shadow

Кишинёв берет курс на Москву

Президентские выборы в Молдове выигрывает «пророссийский социалист»


shadow

Лидер Партии социалистов Молдовы Игорь Додон объявил о своей победе во втором туре президентских выборов. Согласно предварительным данным Центральной избирательной комиссии Молдавии, Додон набирает 52% голосов.

Его соперница, единый кандидат от проевропейской оппозиции — глава Партии действия и солидарности (ПДС) Майя Санду, заручилась поддержкой 47% избирателей. Как передает ТАСС, во втором туре президентских выборов приняли участие более 1,6 млн. избирателей — 53,4% от включенных в списки голосования. Это на 4% больше, чем в первом туре.

«Я думаю, все поняли, что в этой кампании мы выиграли. Благодарю всех, кто меня поддержал. Я понимаю ответственность и буду президентом для всех», — заявил Додон на пресс-конференции в полночь. Он также рассказал журналистам о своих планах на посту президента.

«Впервые за последние семь лет все промолдавские и прогосударственные силы объединились за дружбу с Россией, за нейтралитет, за наше православие, за объединение страны в решении приднестровского конфликта. Первый шаг был сделан», — заявил он в интервью каналу «Россия 24».

По его словам, урегулирование приднестровского конфликта может начаться в начале 2017 года, после того, как выборы президента состоятся в Приднестровье. Кроме того, лидер социалистов не исключил референдум о расширении полномочий президента Молдавии. Додон также намерен настаивать на проведении досрочных парламентских выборов в будущем году.

Можно ли считать победу «пророссийского» кандидата окончательной? Будет ли проигравшая сторона требовать пересчета или отмены итогов выборов?

Политический обозреватель Виктор Шапинов не верит в это.

— Разница в голосах в пять с небольшим процентов ясно показывает, кто победил. В ходе самого голосования проигравшая Майя Санду говорила о том, что на участках в Западной Европе не хватило бюллетеней. Однако и этот факт не мог оказать решающего влияния на результат. Скорее всего, правые будут вынуждены признать поражение и готовиться к новому раунду политической борьбы.

— Насколько, по-вашему, вероятен вариант массовых выступления сторонников евроинтеграции по образцу апреля 2009-го?

— Такие выступления весьма вероятны, но не прямо по результатам выборов, а в том случае, если Додон решится на какие-то шаги, которые можно будет представить, как «разрушение европейской мечты». Так, Игорь Додон обещает организовать проведение референдума по внешнеполитическому курсу страны. Также он может не подписать какие-то законы, которые будут требовать ЕС или международные структуры. Это может стать поводом для протестов.

— Додон заявил, что будет президентом для всех молдаван. Но ведь общество расколото на два непримиримых лагеря, причем противников почти поровну. Как можно его объединить?

— Любой выигравший президент делает подобные заявления. Это может быть как дежурным оборотом, так и намеком на готовность сотрудничать с проевропейской властью — тогда это тревожный сигнал для избирателей Додона.

— Молдова остается парламентской республикой. Будет ли у президента Додона возможность выполнять свои предвыборные обещания без устойчивого большинства в парламенте?

— Президент в Молдове является скорее символической фигурой. Без роспуска парламента, расклад сил в котором уже явно не отражает настроений в обществе, политический курс страны не изменить. Однако Додон может предпринять ряд конкретных шагов, которые усилят его политические позиции и позволят двигаться к перевыборам парламента. Это, например, запланированный визит в Москву, в ходе которого новый президент, по-видимому, договорится с российской стороной о возобновлении экспорта ряда молдавских товаров на российский рынок.

— Как Запад отреагирует на этот результат? Будет ли он продолжать поддерживать Молдову в случае корректировки ее внешнеполитического курса?

— Пока такой корректировки ожидать не следует: у президента нет соответствующих полномочий. Однако, для Запада уверенное избрание Игоря Додона президентом — серьезный «звонок». Посмотрим, какие меры они будут предпринимать для удержания ситуации под контролем. Весьма вероятный шаг — это попытка изменения системы выборов парламента — на смешанную или чисто мажоритарную. Ведь если сохранится существующая система выборов по партийным спискам, то партия социалистов может получить большинство даже самостоятельно, а с союзниками — практически гарантировано. Если же половину или все 100% депутатов будут составлять мажоритарщики, то путем подкупа и «тушкования» можно будет снова создать «проевропейское» большинство.

— Сегодня многие эксперты ставят победу Додона в один ряд с итогами выборов в Болгарии, США, Brexit и с референдумом в Голландии. Правы ли они? Если да, о чем говорит эта тенденция и будет ли она продолжаться?

— Конечно, это тенденция отхода от навязанного Западом либерального «мейнстрима». Это также и показатель кризиса гегемонии США, которые уже не могут эффективно контролировать политическую ситуацию по всему миру. В этих условиях у всех стран, даже таких небольших как Болгария или Молдова, появляется шанс использовать открывающееся «окно возможностей» для независимого и самостоятельного развития, для формирования курса, основанного на собственных интересах.

— Самое главное, что удалось — это избежать негативного сценария, — считает глава молдавской общественной организации «Родина — Евразийский союз» Игорь Тулянцев.

— Все прошло мирно. Победителем, в конце концов, должен оказаться многонациональный молдавский народ, а не кто-то из кандидатов. Если новоизбранный президент сделает все, что обещал до выборов, то «оранжевый» сценарий маловероятен. А самое главное — это будет способствовать демонтажу олигархического режима. Чтобы кардинально поменять ситуацию в стране должны пройти досрочные парламентские выборы. Ведь у нас парламентская республика и практически вся полнота власти сконцентрирована в законодательном органе страны. Если новоизбранный президент будет этому способствовать, то у Молдовы есть шанс на жизнь и развитие. Очень хочется надеяться, что именно так и будет.

— Считаете ли вы, что выборы прошли честно и демократично? Насколько, по-вашему, объективен результат, насколько он отражает реальное состояние молдавского общества?

— Я неоднократно говорил, что если провести реальные, честные, демократические выборы во всех странах бывшего социалистического лагеря, то победил бы Путин. Естественно, не исключением является и Молдова. Несмотря на то, что выборы были неконституционными, но в тоже время, крайне популярными среди населения, это дало возможность правящему режиму провести их без особого сопротивления со стороны молдавского общества. Результат выборов — это не победа какого-либо кандидата, это выбор молдавского народа в пользу внешнеполитического партнера. Хотя по всем социологическим опросам более 65% населения видят свое будущее в Евразийском союзе, поэтому тут легко увидеть разницу.

— Что сегодня в Молдове решает президент? Будет ли у него какое-то «пространство для маневра»?

— Полномочия президента крайне ограничены. В основном, это представительная должность. Если новоизбранный президент будет исполнять предвыборные обещания, то ему придется столкнуться в схватке с олигархическим режимом. В этом случае у президента будет практически стопроцентная поддержка населения. Если же новоизбранный президент пойдет по-другому пути и будет заигрывать с режим, то быстро потеряет доверие внешних партнеров и разочарует избирателя, который уже не раз был обманут политической элитой страны.

— Возможно ли сегодня реальное налаживание отношений с Москвой? Или Запад этого не допустит?

— Возможно на декларативном уровне, но не более. Да, президент может совершать поездки, подписывать договоры о стратегическом партнерстве, в общем, о намерениях. Однако вся власть реально у правительства и парламента. Если идти по пути демонтажа режима, а легитимность на это у президента от народа есть, то тогда все получится. Если же нет, то все иллюзии быстро закончатся.

— Как насчет приднестровской проблемы? Понятно, что при президенте-«евроинтеграторе» решить ее в принципе нельзя. А при президенте, декларирующем сближение с Россией?

— Приднестровскую проблему никто не хочет решать, поэтому она и не решается. Есть проблема на уровне элит, на уровне населения проблем нет.

Победу Додона не стоит считать шагом к возвращению Молдовы в «орбиту России», убежден Директор Центра евразийских исследований Владимир Корнилов.

— Вспомните, сколько лет Молдавию возглавлял как бы «пророссийский» Воронин. Намного ли за годы его правления Молдавия приблизилась к «российской орбите»? Додон, как и многие европейские лидеры, использовал сейчас внешне «пророссийскую» риторику. Но для того, чтобы страна реально повернулась лицом к России, потребуется еще долгая, серьезная, планомерная работа, в том числе на идеологическом фронте. И это в первую очередь будет зависеть от России

— Насколько результаты выборов свидетельствуют о расколе в молдавском обществе? Возможно ли его преодолеть, и если да, то как?

— Практически каждые выборы в Молдавии свидетельствуют, что в обществе наличествует серьезнейший раскол в геостратегических векторах населения. Нынешние выборы — не исключение, а лишь подтверждение. При этом нынешние выборы — еще и подтверждение огромного разочарования в «евроинтеграционном» курсе страны, которое охватило значительную часть общества, еще вчера голосовавшую за «евроинтеграторов».

 — Как, по-вашему, будет реагировать Запад? Будет ли он ставить палки в колеса новому президенту?

— У Запада, как вы понимаете, есть сейчас проблемы посерьезнее Молдавии. Во всяком случае, насколько мне известно, экстренная встреча министров иностранных дел ЕС, которая проходит нынче в Брюсселе, собиралась рассматривать лишь «проблему Трампа», а не Кишинева. Но при этом надо полагать, что ЕС резко сократит ту куцую «помощь», которую в последние годы Брюссель оказывал «европейским реформаторам» Молдавии.

Источник

Фото АР

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.