shadow

Догнать и перегнать весь мир

Выполнимо ли поручение президента ускорить темпы роста экономики к 2019 году


shadow

Официальный сайт Кремля опубликовал перечень поручений по реализации Послания Президента РФ Федеральному собранию от 1 декабря 2016 года. Всего в списке содержится 25 поручений, призванных обеспечить выполнение того, о чем говорил Владимир Путин. В частности, президент поручил правительству подготовить план по обеспечению роста экономики Российской Федерации.

Предполагается, что комплексная программа будет разработана при участии Торгово-промышленной палаты РФ и ведущих общественных объединений предпринимателей. План действий правительства должен быть рассчитан на 2017 — 2025 годы. Меры, предусмотренные в нем, призваны обеспечить достижение темпов роста экономики России, превышающие темпы роста мировой экономики, не позднее 2019 — 2020.

Среди названных мер присутствуют шаги по улучшению делового климата, по повышению результативности крупных инвестиционных проектов, по наращиванию объема несырьевого экспорта, по развитию малого и среднего предпринимательства, по повышению эффективности государственной поддержки отраслей экономики. Программа должна быть разработана до 30 мая 2017 года.

Кроме того, Центральному банку РФ поручено совместно с правительством и с учетом международного опыта подготовить и представить предложения по развитию финансового рынка, а Кабмин обязан подготовить программу мер для развития цифровой экономики в РФ к 1 июня 2017. К этому же сроку должны быть представлены предложения по оптимизации налоговых льгот и иных преференций.

Планы по превышению темпов роста мировой экономики к 2019−2020 годам сейчас выглядят довольно амбициозными и выполнимыми только в случае, если мировой ВВП начнет расти медленней. Последнее, впрочем, очень вероятно. В сентябре МВФ признал провал усилий «Большой двадцатки» по ускорению мировой экономики. 2016 год станет пятым годом подряд, когда темпы роста мирового ВВП не превысят долгосрочного среднего уровня в 3%. И 2017 вполне может продолжить эту негативную тенденцию.

Ожидается, что около 60% роста ВВП «двадцатки» к 2018 году будет обеспечено за счет усилий развивающихся рынков, на которые приходится больше половины ВВП G20. Сегодня львиную долю роста ВВП обеспечивают именно они. Валовый продукт Китая во II квартале 2016 вырос на 6,7%, Индии — на 7,1% в I квартале.

В то же время, российская экономика уже несколько лет переживает кризис. В 2014 году ВВП вырос только на 0,6%, а в 2015 его падение составило 3,7%. В текущем году экономические власти неоднократно говорили, что дно кризиса уже достигнуто и вскоре экономика пойдет в рост. Но прогнозы в течение года регулярно пересматривались, и вместо обещанного роста в середине октября МЭР предсказал падение ВВП на 0,6%. Такую же оценку выдал Всемирный банк, правда, в этом случае это прогресс — еще летом ВБ предсказывал, что российская экономика снизится на 1,2%. На 2017 различные финансовые организации прогнозируют незначительный рост экономики РФ на 0,5−08%.

Экономист, председатель Союза предпринимателей и арендаторов России Андрей Бунич скептически оценивает инициативу по подготовке долгосрочного плана и настаивает на том, что меры по модернизации экономики нужно принимать незамедлительно.

— Я бы не назвал это поручение амбициозным. Срок его исполнения назначен на май следующего года, а это значит, что до этой даты никаких предложений не будет в принципе. Предполагаемые темпы роста запланированы на 2019−2020 годы. К этому времени многое может измениться, а те, кто будет разрабатывать план, смогут о нем забыть.

Речь нужно вести о первоочередных мерах, а не о том, чтобы к какому-то году выйти на темпы роста выше среднемировых. Тем более что никто не знает, какими они будут. Это все абстракция.

Кроме того, не ясно, какие интеллектуальные силы будут привлечены к разработке этого плана. И почему они не были задействованы до сих пор и не смогли предложить ничего подобного? Похоже, что речь идет о тех же людях, которые занимались вопросами экономики до сих пор.

Упоминание предпринимателей, мне кажется, это уступка для общественного мнения, которая позволит сказать, что они привлечены к работе и у них нет повода для возмущения. Хотя они особо и не рвутся выступать, поэтому с ними нет смысла заигрывать.

 — То есть правительство не прислушивается к предпринимательскому сообществу?

— В последние годы все эти предпринимательские объединения совершенно не противодействовали инициативам правительства по повышению налогов, установлению новых сборов. Не помню, чтобы они хоть раз осуществили серьезное давление на Минфин, защищающее бизнес. Все оставалось на уровне риторики, а смотреть нужно не на слова, а на дела. Максимум, что они делали — предлагали подождать с введением новых поборов. Никакой серьезной борьбы не было.

