shadow

Ближний бой. Почему армия НАТО неэффективна в городских сражениях?


shadow

Трудный штурм Мосула и других захваченных «Исламским государством» (организация, запрещённая на территории РФ) городов с участием западных вооружённых сил заставляет задуматься: что вообще умеют армии НАТО? Как там поставлено обучение ближнему бою в городских условиях, а особенно зачисткам закрытых помещений?

Чтобы понять, как именно армии Запада ведут бой в условиях городской застройки, каковы их тактические приёмы и хитрости, почему им так сложно переучиться на спецназовцев, учёные решили лично пронаблюдать за процессом армейской подготовки. Несколько лет автор последнего исследования на эту тему посещал тренировки в пяти странах НАТО: Германии (Гаммельбург), Канады (Гэйджтаун), США (база морской пехоты Кэмп-Пендлтон), Франции (Центр обучения действиям в городских зонах, CENZUB) и Великобритании (Тренировочный центр десантно-диверсионных подразделений Королевской морской пехоты Великобритании, CTCRM и ещё пять тренировочных лагерей). Поскольку все бойцы стреляли холостыми, учёному удалось буквально постоять у солдат за спиной или посидеть в помещениях, которые они штурмовали.

Самыми ценными оказались наблюдения, сделанные в CTCRM. Там был построен специальный комплекс — несколько полуоткрытых помещений вокруг специальной вышки, где находятся инструкторы. Помимо личных наблюдений автор статьи взял 47 интервью у инструкторов, учащихся, а также участников боевых действий на Ближнем Востоке.

Когда «гранаты с автоматом» больше не работают

Конечно, сражаться в городской застройке современные армии начали не в XXI веке: вспомните Сталинград, Берлин, Сеул и Хюэ. Однако в прошлом веке в городах сражались друг с другом главным образом крупные подразделения, на уровне армии или дивизии. Сейчас ситуация изменилась. Но даже в последней военной литературе Запада бои в городе рассматривались на тактическом уровне роты или батальона, хотя самое интересное происходит как раз на микроуровне: взвод, отделение, звено.

Как ни странно, фиаско в Грозном и Могадишо мало чему научили Запад. Даже морские пехотинцы США (одно из наиболее «инновационных» подразделений) разработали новые формы взаимодействия пехоты и танков в городе и восприняли британский опыт патрулирования улиц (Северная Ирландия) — но штурм и зачистка помещений ещё недавно оставалась у них на уровне 1944 года. «Кидайте гранаты. Когда они взорвутся, врывайтесь в комнату и поливайте всё огнём из автомата», — говорится в боевом уставе пехоты США по ведению боя в населённых пунктах (1993 год).

Только проблемы, с которыми НАТО столкнулась в городах Ирака и Афганистана в 2000-е годы, заставили солдат обратиться к опыту спецназа. Во время второй битвы за Фаллуджу (2004) американские морпехи взяли город привычным способом, в духе Второй мировой, что привело к множеству жертв среди мирного населения. Вот как вели себя военные: старший сержант Дэвид Беллавиа решил лично зачистить дом в районе Джулан. Войдя в комнату, где за завалами мебели прятался как минимум один местный ополченец, сержант стал поливать помещение очередями из своего автомата. Он выпустил около 500 патронов, но так и не смог попасть в противника!

Неэффективность такого рассеянного огня и многочисленность случайных жертв заставила морпехов и других военных пойти на поклон к спецназовцам. Те же после захвата заложников во время Мюнхенской олимпиады 1972 года создали несколько подразделений, умеющих быстро брать под контроль здания, обезвреживать террористов и спасать заложников. Британская SAS, американские «Дельта» и DEVGRU, немецкая GSG 9 — они активно развивались и обменивались опытом все последние десятилетия. У них армии НАТО и позаимствовали тактику боя в закрытых помещениях (close quarters combat, CQB)

Азбука ближнего боя

Фото: © Polaris/East News

Итак, на первое место (вслед за спецназом) в обучении тактике ближнего боя военные ставят меткую стрельбу. «Главное — точность. Надо быть метким. Вас выкинут из подразделения, если вы дважды промахнётесь. В условиях низкой видимости ещё можно это допустить, но вообще у вас нет права на ошибку», — рассказал инструктор из числа американских спецназовцев. Упор на меткость заставил пехотинцев перестроить весь процесс строевой подготовки. Раньше в армии США прицельная стрельба была частью дисциплинарных мер: если кто-то плохо показал себя в тире, его заставляли бежать лишнюю пару километров. Теперь же при подготовке к боям в городе инструкторы внимательно ищут причины всех ошибок: концентрация, дыхание, положение тела, — фактически как спортивные тренеры. Вместо наказаний за плохую стрельбу они исправляют индивидуальные ошибки.

