shadow

Иносми: Новые особые отношения: чего Путин хочет от Трампа?

The Guardian, Великобритания Люк Хардинг (Luke Harding)


shadow

Невероятный роман между избранным президентом и бывшим агентом КГБ, сделавшим карьеру на ненависти к Америке, напугал многих американских союзников. Он вызывает очень серьезные вопросы, от судьбы Эдварда Сноудена до сохранности тайн Центра правительственной связи Британии.

Что примечательно, это был их первый телефонный разговор. На прошлой неделе в понедельник Дональд Трамп побеседовал с Владимиром Путиным. По информации из Кремля, Путин поздравил избранного президента США с его уверенной победой. Мы точно не знаем, как они обращались друг к другу, но можно себе представить, что это было «Владимир» и «Дональд».

Лидеры согласились с тем, что российско-американские отношения — «абсолютно неудовлетворительные», как выразилась Москва. Их страны начнут новый диалог, основанный на «равенстве, взаимном уважении и невмешательстве во внутренние дела друг друга». Они будут поддерживать связь, а скоро встретятся лично, заявил Кремль. А спустя несколько часов российские самолеты возобновили бомбардировки Сирии.
Нетрудно себе представить, какой будет ситуация весной или летом 2017 года. Кавалькада крупных минивэнов Chevrolet заедет на территорию Кремля и припаркуется возле храма постройки XV века с блестящими позолотой куполами. 45-й президент США выпрыгнет из машины и энергично направится внутрь.

Трамп со своей свитой пройдет мимо картины, на которой изображены русские лучники, убивающие своих врагов в средневековой битве. Затем он войдет в грандиозный дворцовый зал, позолота в котором — такая же яркая и кричащая, как и Башня Трампа на Манхэттене. Там нового президента США встретит человек неожиданно маленького роста. Последуют радушные улыбки и рукопожатия. Путин имеет привычку заставлять всех ждать, причем обычно ожидание затягивается до бесконечности. Но есть подозрение, что на встречу с Трампом он явится вовремя. Путин страстно желал и надеялся на победу Трампа, однако вряд ли считал такой исход возможным. В день голосования государственные СМИ сообщили простым россиянам, что выборы будут сфальсифицированы, и что победа Хиллари Клинтон предопределена заранее.

Характер первой встречи Трампа и Путина повлияет на развитие международных отношений. Эта встреча либо успокоит, либо еще больше напугает руководство западных органов безопасности, которое уже ошеломлено тем, как Трамп осыпает похвалами непредсказуемого российского диктатора и президента.

Легко себе представить, чего Путин может хотеть от Трампа. У российского лидера — длинный перечень требований к Америке, ведь геополитические недовольства и претензии у его страны очень давние. Его отношения с Бараком Обамой и с Джорджем Бушем были ужасными. (Наверное, последний счастливый момент был в 2001 году, когда Буш заявил, что «ощутил душу Путина»).

Во-первых, Кремль хочет, чтобы Соединенные Штаты отменили санкции, введенные против России после аннексии Путиным Крымского полуострова, который был захвачен законспирированным российским спецназом. Эти санкции, к которым присоединился Евросоюз, стали также наказанием за тайное вторжение Путина на восток Украины, в котором участвовали как регулярные войска, так и «добровольцы».

Министерство финансов США — организация серьезная. Под санкции, среди которых была заморозка активов, попали близкие дружки Путина из числа миллиардеров, подвергнутые наказанию из-за своей близости к «высокопоставленным руководителям Российской Федерации», как весьма сухо заметило министерство. В Вашингтоне многие считают, что их активы принадлежат Путину, составляя в сумме сотни миллиардов долларов.
Во-вторых, Путин захочет, чтобы Трамп признал принадлежность Крыма России, чего пока не сделало ни одно крупное государство. Аннексия чужой территории отбрасывает нас в темное прошлое. Надо сказать, что границы Европы были изменены впервые с 1945 года. Согласится ли на это Трамп? Этого не знает никто, хотя такое кажется возможным.

А еще есть Сирия. Путин хочет, чтобы Соединенные Штаты отказались от требования об уходе президента Башара аль-Асада со своего поста. Он будет добиваться содействия Трампа в международной войне против «террористов» — то есть всех тех, кто противостоит режиму Асада.

И наконец, возникает вопрос о том, как будет поделен мир в эту новую пост-либеральную эпоху. Кремлю кажется, что он имеет право на некую сферу влияния. В нее входят бывшие республики Советского Союза, Восточная и Центральная Европа. Московские идеологи говорят о «цивилизационных сферах» и о «плюри-центризме». Это такие кодовые слова, означающие, что Россия является доминирующей силой в мире, которая действует на равных с США.

В идеале Путин хотел бы получить новую версию ялтинского соглашения от 1945 года, по условиям которого США, Советский Союз и Британия поделили послевоенную Европу. Однако можно себе представить, что он согласится и на такую сделку, по которой Трамп косвенным образом признает наличие у России «законных интересов» в ее ближайшем географическом окружении. Трамп уже сомневается в роли НАТО. Он говорил, что Соединенные Штаты не станут защищать страны, которые не вносят должный вклад в общую финансовую копилку Североатлантического альянса.