А кто слышал, чтобы они защищали интересы предпринимателей от транснационального капитала, чем занимаются подобные организации в других странах? Никто. Они защищают только сами себя. Скоро число защитников предпринимательства сравняется с числом самих предпринимателей.

— Возвращаясь к плану, как считаете, в чем он будет заключаться?

— Все предложения сведутся к тому, чтобы дать деньги тем, кто испытывает сложности. Думаю, в этом плане будут сведены заявки желающих получить государственную помощь по разным направлениям. Но собраться заявки будут долго, и ко времени их подачи потенциальная помощь исчерпается, так как будут исчерпаны возможности Резервного фонда и Фонда национального благосостояния. Правительство резонно скажет, что не может выполнить эту программу. Может, для этого одним из исполнителей и выбрана Торгово-промышленная палата, которая все делает долго и вяло.

— То есть реального содержания в этой программе не будет?

— Лично я пока не вижу перспектив у этого плана. Новая программа по экономическому прорыву всегда предполагает новые идеи и новых людей. Она должна базироваться на иных теоретических установках и социальном слое, который может ее воплотить. Нужно апеллировать к широкому слою людей, которые могли бы заниматься предпринимательской деятельностью, и создать для них благоприятные условия, изменив налоговую политику, финансово-кредитную систему.

Но такого широкого слоя сейчас нет. Он сужается и не имеет политического представительства. А раз его нет, кто будет с ним считаться? Даже если кто-то напишет гениальный план, нет никаких оснований считать, что все не сведется к обычным ритуальным заклинаниям о поддержке малого и среднего бизнеса, которые мы слышим 15 лет.

 — Что же вы предлагаете?

— Делать что-то надо, и делать быстро, а не откладывать на полгода-год. Ситуация требует немедленных решений. Следует привлекать всех, кто может что-то предложить, создавать множество разных рабочих групп, иногда с противоположными взглядами, чтобы они разработали набор идей.

Тогда впоследствии президент сможет выбирать из набора, который ему предложен. Срок должен быть поставлен очень короткий, потому что мы не можем ждать, пока выйдем на какие-то темпы. Может оказаться, что к тому времени мы попадем в еще более сложное положение. Резервы исчерпаются, и без того вялый бизнес умрет, а у потребителей не останется никаких средства.

А главное, в мире может произойти новый технологический прорыв, к которому мы совершенно не готовы. Параллельно у нас есть колоссальнейшие инфраструктурные проблемы, оставшиеся с прежних времен. Инфраструктура давно устарела и требует огромных вливаний.

Без учета всех этих моментов любые программы — это фантазии. И пока мы их будем писать, мы можем оказаться в еще более глубоком кризисе, чем сейчас.

Директор аналитического департамента группы компаний «Альпари» Александр Разуваев считает, что выходом из кризиса может стать развитие ЕАЭС.

— Я не уверен, что мировая экономика будет расти в ближайшее время по той простой причине, что Дональд Трамп с его идеями возвращения производства на родину — это довольно большая турбулентность.

— Но если предположить, что темпы роста останутся на нынешнем уровне 3%, сможем ли мы их обогнать?

— При действующей экономической модели все зависит от цен на нефть. В этом плане я настроен умеренно оптимистично. Учитывая, что себестоимость многих месторождений довольно большая, а бюджеты основных стран-экспортеров предполагают более высокие цены на нефть, я надеюсь, сырье подорожает, и мы начнем расти быстрее. Если придерживаться показателей в 50 или 40 долларов за баррель, мы будем расти очень медленно.

— Что нужно для того, чтобы расти быстрее?

— Чтобы говорить о более высоких темпах роста нужна полная перезагрузка экономики. А это, с некоторыми поправками, идеи господина Глазьева. Но для экономики это станет новым шоком. У нас достаточно либеральная экономическая линия, к которой все привыкли, и не очень понятно, как поведут себя те же финансовые рынки при реализации таких идей.

— Получается, нужно просто ждать?

— Нет, почему же. Мы должны работать над созданием единого рынка товаров и услуг с Белоруссией и Казахстаном в рамках Евразийского союза. Если наши экономики будут считать вместе, мы автоматически станем намного больше.

Здесь важнейший момент — единая евразийская валюта «алтын». Соглашение о создании единого евразийского ЦБ уже подписано, но непонятно, когда это будет реализовано на практике. Нужно реализовать все, что подписали в мае 2014 в Казахстане Путин, Лукашенко и Назарбаев, причем как можно быстрее. Но это больше политические, чем экономические вопросы.

Источник

Фото ТАСС

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти без регистрации: