shadow

Улюкаев сел за «Роснефть» при помощи ФСБ

Силовики следили и за другими чиновниками


shadow

Задержание министра Улюкаева – это тяжелое событие и для власти, и для правительства. Это за гранью моего понимания. Я вчера это обсуждал с президентом, на него это произвело такое же впечатление», – признался премьер-министр Дмитрий Медведев на встрече с депутатами фракции «Единой России» вчера вечером. Позже вышло официальное сообщение об отставке министра экономического развития Алексея Улюкаева.

В понедельник около 17 часов министр после совещания отправился в офис «Роснефти». А во вторник он должен был улететь в командировку в Перу. Примерно в 22.30 министра искали подчиненные, но ни его мобильный, ни мобильный водителя не отвечал, рассказал «Ведомостям» федеральный чиновник. Его коллега предполагает, что задержание произошло около 19 часов. К 2 часам утра все завершилось подписанием протокола о задержании министра, и в 02.33 Следственный комитет (СКР) вывесил на сайт официальное заявление о том, что Улюкаев подозревается в получении взятки в размере $2 млн от «Роснефти» за положительное заключение и оценку, которые сделали возможной покупку госпакета акций «Башнефти» «Роснефтью». По этой статье предусмотрено до 15 лет лишения свободы со штрафом в 70-кратном размере взятки. Согласно заявлению СКР Улюкаев был задержан «благодаря своевременному обращению представителей «Роснефти», а к самой сделке претензий нет.

Министр получил взятку за совершение действий, которые входили в его служебные полномочия, что подтверждается свидетелями, результатами оперативно-розыскных мероприятий и другими материалами дела, заявил в суде представитель следствия: «Момент задержания произошел в момент получения Улюкаевым этих денег лично». Улюкаев в суде вину не признал и отказался давать показания, но пообещал сотрудничать со следствием. Он заключен под домашний арест на два месяца. Задержание в «Роснефти» он расценил как провокацию, говорит его адвокат Тимофей Гриднев. Точная картина событий не известна: Гриднев со слов самого Улюкаева сказал, что тот не брал в руки деньги, но представитель СКР утверждает обратное, говоря о «специфических следах на пальцах рук фигуранта».

Вклад Улюкаева

Борьба вокруг права «Роснефти» купить госпакет «Башнефти» шла в правительстве весь год, однако финальное решение принималось на самом верху – президентом и премьер-министром.

Минэкономразвития лишь его оформляло. Каким «положительным заключением» Улюкаев мог помочь госкомпании купить «Башнефть», следствие не говорит. В суде эта информация тоже не звучала.

Изначально планировалось выставить эти акции на публичные торги, ими интересовались девять претендентов. Госкомпании «Роснефть» среди них не место, считали многие чиновники экономического блока. Привлеченный Минэкономразвития для этой сделки в качестве инвестиционного консультанта «ВТБ капитал» летом разослал приглашение претендентам, в том числе и «Роснефти», присутствие которой в этом списке было согласовано с директором департамента Минэкономразвития Оксаной Тарасенко («Ведомости» с ним ознакомились). Сам Улюкаев занимал нейтральную позицию – хоть и называл «Роснефть» ненадлежащим покупателем, говорил, что запретить ей покупать «Башнефть» можно только специальным актом правительства. О том, что «Роснефть» к торгам все же допущена, в конце сентября объявил первый вице-премьер Игорь Шувалов. Это было решение правительства.

А дальше сразу вышло распоряжение правительства о продаже «Башнефти» «Роснефти». Улюкаев поспешил объяснить: это потому, что «Роснефть» единственная подала юридически обязывающую заявку с премией к цене оценщика (297–315 млрд руб.). Но, как выяснили «Ведомости», другим претендентам «ВТБ капитал» даже не предлагал прислать такие заявки. «Компания получила лишь одно письмо от «ВТБ капитала» с приглашением принять участие в приватизации, на которое ответила согласием, все ждали условий приватизации, даты аукциона, а потом все узнали, что покупает «Роснефть», – рассказывал один из претендентов.

ВТБ капитал» это не комментирует. Но один из организаторов процесса приватизации объясняет, что банк не мог самостоятельно рассылать предложения претендентам, нужно было указание Минэкономразвития, но никаких указаний не было: «Все ждали – и вдруг вышло распоряжение». Уже после продажи акций группа компаний «Альянс» писала премьер-министру, что готова была заплатить за «Башнефть» на 4 млрд руб. больше «Роснефти», но не успела подать заявку.

Но в принципе «Роснефть» в качестве покупателя устраивала всех, утверждает высокопоставленный чиновник, так что сделку никто не будет отыгрывать назад, юридически она безупречна. Минэкономразвития указывает, что сделка проходила на основании распоряжения правительства, а значит, торги не были нужны – закон допускает изъятия в том случае, если сделка проводится «в целях создания условий для привлечения инвестиций и стимулирования развития фондового рынка» (на это и была ссылка в постановлении). В заявлении СКР сразу было сказано, что к самой сделке по продаже акций «Башнефти» у следователей вопросов нет.

Охота на Улюкаева

Помимо прочего в заявлении СКР говорилось, что, вымогая взятку, Улюкаев угрожал «Роснефти» создать препятствия для ее деятельности. Каким образом министр экономического развития может как-то препятствовать главному исполнительному директору «Роснефти» Игорю Сечину, непонятно, удивляются чиновники. Для нефтяной компании в России важна налоговая система, говорит сотрудник инвестбанка, но ее регулируют Минфин и Минэнерго, у Минэкономразвития решающего права голоса нет. «Нас даже на рабочие совещания часто не приглашают», – рассказывает федеральный чиновник.

«Новая газета» сообщила, что оперативно-технические мероприятия в отношении Улюкаева были проведены «по инициативе и при непосредственном участии начальника службы безопасности «Роснефти» Олега Феоктистова». Феоктистов появился в «Роснефти» в августе этого года, куда перешел с должности замначальника Управления собственной безопасности (УСБ) ФСБ. Феоктистов принимал активное участие в этом деле, Сечин попросил его об этом, еще когда тот работал в ФСБ, говорит высокопоставленный сотрудник силовых органов. Сотрудники ФСБ под его руководством вели оперативную разработку Улюкаева с прошлого года, знает федеральный чиновник.

Речь шла не только об Улюкаеве, сообщил «Ведомостям» высокопоставленный сотрудник одной из силовых структур: мишенями разработки были еще вице-премьер Аркадий Дворкович, помощник президента Андрей Белоусов (оба публично выступали против продажи «Башнефти» в руки «Роснефти», Белоусов даже назвал это «глупостью»), а также Тарасенко и помощник Шувалова Марина Романова. Белоусов и Дворкович вчера отказались это комментировать, Тарасенко написала, что «работает в штатном режиме». Связаться с Романовой не удалось.

Улюкаев среди всех чиновников экономического блока был самым уязвимым – к команде Улюкаева давно присматривались силовые органы, говорят три федеральных чиновника, упоминая многочисленные жалобы на нарушения при назначениях в Росреестре. Об этом даже докладывали президенту, сказал один из них. Однако у Улюкаева была сильная поддержка в лице премьер-министра Дмитрия Медведева – тот сам его позвал на эту должность, хотя президенту уже советовали другую кандидатуру, рассказывали «Ведомостям» члены правительства и сотрудники администрации президента.

Улюкаев стал первым министром экономического блока в современной российской истории, в отношении которого было возбуждено уголовное дело. Это серьезное обвинение, которое требует тщательного рассмотрения, заявила пресс-секретарь Минэкономразвития Елена Лашкина. Пока история выглядит совсем неправдоподобно, говорит подчиненный Улюкаева: «Выходит, что он ненормальный псих, потому что подставился, вымогая смешную сумму у такого человека, как Сечин». «Алексей – наш товарищ, и ничего плохого я даже думать про него не хочу, это плохо для экономики и для министерства», – сказал федеральный чиновник. «Смутное время начинается», – резюмирует он. «Для нас, знающих Улюкаева больше 30 лет, случившееся – абсолютный шок», – написал председатель правления «Роснано» Анатолий Чубайс в Facebook.

«У силовиков растут аппетиты, элитные группы пытаются доказать, что после 2018 г. у них есть хорошие перспективы, несмотря на то что Путин начал смену команды, – полагает политолог Михаил Виноградов. – Происходит ослабление гражданских ведомств». Но если дело Анатолия Сердюкова давало положительный имиджевый эффект для власти, то этого же нельзя сказать об арестах Вячеслава Гайзера, Никиты Белых и тем более Улюкаева, считает эксперт.

В подготовке статьи участвовали Елена Мухаметшина, Алина Фадеева

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.