Поэтому неудивительно, что прибалтийские государства нервничают, что министры иностранных дел стран ЕС собрались на экстренное совещание после победы Трампа, и что у граничащих с Россией государств снова появились дурные предчувствия. Они боятся, что «сфера влияния» будет подразумевать возможность подрывной деятельности, нападения или вмешательства в выборы на стороне предпочтительных для Кремля кандидатов. Многое из этого происходит уже сегодня.

По словам путинского пресс-секретаря Дмитрия Пескова, у Трампа и Путина — общий «концептуальный подход» к внешней политике. Их взгляды «феноменально близки», сказал Песков в Нью-Йорке. Между тем, один высокопоставленный российский дипломат признал, что российским властям уже известно окружение Трампа, со многими из которых они поддерживали контакты во время предвыборной кампании.

 

А чего Трамп хочет от Путина? Это интригующий вопрос. Ответ на него пока неизвестен. Будучи специалистом по заключению сделок, жестким переговорщиком и мастером блефа, Трамп наверняка потребует что-то от России. Но реальность такова, что Москве почти нечего предложить взамен, кроме улучшения отвратительных на сегодня двусторонних отношений.

Не исключено, что Путин может пойти на одну уступку, и касается она разоблачителя и беглого сотрудника АНБ Эдварда Сноудена, который скрывается в Москве с 2013 года. Срок вида на жительство у Сноудена истечет следующим летом. Можно себе представить, как Кремль с большим сожалением объявит, что Сноуден нарушил его условия и поэтому будет экстрадирован в США.

Но и этим невозможно объяснить ту бурную и публичную поддержку, которую Трамп выражает Путину. Во время предвыборной кампании в США Путин был единственным иностранным деятелем, которого он неоднократно хвалил. Он называл его «более сильным» лидером, чем Обама. Он также подстрекал Россию к проведению хакерских атак против Клинтон. Администрация Обамы полагает, что именно Кремль стоял за утечкой информации из электронной почты Национального комитета Демократической партии. Конечно, не это стало причиной поражения Хиллари, но данные действия определенно способствовали ему.

Большую часть года журналисты пытаются выяснить, какими рычагами воздействия на Трампа обладает Путин, и существуют ли они вообще. Как объяснить публике странную преданность кандидата от Республиканской партии бывшему агенту КГБ, чья карьера основана на ненависти к Америке? Очевидно, что начинать надо с Пола Манафорта, который до весны текущего года руководил предвыборной кампанией Трампа. Прежде Манафорт оказывал услуги продажному экс-президенту Украины Виктору Януковичу, который после антиправительственного восстания в 2014 году бежал в Россию.

Он не только подчищал имидж Януковича в глазах общественности и не только советовал ему сушить феном волосы. Манафорт наладил связи с влиятельными олигархами. Среди них оказались Олег Дерипаска и Дмитрий Фирташ, вкладывавшие свои инвестиции в бизнес Манафорта, которым он занимался на стороне. Одним из направлений этого бизнеса была нью-йоркская недвижимость. Я попытался взять интервью у этих олигархов, но безуспешно. Непонятно, какое количество российских денег служит фундаментом для обширного портфеля недвижимости Трампа.

Несмотря на всесторонние поиски и многочисленные запросы, репортеры так и не смогли найти ответ на то, что можно назвать вопросом Фрэнсиса Фукуямы (Francis Fukuyama). Этот историк на страницах Financial Times спросил, почему Трамп «не произнес ни единого слова критики в адрес Путина». Фукуяма заинтересовался, нет ли у Путина «тайных рычагов влияния» на Трампа, скажем, «в виде долгов американского магната перед российскими деловыми кругами, которые помогают его бизнес-империи удержаться на плаву».

Опять же, этого никто не знает. Долгие месяцы в США циркулируют мрачные теории о том, какой компрометирующей информацией на Трампа могут обладать российские спецслужбы. ФСБ, ставшая преемницей КГБ и какое-то время работавшая под началом Путина, специализируется на сборе компромата, который можно использовать для шантажа. Эта служба умело использует методы тайного подслушивания и видеонаблюдения, а также другие грязные трюки.

Последний визит Трампа в Москву состоялся в ноябре 2013 года. Причиной стал конкурс красоты «Мисс Вселенная». Принимал Трампа российский девелопер родом из Азербайджана Арас Агаларов. (По словам Агаларова, с Трампом должен был встретиться и Путин, который в последний момент отменил встречу, но прислал ему в подарок богато украшенную декоративную шкатулку с дружественной запиской.) В этом мероприятии участвовало множество красивых женщин, а в его рамках в московском ночном клубе состоялась шикарная вечеринка.
Я встречался с Агаларовым, когда работал в России корреспондентом Guardian. Он показал мне свой последний проект застройки. Это был эксклюзивный жилой комплекс, построенный для супербогатых людей в сельской местности в Подмосковье. Агаларов оказался приятным собеседником. Мы ездили в его британском «лендровере». Мы проезжали мимо обширных поместий, выстроенных в шотландском аристократическом стиле, а его телохранители следовали за нами в черных «мерседесах». Агаларов вряд ли захотел бы поставить Трампа в неловкое положение.

Тем не менее, Трамп во время поездки в Москву жил в пятизвездном отеле «Ритц-Карлтон», занимая номер люкс, которым прежде пользовался Обама. Американские средства массовой информации сообщали, что ФСБ могла сделать видеозапись Трампа в номере. Никаких доказательств существования компрометирующего видео нет. Но ФСБ наверняка была в этом заинтересована: в конце концов, это ее работа.

Следующий визит Трампа в Москву будет праздничный. Путин устроит в его честь шикарный официальный обед. Будут звучать тосты. Все говорит о том, что между этими людьми быстро возникнет то, что немцы называют Männerfreundschaft, или мужской дружбой — близкими панибратскими отношениями, подобными тем, какие у Путина были с Герхардом Шредером и с Сильвио Берлускони. Они будут закреплены парой неприличных шуток, возможно, по поводу женщин, и основаны не на принципах, а на взаимной заинтересованности.

Что же достанется всем остальным? В этом месяце генеральный директор британской MI5 дал интервью Guardian, которое стало первым газетным интервью руководителя этой спецслужбы за всю ее 107-летнюю историю. У Паркера мрачные предчувствия. Он предупредил о нарастающей тайной угрозе со стороны России, назвав это государство «все более агрессивным».

По словам Паркера, Кремль для проведения своей внешней политики активно использует имеющиеся в его распоряжении мощные рычаги. В арсенал его средств воздействия входит шпионаж, подрывная деятельность, пропаганда и кибератаки. Сегодня в Британии работает больше российских агентов, чем в годы холодной войны. «Россия сегодня деятельно работает по всей Европе и в Британии. И задача MI5 помешать этому», — заявил Паркер.

В послевоенную эпоху министры с теплотой говорили об особых отношениях Британии с Вашингтоном. На прошлой неделе особыми они не казались. Трамп сначала позвонил лидерам 10 стран, включая Египет и Саудовскую Аравию, а уже потом набрал номер Терезы Мэй. К огорчению Даунинг-стрит, фактически британским эмиссаром для Трампа сегодня является Найджел Фарадж (Nigel Farage).

По-настоящему особые связи между двумя странами существуют в сфере разведывательной деятельности по сбору информации. Разоблачения Сноудена показали, насколько тесно связаны АНБ и британский Центр правительственной связи, также занимающийся подслушиванием. Либералов беспокоит то, что Трамп воспользуется возможностями американских служб наблюдения для подавления инакомыслия внутри страны, а также для сведения счетов со своими политическими противниками в Вашингтоне и в средствах массовой информации.

Для Паркера и для других людей, которые работают в тени, возникают и более тревожные вопросы. Насколько тесно шпионские ведомства Трампа будут сотрудничать со своими российскими коллегами? Будет ли администрация Трампа делиться с ФСБ секретами, включая секреты Ее Величества? Не станут ли подчиненные Трампа делиться с русскими информацией о тайных операциях Британии?

Шпионам хорошо известны возможности Кремля. В январе отставной судья сэр Роберт Оуэн (Robert Owen) провел публичное расследование и пришел к выводу, что ФСБ направила двоих наемных убийц для устранения российского диссидента Александра Литвиненко. Их оружием стал радиоактивный чай. По словам Оуэна, проведенную в 2006 году лондонскую операцию «мог утвердить» Путин. Трамп встал на защиту Путина, заявив Fox News: «Кому известно, кто это сделал?»

Для Путина 2016 год стал просто чудесным. На прошлой неделе на выборах в Молдавии и Болгарии победили пророссийские кандидаты. ЕС ослаблен кризисами, включая Брексит. Правые популисты укрепляют свои позиции. А положение Ангелы Меркель, которую многие сегодня считают лидером свободного мира, существенно ослабло. И кто знает, не победит ли на майских президентских выборах во Франции Марин Ле Пен, получившая от Москвы кредит?

Единственная проблема Кремля связана с повествовательной линией. Антиамериканизм давно уже является для Путина определяющей идеей. До победы Трампа многие россияне считали, что они уже, пусть и опосредованно, но воюют с Западом на таких полях сражений как Сирия и Украина, и что настоящая война уже не за горами. Теперь, когда Трамп стал президентом, Соединенные Штаты опустятся вниз в списке официальных врагов России, где они издавна занимали первое место. И эту нишу должен будет заполнить кто-то еще.

Пока между Вашингтоном и Москвой наступает оттепель, первая за 15 лет. Любовь между Трампом и Путиным может продлиться довольно долго. Но в равной степени возможно, что Путин прикарманит те уступки, на которые готов пойти Трамп. А потом вернется в естественное для себя состояние: состояние ненависти к Америке.

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.