shadow

Паралич имени Трампа: избранный президент США сломал «компас»западного мира

«Президента, который обладал бы такой степенью независимости от политической элиты страны, просто не было»


shadow

Все смешалось в доме Облонских — или, если быть более точным, в «доме», в котором вопреки желанию главных жильцов неожиданно появился новый веселый «управдом» — Дональд Трамп. Автор тезиса «Россия — чисто региональная держава» Барак Обама внезапно обнаружил: по крайней мере в военном отношении «регион», в котором имеет влияние РФ, — это весь мир.

Неожиданное «научное открытие» на этой неделе сделал и министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский: оказывается, нормализация отношений между Москвой и Варшавой — это задача на раз-два-три. Россия всего-то должна вернуть обломки самолета Леха Качиньского и отменить экономические санкции, которые она почему-то ввела против Польши.

Примеры странного и нетипичного поведения слуг народа из стран НАТО можно еще приводить и приводить. Но разумнее будет сразу перейти к сути проблемы: в мире западной политики внезапно отказали все «навигационные приборы». То, что еще вчера казалось вечным и незыблемым, внезапно перестало быть таковым. «Стрелка политического компаса» мечется как бешеная. Никто не понимает, кем после пересменки в Вашингтоне будет Владимир Путин — скорее врагом или скорее другом. Вот все потихоньку и перестраховываются.

Известная шутка про заголовки французских газет времен возвращения Наполеона на трон в 1815 году — «Корсиканское чудовище высадилось в бухте Жуан» — «Узурпатор вошел в Гренобль» — «Бонапарт занял Лион» — «Его императорское величество вступает в верный ему Париж» — еще не стала явью. Но, столкнувшись с полной непросчитываемостью российско-американских отношений при президенте Трампе, очень многие западные политики демонстрируют удивительную «пластичность».

Но сколько еще продлится это состояние полной политической неопределенности? Когда «стрелка политического компаса» перестанет метаться?

Прежде, чем перейти к попытке ответа на этот вопрос, необходимо сделать одну важную оговорку. Во всей прошлой истории США не было аналогов того, что сейчас происходит в американских верхах. Среди 44 американских президентов были самые разные люди. Был политик, которого историки с очень большой долей вероятности считают гомосексуалистом, — Джеймс Бьюкенен в 1857 году. Был политик, который сразу после своего избрания на роль главы государства вдруг осознал: он совершенно непригоден для этой должности и не знает, что делать, — Уоррен Хардинг в 1921 году. Был, наконец, политик, из которого разве что клещами можно было вытянуть больше трех слов, — Кальвин Кулидж в 1923 году.

Но президента, который обладал бы такой степенью независимости от политической элиты страны, какой обладает Дональд Трамп, просто не было. Я не знаю, насколько справедлива версия, которую уважаемый российский политтехнолог Евгений Минченко услышал в Америке: «Трамп и не собирался выигрывать. Его задачей было увеличить капитализацию своего бизнес-бренда и уровень международной идентификации имени. Поэтому он его и экономил, не вложил (в свою предвыборную кампанию. — «МК») обещанный миллиард собственных денег… Но состояние «нечего терять» дало Трампу уникальное преимущество — кураж. В то время как Хиллари делала тяжелую утомительную работу, Дональд наслаждался вниманием медиа и общением с людьми».

Но даже если эта версия ошибочна и Трамп все-таки хотел стать президентом, такая трактовка событий идеально передает сюрреализм происходящего в американской политике.

Элита страны по-прежнему пребывает в состоянии шока. Элита страны по-прежнему воспринимает события примерно так: директором «института благородных девиц» по какой-то странной прихоти судьбы оказался наглый, развязный, длинноволосый юнец! Впрочем, довольно о том, что «никогда такого не было и вот опять». «Наглый юнец» вплотную подошел к формированию своей внешнеполитической команды. Посмотрим, какие выводы можно сделать из той отрывочной и фрагментарной информации, которая уже имеется на данный момент.

По сообщению американских СМИ, пост помощника президента по национальной безопасности предложен близкому соратнику Трампа — бывшему руководителю военной разведки, генерал-лейтенанту в отставке Майклу Флинну. Если это назначение состоится, то для России это будет однозначно хорошая новость. Как я уже писал, Флинн относится к нашей стране на удивление адекватно. И основой этого адекватного отношения является совсем не сентиментальность. Флинн считает, что у Америки и России есть общий враг, с которым невозможно договориться: исламский радикализм. А раз есть общий враг, то есть и общий интерес.

По поводу обладателей других ключевых внешнеполитических постов ясности пока нет. Но те фамилии, которые звучат в качестве основных претендентов, скажем, на должность государственного секретаря — Митт Ромни и Рудольф Джулиани, — не сулят России ничего хорошего. Но проблема здесь даже не в конкретных персоналиях.

Проблема в том, что людей, которые смотрят на Россию под тем же углом зрения, что Трамп и Флинн, в американской элите в принципе мало. А в конгрессе, который обладает огромным влиянием на американскую внешнюю политику, их не просто мало, а очень мало.

Скажу больше: если бы большинство в сенате и палате представителей было бы сейчас у демократов, то жизнь Трампа в Белом доме превратилась бы в самый настоящий ад. Исключать нельзя было бы ничего — вплоть до импичмента.

В странах НАТО подобный прецедент уже был. В 2003 году президентом Литвы был избран Роландас Паксас — политик, которого в местной элите подозревали в «излишних симпатиях» к России. Уже в 2004 году Паксаса сместили с должности под надуманным предлогом.

Конечно, в Америке удачных случаев импичмента президента пока не было. Но в 1868 году жертвой импичмента едва не стал президент Эндрю Джонсон. Для его смещения с должности требовалось 36 голосов сенаторов. А проголосовало за эту меру только 35… Особенность Трампа в том, что он ведет себя подчеркнуто неаккуратно. Найти предлог для импичмента — задача элементарная. И вопрос об импичменте Трампа, с моей точки зрения, рано или поздно будет поднят. Трамп в безопасности лишь до следующих выборов в конгресс в ноябре 2018 года — на этих выборах расстановка сил в сенате и палате представителей может очень сильно изменится.

Однако вернемся все же в день сегодняшний. Нынешнее республиканское большинство в конгрессе Трампа тоже не очень-то жалует. Но вступать в острый конфликт с президентом от своей же партии — это для республиканцев верный способ политического самоубийства. И это обстоятельство стоит воспринимать как повод для осторожного оптимизма.

Если Трамп будет всерьез настаивать на изменении отношений США и РФ, то теоретически у него есть «окно возможности» для протаскивания этой идеи через конгресс. Но вот возможно ли это практически? И как в принципе можно нормализовать отношения между Москвой и Вашингтоном при наличии такого мощного «раздражителя», как Украина? У меня нет сейчас ответов на все эти вопросы.

Короче, правильно делают те политики из стран НАТО, которые старательно «раскладывают сейчас яйца по разным корзинам». Президент Дональд Трамп может оказаться таким же блестящим и везучим политиком, как и кандидат в президенты Трамп. Но президент Трамп может оказаться и полным провалом, политиком, который в соответствии со знаменитым «принципом Питера» достигнет в Белом доме уровня своей некомпетентности — с соответствующими последствиями для его плана улучшения отношений с Россией. Свидетелями какого из двух вариантов мы станем — пока сказать нельзя.

Источник

Фото MK

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.