Второе направление «тренировок» — понимание устройства городских строений. Инструкторы без устали повторяют: самое главное — углы и поле обзора. С тактической точки зрения любое здание состоит из множества углов. Успешные действия требуют максимального использования укрытий, которые они дают, при минимизации угроз (когда смотришь по сторонам). Занимать укрытия и оценивать поле обзора обучают на индивидуальном уровне, но фактически прошедшие курсы CQB солдаты НАТО осваивают стандартный набор поз и навыков обращения с оружием — прежде всего с пистолетом, который для большинства военнослужащих остаётся экзотическим оружием.

Непредсказуемые лабиринты

Фото: © AFP/EAST NEWS

Увы, одной индивидуализированной подготовкой не обойтись. Тактика боёв в городе требует отработки слаженных коллективных действий, на уровне отделения (8–12 человек) и особенно звена (3–4 человека). Обычный бой (в открытой местности) осуществляется силами взвода: командир выделяет одно отделение на огневую поддержку, другое посылает в атаку (например, на вражеское укрепление), а третье держит в резерве. В городе же вместо «плоской» местности приходится иметь дело с множеством горизонтальных, вертикальных, внешних, внутренних и подземных локаций. Отсюда вытекают две проблемы. Во-первых, каждый дом и каждая лестница «расщепляют» войска на отдельные звенья, что затрудняет тактические манёвры и заставляет солдат быть готовыми к любой роли. Одновременно в закрытых помещениях военные вынуждены находиться в опасной близости друг к другу — рискуя столкнуться и поранить напарников «дружественным огнём».

Во-вторых, в городе солдат встречает непредсказуемое количество угроз. В многочисленных помещениях могут скрываться мины, враги или заложники; коридоры и лестницы ведут в новые «лабиринты»; подвалы, чердаки, переходы, даже шкафы скрывают опасности. Входя в каждый дом и каждую комнату, штурмовая группа должна сразу оценить количество и качество угроз, разложить их по степени важности и распределить задачи между солдатами. Если члены группы не научатся понимать друг друга с полуслова, драгоценное время будет потеряно на разговоры и штурм здания рискует провалиться. И именно на обучение такого рода координации, своего рода «балету» (отработанной хореографии движений) нацелена групповая подготовка.

Военный баскетбол

Фото: © EAST NEWS

Проникновение в здания практически всегда осуществляется через дверь. «В обычном курсе боевой подготовки к городским баталиям нас учили входить, взрывая стены или запрыгивая в окна. Но в Фаллудже морпехам поручили зачищать 50–60 строений в день. На проламывание стен времени фактически не было», — писали участники битвы за Фаллуджу. Вход — самый опасный момент всей операции: штурмовая группа сразу попадает в зону поражения. Обороняющиеся не просто знают, откуда ждать врага, и обстреливают вход, но и отлично видят военных в лучах света в дверном проёме.

Отсюда ставшая базовой для НАТО техника — пятиступенчатый вход. При всех вариантах пять основных элементов остаются неизменными:

  • расчистить дверной проём;
  • расчистить прилегающее к нему пространство;
  • обезопасить выбранный угол;
  • проверить сектор обстрела;
  • занять командную позицию.

На конкретном примере реализация этого алгоритма выглядит так: первый солдат звена входит и зачищает «слепой угол» (который не виден сразу). Второй обеспечивает безопасность одного из открытых углов. Третий и четвёртый реагируют на угрозы из пространства непосредственно перед дверью. Все члены группы стараются максимально быстрее пройти зону поражения и занять командную позицию — воображаемую линию на расстоянии метра-двух от входной стены.

Одной техники «пяти шагов» для зачистки помещения, конечно, недостаточно: после входа штурмовую группу подстерегает масса сюрпризов. Например, во время тренировки британским морским пехотинцам легко удалось обезопасить обычную комнату: диван, стул, телевизор. Потом задание усложнили: инструкторы организовали на правой стене открытый проход в соседнюю комнату, а на левой — маленькую дверь в кладовку. И тогда морпехи оказались дезориентированными: не понимали, как одновременно зачистить первую комнату и защитить себя от врагов, которые, скорее всего, видят их через проход в соседнее помещение (и скрываются в подсобке). Солдаты сразу пугались и останавливались при входе в помещения, чёткость и слаженность движений исчезла. Они или поворачивались спиной к правому проходу, открывая себя вражескому огню, или спиной к кладовке — опять же подвергаясь опасности. В результате инструкторам пришлось спуститься с башни и буквально толкать и тянуть морпехов за бронежилеты, как игрушечных солдатиков, расставляя их в нужном порядке — чтобы каждый прикрывал своё опасное пространство.

После серии таких коллективных тренировок военные приобретают достаточно умений, чтобы не теряться в зданиях самой сложной планировки. Речь идёт об «энциклопедии», где практически отрабатываются отдельные «статьи» — лестницы, коридоры, Т-образные развилки, вытянутые и L-образные помещения и так далее. «CQB похожа на баскетбол или футбол. Мяч постоянно в движении. Куда перемещаться — ты знаешь благодаря тренировкам. Если собрать лучших игроков NBA в одну команду, она покажет очень средние результаты. Нужно вместе тренироваться. Но когда вы соберёте парней и они долго будут тренироваться вместе, тогда они станут всё делать правильно», — рассказал в интервью армейский инструктор по CQB (США). В итоге такого обучения даже при контакте со зданием незнакомой планировки штурмовая группа легко вспоминает нужный алгоритм и адаптирует его к новой ситуации.

Главный бой — за бюджет

Фото: © ASSOCIATED PRESS/FOTOLINK

Однако было бы неверным считать, что триумфальное распространение техник CQB среди армий НАТО стало однозначной историей успеха. Да, эффективность боевых действий в городских условиях повысилась. Но далеко не всегда временные и финансовые затраты (на многочисленные упражнения с целью научить солдат снайперской точности стрельбы, например) оправдывают себя. Даже в условиях иракской и афганской кампаний штурм и зачистка городских зданий заняли не так уж много места. А ещё за каждый новый навык приходится расплачиваться утратой старого: например, ещё в конце 1980-х разведгруппы Морской пехоты США (Force Recon) столкнулись с тем, что увлечение тактикой городского боя привело к утрате основных для них навыков ведения разведки. В итоге им пришлось вообще выбросить CQB из программ обучения.

Несмотря на все эти соображения, армии НАТО продолжают активно «инвестировать» в CQB. Скорее всего, причиной тому не чисто военные нужды, а статусные игры. Для политиков и народа «спецназовские» техники боя кажутся гораздо круче, чем движения обычных пехотинцев, куда-то бегущих и стреляющих из автомата во все стороны. Немаловажную роль в этом сыграли СМИ, Голливуд и видеоигры. Обучаясь ведению боя в городских условиях и тем самым копируя спецназ, пехота повышает свой престиж.

Более того, на стратегическом уровне CQB позволяет армиям стран НАТО соревноваться друг с другом — кто станет более важным и ценным партнёром для организации крупных операций. Так, стремясь к полноценному возвращению в ряды НАТО, французы построили целый центр CENZUB — чтобы показать себя лидером в обучении тактике городских боёв.

Престиж CQB активно применяется в жёсткой борьбе за финансирование. Так, британские морпехи подчёркивают уже не свои уникальные способности десантироваться, а опытность в городских боях. Для министра обороны организуют показательные зачистки помещений в Центре обучения коммандос. Судя по неформальным интервью, армейские офицеры с завистью смотрят на такую саморекламу морпехов и ожидают нового перераспределения бюджетных средств в пользу последних. Британский спецназ, со своей стороны, ревниво смотрит на самозванцев-морпехов. «Если хотите научиться CQB, сначала научитесь бежать много километров со скоростью 4 км/ч. И вообще, это наша прерогатива», — такими словами спецназовцы встречали инструкторов из числа морских пехотинцев, которые просили их поделиться навыками.

* * *

Подведём итоги. Интерес армий НАТО к ближнему бою в закрытых городских помещениях возник из-за проблем в ближневосточных кампаниях 2000-х, а современные террористические угрозы и война с «Исламским государством» продолжают этот интерес подогревать. Но очень скоро эта тактика станет оружием в совсем другой войне — пехота НАТО прикрывается ей как щитом, поднимая свой престиж и защищаясь от бюджетных сокращений.

life.ru

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: