shadow

«Те, кто говорил, что у Трампа нет шансов, не знает страну»: Стивен Коэн о выборах в США


shadow

Американский историк и политолог, профессор Нью-Йоркского и Принстонского университетов Стивен Коэн в эксклюзивном интервью ведущей RT Софико Шеварднадзе прокомментировал победу Дональда Трампа на президентских выборах в США. Коэн считает, что те, кто выражает удивление исходом выборов, на деле просто не знают страну, в которой живут.

RT: Клинтон поддерживали и СМИ, и Голливуд, но у Трампа была большая поддержка в социальных сетях. Можно ли сказать, что именно это сыграло решающую роль? Что американцы не верят традиционным СМИ и больше доверяют социальным сетям?

Стивен Коэн: Я не пользуюсь соцсетями. Я думаю – и это отразили наши СМИ – что большую роль сыграло глубокое разочарование, можно сказать, злость, которая накопилась у очень многих граждан по отношению к политическому истеблишменту обеих партий — и республиканской, и демократической, а Трамп противопоставил себя истеблишменту. Плюс то, что ситуация внутри страны очень неблагоприятная для большой части населения. Плюс то, что Трамп выступил с повесткой, которой не было ни у одного кандидата уже много лет, – с повесткой «разрядки международной напряженности», особенно в отношениях с Россией. Ведь граждане очень обеспокоены всеми этими военными конфликтами, хотя в первую очередь, конечно, их беспокоят собственные, социально-экономические проблемы.

RT: Но по мнению некоторых аналитиков именно социальные сети сыграли большую роль в том, как завершились выборы. Можно ли сказать, что теперь интернет будет определять исход выборов?

Стивен Коэн: Но ведь все аналитики ошиблись, предсказывая Трампу поражение, поэтому, я думаю, можно не принимать все эти экспертные мнения всерьез. Это стало одной из самых больших аналитических ошибок, ошибок прогнозирования в истории американской политики. Это как брексит – все были уверены, что это невозможно. И заметьте, разница в распределении голосов коллегии выборщиков в пользу Трампа была не в несколько голосов – она была значительной. Так что я не знаю, я не могу это подтвердить. Однако для порядка 80% американцев источником политических новостей остается телевидение, так что оно формирует общественное мнение в большей степени, чем интернет. Конечно, в сетях идет оживленное общение, и я знаю, что Трамп вчера много писал в Twitter, но то же самое делал и лагерь Клинтон. В конце концов, первым по-настоящему использовать социальные сети в качестве инструмента предвыборной кампании стал Обама, и это помогло ему одержать победу. Так что о соцсетях знали оба лагеря на нынешних выборах и оба ими пользовались. Мне каждый день приходила рассылка по электронной почте от демократов – два-три раза в день, не меньше, и я предполагаю, что республиканцы делали то же самое.

RT: Как Вы сказали, по прогнозам экспертов и СМИ, у Трампа почти не было шансов выиграть. Некоторые даже утверждали, что вероятность победы Хиллари составляет 98%. Как же так получилось, что все прогнозы оказались совершенно неверными?

Стивен Коэн: Я бы сказал, все те, кто утверждал, что у Трампа нет шансов, не знали ничего о своей стране. Это потому, что СМИ, люди, формирующие общественное мнение, обитают в Нью-Йорке и Вашингтоне, а это далеко не все США. Я родом из Кентукки и Индианы, из провинции, что называется, и я знал от своих друзей и родственников, что многие люди в тех краях проголосуют за Дональда Трампа. Дело было за несколькими штатами – мы не знали, сможет ли он заручиться их поддержкой, а он смог. Значительная часть населения была против Клинтон. Мы просто пока не знаем, чем именно руководствовались люди, голосовали ли они за Трампа или же просто против Клинтон.

RT: Сторонники Клинтон очень эмоционально отреагировали на поражение своего кандидата – они плакали на улицах, у них были нервные срывы, а теперь они протестуют. Это признак поляризации общества?

Стивен Коэн: Нет. Но я считаю, ведут они себя ужасно. Могу вам сказать, что два учебных заведения [здесь], юридический вуз и средняя школа, на следующий день после выборов сказали всем родителям, что предоставят психологическую помощь тем студентам и ученикам, которые потрясены результатами выборов. Это нелепо. Я не припоминаю ничего подобного с терактов 11 сентября. Вспомните, в ходе предвыборной кампании в штабе Клинтон говорили, что в случае ее победы сторонники Трампа устроят демонстрации, и приводили это в качестве аргумента, чтобы люди за него не голосовали. А получилось, что протестовать вышли сторонники Клинтон, ну или кто-то другой – так или иначе, это точно была организованная акция. По американским стандартам это плохое поведение. Когда на выборах побеждают демократы, предполагается, что мы примем такой результат как данность, по крайней мере, пока новый президент не сделает что-то, что нам не понравится. А Трамп еще даже официально не вступил в должность! Все эти демонстранты ведут себя глупо. Рыдания на улице доказывают, что иногда наша политическая культура страдает от какого-то инфантилизма. Посмотрите, Трамп встретился с Обамой: Обама не плачет, и Клинтон не плачет, по крайней мере, на людях. Это просто инфантильная часть нашего общества.

RT: Считается, что у Трампа совершенно отсутствует опыт внешнеполитической работы, никто не знает, на что он вообще способен. Насколько такая ситуация опасна? Ждут ли США четыре года «американских горок»?

Стивен Коэн: Позвольте мне сделать небольшое отступление – нам нужно обратить внимание на контекст. Один из вопросов, по которым взгляды Трампа очень сильно расходились с позициями Клинтон и внешнеполитического истеблишмента США вообще, – это отношения между Америкой и Россией. Сейчас мы находимся – и это мои слова, не Трампа – в состоянии «холодной войны» с Россией, при этом нынешняя ситуация куда опаснее, чем первая «холодная война», которую мы вели в течение 40 лет и которую мы завершили. Есть три региона, в которых между Россией и США может внезапно и очень легко вспыхнуть вооруженный конфликт: это Прибалтика, Украина и Сирия. Трамп говорил, что хочет улучшить отношения между нашими странами. Его заявления носили довольно отрывочный характер, однако они сильно отличались от высказываний других политиков. Трамп говорил, что хочет работать с Владимиром Путиным, говорил, что, на его взгляд, было бы замечательно, если бы Россия и США объединили усилия для борьбы с террористами в Сирии. Он ничего не говорил по вопросу Украины. Это актуальные проблемы. Если Трамп и решит действовать, то делать это ему следует не публично, а в частном порядке. А если он начнет двигаться в сторону разрядки, как мы это раньше называли, то есть снижать напряженность в отношениях с Россией и наращивать сотрудничество, скажем, по Сирии, то против него выступит мощная внутренняя коалиция сторонников «холодной войны», включающая как демократов, так и республиканцев, а также СМИ. Ему придется вести очень тяжелую борьбу. С другой стороны, стоит отметить, что внешняя политика в США является такой сферой, в которой президент практически независим. Поддержка Конгресса потребуется ему лишь в том случае, если он захочет заключить с другой страной какое-либо соглашение. Вопрос в том, действительно ли Трамп собирается налаживать отношения с Россией, и готов ли к этому Путин, – я думаю, что готов. Будет Трамп действовать в этом направлении или нет – покажет время.

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.