«Он говорит, что сожалеет, но я сильно сомневаюсь», — отметил Савченко.

Сбор доказательной базы осложнялся тем, что с момента совершения преступления минуло более полувека и многих свидетелей уже не было в живых. Однако следователю удалось установить и допросить трех очевидцев преступления, а также родственников потерпевших, говорится в сообщении СК по Ростовской области.

Потерпевшую сторону представлял сын убитого председателя, которому сейчас 61 год. Поимке убийцы он не особо обрадовался. «Неохотно общался со следователем, а потом сказал: что с него [Маслова] взять, он уже дряхлый старик», — рассказывает Савченко.

«Это уникальный случай для России. Все-таки прошло 54 года, преступник изменил фамилию и год рождения. Я не слышал о подобных делах», — удивляется следователь.

Старик «строгача»

По его словам, были дела по преступлениям 15-, 20-летней давности, но все равно они относились уже к современной России. Здесь же Маслова судили по Уголовному кодексу РСФСР, в котором не было возрастных ограничений для привлечения к ответственности.

Современное законодательство предусматривает предельный возраст. Нельзя приговорить к пожизненному заключению мужчин старше 65 лет и женщин старше 60 лет.

Маслову за убийство и покушение на убийство милиционеров полувековой давности дали 12 лет лишения свободы в колонии строгого режима.

Срок давности не исчисляется в данном случае, пояснил следователь, потому что Цветов скрывался от правосудия и находился во всесоюзном розыске.

По словам Савченко, если бы глава сельсовета оказался единственной жертвой Цветова и никто не видел момент расправы, то через 15 лет истек бы срок давности, и его, скорее всего, освободили бы от наказания. Приговор пока не вступил в законную силу.

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: