shadow

Украина: внешнеполитический курс на год 2017-й. Мечты и реальность


shadow

В 2017 к украинской власти, поставившей все на пресловутую евроатлантическую солидарность и евробюрократию, может прилететь извне целая стая «черных лебедей».

Ближе к концу 2016 года стало очевидным, что внешние суверены постепенно дистанцируются от поддержки Киева. Усиление данной тенденции стоит ожидать в 2017 году – ключевым фактором, определяющим содержание внутренней политики Украины, станет изменение внешней конъюнктуры, что может крайне болезненно ударить по действующей власти.

Прежде всего, судьба Украины в 2017 году связана с решениями международных судебных инстанций. В январе в Высоком суде Лондона ожидается рассмотрение иска по «долгу Януковича» ($3 млрд по украинским еврооблигациям, выкупленных Москвой через Ирландскую фондовую биржу в декабре 2013). Киевское правительство в привычном стиле называет этот кредит «взяткой Януковичу за отказ от евроинтеграции», что, впрочем, не помешало Совету директоров МВФ в конце 2015 года признать официальный статус российского займа Украине.

В первой половине 2017 ожидается решение Арбитражного института Торговой палаты Стокгольма по спору между «Нафтогазом Украины» и «Газпромом». Напомним, что по предметом спора является подписанный Тимошенко газовый контракт 2009 года, а претензии каждой стороны претендуют на рекорд, составляя порядка $30 млрд.

Что будет делать украинская власть (привыкшая, что суды выносят решения, под давлением «телефонного права» и «активистов») в случае проигрыша в международных судах – большой вопрос. А шансы на подобное развитие событий не так уж и малы. Это не тот случай, когда «весь мир с нами», свидетельством чему недавнее решение Апелляционного суда Парижа, подтвердившего необходимость выплаты Украиной $112 млн и процентов российской «Татнефти». Или вот еще одна судебная «зрада» приключилась в августе 2016, когда Окружной суд Гааги отменил решение о выплате Россией в пользу экс-акционеров «ЮКОС» компенсации в размере $50 млрд.

Не судами едиными. В январе начнет работу администрация Дональда Трампа. Экс-глава штаба Трампа Пол Манафорт, обвинявшейся НАБУ в получении денег из т.н. «черной кассы» «Партии регионов», вряд ли станет послом США в Украине, но пересмотр отношения Вашингтона к Киеву произойдет наверняка. Как минимум, можно ожидать сокращения политически мотивированной финансовой подпитки (в т.ч. многочисленных грантов) киевского режима со стороны международных финансовых институций в нарушение собственных правил (как это было при выделении сентябрьского транша МВФ в $1 млрд). Как максимум – перезагрузку киевской власти путем досрочных выборов и договоренности с РФ по украинскому вопросу.

Не добавляет оптимизма Киеву и ситуация на европейском направлении. Во-первых, неопределенной остается позиция Нидерландов, где парламент и правительство схлестнулись за имплементацию результатов состоявшегося в апреле «украинского» референдума. Условия, которые могут выставить Нидерланды за ратификацию Договора об ассоциации ЕС-Украина (по слухам, это отказ Украины от вступления в ЕС, сворачивание сотрудничества в оборонной сфере, ограничение доступа к финансам ЕС) могут окончательно делегитимизировать нынешнюю власть, мечтающую продлить свое пребывание у «кормушки» как минимум до 2024 года, в глазах «общества майдана» с непрогнозируемыми для страны последствиями. В наиболее экстремальном для Киева варианте ратификация договора и вовсе может быть сорвана, если по итогам выборов в Нидерландах в марте 2017 к власти придут политические силы, выступившие за организацию «украинского» референдума.

Во-вторых, в апреле 2017 пройдут президентские выборы во Франции, где основными являются Франсуа Фийон и Марин Ле Пен, окрещенные украинскими СМИ «пророссийскими» кандидатами. Понятно, что данные политики не являются пророссийскими, но предельно очевидно, что они более национально ориентированы и куда менее связаны системой персональной лояльности с Брюсселем и Вашингтоном. Таким образом, один из наибольших страхов Киева – ослабление антироссийских санкций, из-за которых несет убытки европейский бизнес – может стать вполне вероятным сценарием.

Парламентские выборы в Германии пройдут осенью 2017 года. Хотя ФРГ на сегодняшний день является главным бенефициаром существования Евросоюза и больше всего заинтересована в сохранении нынешней политической и экономической инфраструктуры ЕС, в условиях роста евроскептических настроений шансы на очередной успех «ХДС» Меркель не столь очевидны, как это было в предыдущие времена (до миграционного кризиса, санкционной конфронтации и Brexit).

В одной из предыдущих публикаций доводилось упоминать, что переговорная площадка по урегулированию украинского кризиса в формате Трамп-Ле Пен-Штайнмайер-Путин резко сузит возможности Петра Алексеевича для внешне- и внутриполитических маневров. И хотя из данного списка выпал нынешний «пророссийский» глава МИД ФРГ Штайнмайер, которого отправляют на малозначимый в Германии пост президента, с точки зрения позиционирования на международной арене ситуация для Киева в 2017 определенно ухудшится. А она и без того выглядит далеко не лучшей – после «Панама-гейта», вмешательства в избирательный процесс в США, информации международных НПО о тайных тюрьмах СБУ, разгромных материалов в западных СМИ о коррупции украинских элит, е-деклараций, «пленок Онищенко» и так далее.

В общем, в 2017 к украинской власти, поставивших все на пресловутую евроатлантическую солидарность и евробюрократию, может прилететь извне целая стая «черных лебедей». Что, впрочем, для украинского общества не так уж и плохо – имеются шансы на переформатирование власти, превращающейся в «токсичный актив» для Запада, и демократизацию общественно-политической жизни страны. Наверняка в 2017 в Украине начнется новый политический цикл, где идеология «евроромантизма» и слепого поклонения «Граду на холме» уступит место более прагматичному подходу во внешней и внутренней политике.

Источник

Фото ПолитПазл

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: