shadow

Как советская «золотая молодежь» угоняла самолет


shadow

Странно, но я об этом случае очень мало знал до этого момента или можно даже сказать ничего не знал. У всех на слуху был угон самолета семьей Овечкиных. Об этом знали все и в подробностях.

Однако именно в 1983 году произошло то, что в газетах 1990-х было принято называть «кровавой баней», — чрезвычайно жестокое нападение террористов на советский самолет, в ходе которого так или иначе пострадала четверть заложников. Удивительно, что участниками угона были не религиозные экстремисты или обиженные «зэки», а так называемая «золотая молодежь» — обеспеченные парни и девушка, которые жили так, как не могли себе позволить 99% советских граждан.

Вот как это было в подробностях …

18 ноября в Тбилиси выдалось теплым, но дождливым и туманным. В 15:43 самолет Ту-134, следовавший по маршруту Тбилиси — Батуми — Киев — Ленинград, поднялся в воздух и взял курс на Батуми, где его ждала дозаправка. Лететь было всего ничего, но до города пассажиры так и не добрались. Из-за сильного бокового ветра посадка в Батуми оказалась невозможной, поэтому экипаж принял решение вернуться в Тбилиси. Как только капитан собрался сообщить об изменении маршрута, в кабину пилотов постучали.

Из газеты «Вечерний Тбилиси»:

«В 15 часов 43 минуты самолет взял курс на Батуми. Спустя несколько минут после взлета бандиты начали незаметно распределять между собой оружие.

Далее события разворачивались стремительно.

В 16 часов 13 минут Каха Ивериели и Иосиф Церетели поднялись со своих кресел и направились в сторону пилотской кабины. Это было сигналом для остальных.

Табидзе шепнул Паате Ивериели, что сидящий впереди мужчина, кажется, работник милиции, сопровождающий самолет, и его надо обезвредить. П. Ивериели, схватив бутылку из-под шампанского, с размаху нанес удар по голове мужчины. Затем, уже в смертельно раненого пассажира в упор выстрелил Г. Табидзе. Так был убит Алуда Соломония, начальник управления «Рустагаза».

Вслед за первым выстрелом последовали другие. Увидев пассажира в форме пилота гражданской авиации и приняв его за члена экипажа — им оказался А. Плотка, — Табидзе трижды выстрелил в него. Микаберидзе тоже выстрелил в Плотку, а затем и во вскочившего с кресла пассажира Гвалия. Оба были тяжело ранены.

Паата Ивериели и Кобахидзе, подняв гранаты, угрожают взорвать самолет в случае сопротивления со стороны пассажиров, приказывают им лечь на пол. Каха Ивериели вместе с Церетели, силой, под угрозой оружия, заставляют бортпроводницу В. Крутикову оказать содействие в проникновении в пилотскую кабину.

О том, что происходило в пассажирском салоне, экипаж еще не знал: шум двигателей и бронированная перегородка гасили звуки выстрелов.

Стук был условным — так сообщить о себе могли только члены экипажа и обслуживающий персонал. Инспектор из Грузинского управления гражданской авиации открыл глазок и увидел напуганную бортпроводницу, после чего отпер дверь. Мужчина ничего не успел понять, как получил в лицо пять пуль. После этого в кабину ворвались двое. Один приставил пистолет к голове командира судна, второй проорал, что самолет захвачен и полетит в Турцию. Ничего не понимающий бортинженер попытался что-то спросить, но тут же выстрелом в упор был убит захватчиком.

Опомнившись от первого шока, сидевший за шторкой штурман достал служебный пистолет и открыл огонь по террористам. Через мгновение к нему присоединился пилот-инструктор. Чтобы дезориентировать остальных возможных угонщиков, пилот начал резкий набор высоты, отбросив захватчиков в середину салона. Кабину вновь удалось закрыть, но положения дел это не меняло — несмотря на одного ликвидированного террориста, оставалось еще шестеро бандитов, в распоряжении которых оказался салон самолета с полусотней перепуганных пассажиров.

Пилоты передали сигнал бедствия на землю и сообщили диспетчеру о попытке угона Ту-134. Экипажу было приказано садиться в Тбилиси. Благо из-за скверной погоды идентифицировать аэропорт из иллюминаторов было сложно, поэтому придерживались следующей легенды: самолет прибыл в Батуми для дозаправки и готовится отбыть в «свободную Турцию», как того требуют террористы. На всякий случай в воздух подняли два истребителя, которые сопровождали Ту-134 до самой посадки.

Тем временем в салоне самолета количество жертв преступников увеличивалось. Пытаясь вычислить сотрудников службы безопасности, которые могли присутствовать на рейсе, бандиты открыли огонь по троим пассажирам. Один из них скончался, двое были тяжело ранены и впоследствии остались инвалидами. После приземления террористы начали беспорядочно стрелять, ранив еще несколько человек.

Трагическая судьба постигла стюардессу — ту самую, которую заставили постучаться в кабину пилотов. После того как экипажу удалось забаррикадироваться, бандиты избили женщину, повыдергивали ей волосы и использовали в качестве живого щита после приземления. Прикрываясь бортпроводницей, один из захватчиков открыл запасной люк и, несмотря на сумерки, дождь и туман, узнал родной Тбилиси. Поняв, что самолет вернулся и ни о какой Турции не может идти и речи, террорист застрелил стюардессу, после чего пустил пулю себе в голову.

Террористы

Во всей этой истории едва ли не самое интересное — личности бандитов, которые захватили несчастный самолет. Судите сами: все они были молодыми выходцами из интеллигентных семей, а идейным вдохновителем преступников выступил священник! «Святой отец» внушил банде, что на Западе их ждет полная свобода и бежать к ней надо непременно вооружившись до зубов. Первоначально планировалось, что именно священнослужитель спрячет в своей рясе оружие и пронесет его на борт авиалайнера. Правда, потом у батюшки получилось выехать в Европу по церковной линии и от непосредственного участия в нападении он уклонился.

Для всей советской Грузии случившееся стало настоящим шоком. Но — шоком по-разному…

Руководил бандой 25-летний художник Иосиф (Сосо) Церетели, сын знаменитого члена-корреспондента Академии Наук Грузинской ССР, профессора Тбилисского Государственного университета Константина Церетели. С отцом, «этим прислужником режима», он почти не общался, почти не разговаривал и с матерью, пытавшейся сберечь семейный покой. Что они понимают? И что могут понять… в настоящем искусстве, в музыке — Мике Джаггере или в Led Zeppelin?..

Каха и Паата Ивериели, двадцати девяти и двадцати семи лет. Оба врачи, оба окончили в Москве Университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы. Отец — заведующий кафедрой Института усовершенствования врачей, профессор. Мать — домохозяйка.

Герман (Гега) Кобахидзе, двадцати трех лет. Актер киностудии «Грузия-фильм», выпускник театрального института. Его отец, известный, но опальный сценарист, кинорежиссер, актер и композитор, имел другую семью; мать — актриса Грузинского театра юного зрителя.

Красавчика Гегу начали снимать с юного возраста, и он был избалован вниманием. Кобахидзе сыграл в картинах «Приключение Лазаре» (1973), «Переполох» с Софико Чиаурели (1975), «Пусть он останется с нами» (1975), «Птичье молоко» (1976), «Дюма на Кавказе» (1979), «Для любителей решать кроссворды» (1981).

Именно о нем, несостоявшемся герое для фильма «Покаяние», следствие отзывалось так: «Дед Геги Кобахидзе погиб на войне. А внук разрисовал стены своей комнаты фашистской свастикой, носил на шее металлический крест капеллана гитлеровской армии. В его доме члены банды тренировались в стрельбе из пистолета, у него в доме обнаружен, составленный собственноручно, детальный график с расчетами предполетной подготовки и движения самолета. Именно ему принадлежит идея и вся организация приведшей к кровавой трагедии инсценировки свадебного путешествия, проноса в самолет оружия, как и участие в его приобретении.

Взяв на себя роль идейного вдохновителя группы, он проявлял активность во всех делах, требуя, чтобы вся группа действовала как один человек. В самолете отличился особо жестоким и циничным отношением к пассажирам, терроризируя их постоянными угрозами взорвать гранатой самолет».


Сосо Церетели и Тинатин

Была в этой странной компании и девушка — Тинатин Петвиашвили, девятнадцати лет, студентка третьего курса Тбилисской Академии художеств. Отец — научный сотрудник, жил в Москве; мать — научный сотрудник кафедры физики Тбилисского государственного университета. Это она, красивая девушка «с детским голосом», стояла с гранатой у входа в захваченный самолет и выкрикивала угрозы бойцам спецназа…

У нее была далеко не последняя роль в «спектакле», который задумал Сосо Церетели. За два дня до захвата самолета Тинатин сыграла свадьбу с местным актером, одним из членов банды. На торжество среди прочих пригласили чуть ли не случайную знакомую, которая работала дежурной в депутатском зале тбилисского аэропорта. Девушка ничего не знала о готовящемся нападении и помогла молодоженам отправиться в «свадебное путешествие» без досмотра багажа. Благодаря этому террористы пронесли на борт несколько пистолетов с большим запасом боеприпасов и чемодан с гранатами.

Раджен Микаберидзе («Финансист»), двадцать пять лет. Его отец являлся управляющим трестом «Интуриста», мать — домохозяйка. Оружие для акции было приобретено на деньги именно Микаберидзе.

Самым старшим участником нападения был Григол Табидзе, тридцати двух лет. Трижды судим за грабеж, угон автомобиля и злостное хулиганство. Его отец руководил проектным бюро Государственного комитета профессионально-технического образования Грузинской ССР. Мать работала педагогом. Он в общем то был безработный наркоман. Именно его убили пилоты во время завязавшейся в кабине перестрелки.

…Когда Геге исполнилось два года, его отец снял милую черно-белую немую короткометражку «Свадьба». Мечтания юноши о марше Мендельсона, под звуки которого он поведет любимую под венец, разбиваются в тот день, когда с огромным букетом в руках он решается сделать ей предложение, а вместо этого становится невольным свидетелем ее свадьбы с другим.

Свою свадьбу повзрослевший Герман устроил в бело-кровавых тонах. 16 ноября он продиктовал Тине письмо к пилотам следующего содержания: «Летчики! Мы, 7 человек, требуем посадить самолет на одном из аэродромов Турции. Мы вооружены. Если вы нас обманете и не подчинитесь нашим требованиям, мы взорвем самолет».


Кадр из фильма «Набат»

Любопытно, что в качестве пособия по угону самолета нападавшие использовали фильм «Набат». Особой художественной ценности картина не представляла и в первую очередь рассматривалась создателями в качестве учебного пособия для антитеррористических групп. К тому времени фильм не успел выйти в прокат, но в грузинской киностудии уже была копия ленты. Пользуясь связями, ребята чуть ли не до дыр засмотрели картину, изучая конструкцию самолета и перебирая все возможные варианты с доставкой оружия на борт. В дальнейшем террористы действовали один в один по сценарию «Набата».

«Набат»

Так назывался не только фильм, но и операция по спасению заложников и штурму захваченного самолета.

Ту-134 оцепили военные, в течение восьми часов после приземления с террористами пытались вести переговоры грузинские милиционеры. Безрезультатно. В аэропорт вызвали родителей бандитов. По одним данным, те приехали, но отказались разговаривать со своими детьми. По другим — родственники все-таки пытались увещевать террористов, однако безуспешно.

За это время из самолета чудом успели выбраться несколько человек. Первым сбежал молодой солдат, сидевший возле того самого аварийного люка, который, прикрываясь бортпроводницей, открыл один из захватчиков. Когда последний убил стюардессу и застрелился сам, солдат выпрыгнул из люка на крыло, скатился на землю и побежал в сторону оцепления. По нему открыли огонь как подоспевшие террористы, так и милиционеры, принявшие молодого человека за одного из бандитов и выпустившие около 60 пуль. Только по счастливой случайности в пассажира не попали ни те, ни другие.

Через окно кабины пилотов из самолета выбрались бортинженер и штурман, остался только командир, на руках которого тяжело умирал смертельно раненый в голову инструктор.

В какой-то момент преступники подтолкнули к двери одного из пассажиров, который должен был передать требования силовикам. Мужчина вырвался, прыгнул на землю, сломал ногу и отполз под самолет — позже его унесли милиционеры.

Тем временем в Тбилиси прибыл спецрейс из Москвы. На борту — почти четыре десятка бойцов группы «А» КГБ СССР, которая позже станет известна под названием «Альфа». Командовал спецназом генерал-майор Геннадий Зайцев. В курс дела пришлось вникать быстро, прямо во время перелета в Тбилиси. Уже в грузинском аэропорту бойцам предоставили для тренировок аналогичный Ту-134.

За ходом операции на месте следил первый секретарь ЦК Компартии Грузии Эдуард Шеварднадзе, который настаивал на немедленном штурме. Из «альфовцев» сформировали три штурмовые группы. Первую возглавил Зайцев — он должен был на веревке подняться на нос самолета, залезть в кабину и, открыв дверь, продвигаться в салон. Еще две группы в камуфляжной одежде расположились на крыльях Ту-134, готовые по сигналу броситься к приоткрытому люку. Вот так, лежа на крыльях, ждать команды на штурм пришлось еще несколько часов.


В середине — Эдуард Шеварднадзе

Обстановка в салоне накалялась. По словам выживших, террористы уже понимали, что в Турцию их не пустят и, скорее всего, надо ждать штурма. Осознавая безвыходность ситуации, бандиты то грозились убивать по одному пассажиру каждые пять минут, то обещали взорвать сразу весь самолет, то угрожали на глазах у матери убить полуторагодовалого ребенка. Все 14 часов, которые продолжалась изматывающая трагедия, людям не разрешали пить, есть, пользоваться туалетом. На все увещевания и мольбы был один ответ — все равно вы скоро умрете.

Непосредственно перед штурмом с целью дезориентации преступников вокруг самолета выключили прожекторы. Далее последовали свето-шумовые гранаты. В 6:55 — команда «Штурм!»


Геннадий Зайцев в наши дни

Группе Зайцева помешал труп террориста, заблокировавший дверь в кабину со стороны салона. Открыть ее удалось только с третьей попытки. Остальные спецгруппы уже проникли в самолет. Внезапно закричала женщина, в которой сначала не признали террористку. Прижимая к груди пакет с противотанковыми гранатами, она завопила, что взорвет самолет. Опасный груз тот час же вырвали из ее рук, а на саму преступницу (это была Тинатин) надели наручники. Еще один бандит сидел неподалеку, прижимая руку к раненой шее. Третий лежал на полу и пытался притвориться мертвым, но его подвел дрогнувший под светом фонарика глаз. Оставшихся двоих взяли при попытке достать из чемодана гранаты.

Штурм длился четыре минуты, во время операции никто не пострадал.

Итоги

Жертвами террористов стали пять человек — двое пилотов, бортпроводница и двое пассажиров самолета. Еще 10 человек получили ранения различной степени тяжести. Что касается преступников, то одного из них застрелил штурман, второй покончил с собой, еще двое были ранены.


Духовный наставник террористов и один из его подопечных в заключении

Содрогаясь от ужаса, пассажиры в красках опишут на следствии все, что они пережили, что испытали от действий этих ублюдков. То, как вели себя они по отношению к заложникам, напоминает действия террористов в «Норд-Осте» и Беслане.

Нелюди заставляли пассажиров прикрывать иллюминаторы руками и телами, грозили расстрелами и подрывами гранат, отказывали в медицинской помощи и не давали ходить в туалет: «Все вы скоро умрете, поэтому нечего стесняться, надобности можно справлять прямо на месте».

1 августа 1984 года в Тбилиси начался судебный процесс. На скамье подсудимых не было Иосифа Церетели, скончавшегося в тюрьме при невыясненных обстоятельствах.

Последний день суда, день вынесения приговора, назначили на тринадцатое августа. В Тбилиси стояла поистине невыносимая жара.

Все оставшиеся в живых мужчины-террористы, а также иеромонах Теодор (Чихладзе) (священника, который фактически занимался подготовкой теракта, депортировали на родину), получили расстрел; Тинатин Петвиашвили определили пятнадцать лет заключения в ИТК общего режима.

Президиум Верховного Совета Грузинской ССР просьбы осужденных о смягчении приговора отклонил. Приговор был приведен в исполнение 3 октября. Хотя по Тбилиси еще долго ходили слухи, что осужденных все-таки помиловали и отправили в некую сибирскую колонию строгого режима.

Изрешеченный пулями Ту-134 списали.

Помните, в начале статьи было упоминание, что всех в Грузии шокировали эти события, но по разному. Вот о чем речь …

…После всего случившегося грузинское общество, точнее его интеллигенция, разделилась по поводу случившегося. Инициативные лица начали сбор подписей под петицией о помиловании осужденных и замене высшей меры наказания на максимальный срок тюремного осуждения. Но близкие и друзья погибших при захвате самолета также собрали подписи — с требованием привести приговор к исполнению.

Эмигрантский журнал «Страна и мир», издававшийся в Мюнхене, заметку о трагедии в Тбилиси завершил таким характерным пассажем: «Сейчас все грузинские высокие инстанции (суд, прокуратура, правительство и т. д.) получают поток писем с угрозами: если с арестованными «что-нибудь сделают», то всю Грузию потрясет волна массового террора. История последних лет показала, что Грузия сейчас — может быть, единственная из союзных республик СССР, где это может быть и не пустой угрозой» (№ 3, 1984 г.).

Чтобы расставить все точки над «i», власти подготовили двухчасовую передачу «Бандиты», показанную по грузинскому телевидению 23 августа. В ней самым подробным образом был освещен ход этого дела, включая фрагменты судебного заседания. То было тяжелое телевизионное зрелище, и после него некоторые заступники, ужаснувшись, сняли свои подписи.

«Несколько десятков телефонных звонков последовало на студию в тот же вечер, — сообщала газета «Вечерний Тбилиси». — Был среди них и такой, весьма авторитетный звонок: мол, справедливость приговора под сомнение не ставится, но нужны ли еще жертвы? С этими словами трудно не согласиться. После того, как банду Шамиля Басаева выпустили из Будённовска в Ичкерию, грянули Кизляр и Первомайское, «Норд-Ост» и Беслан.

Пройдет всего восемь лет и в ноябре 1991 года, во время правления президента Звиада Гамсахурдия газета «Свободная Грузия» опубликует «разоблачительную статью» о том, как под руководством Шеварднадзе была проведена «бессмысленная бойня», убийство молодых «борцов за свободу и независимость», пытавшихся покинуть на самолете «империю зла».

Тина Петвиашвили будет амнистирована и выйдет на свободу. Одновременно в сквере авиагородка будет совершен акт вандализма: памятный камень с фамилиями погибших пилотов и бортпроводницы вывернут из земли и осквернят.

На суде у них спросили: «Вы же все дети высокопоставленных родителей. Взяли бы туристические путевки в Турцию и остались бы там, попросили политического убежища!?»

Ответ был обескураживающий: «Если бы мы таким путем сбежали в Турцию, нас бы приняли за простых эмигрантов. Вот Бразинскасы, отец и сын, улетели с шумом, со стрельбой, стюардессу Надю Курченко убили, так их в США в почетные академики приняли…»

Комментарии излишни.

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.