shadow

Эрдоган испытывает терпение Европы

Аресты прокурдских депутатов в Турции — очередной безответный вызов Западу


shadow

Задержание депутатов парламента Турции от прокурдской партии демонстрирует отказ турецких властей от ценностей, на которых основываются отношения с Евросоюзом, действия Анкары ставят под вопрос устойчивые отношения между ЕС и Турцией и готовность турецкого правительства поддерживать демократические ценности и европейские устремления», — заявил глава Европарламента Мартин Шульц.

«Сегодняшние задержания направляют пугающий сигнал о состоянии политического плюрализма в Турции», — говорится в заявлении Шульца. «Арестами лиц высокого уровня вчера вечером, которые стали продолжением репрессий против других избранных представителей ПДН — турецкие власти не только отдаляют Турцию от демократии, но и поворачиваются спиной к ценностям, принципам, нормам и правилам, поддерживающим отношения ЕС и Турции».

По его словам, «ситуация должна быть разрешена срочно».

Верховный представитель ЕС по иностранным делам Федерика Могерини также выразила обеспокоенность задержанием в Турции депутатов ПДН и заявила о созыве встречи послов ЕС в Анкаре.

«Очень беспокоюсь за аресты Демирташа и других представителей парламента. В контакте с властями. Вызвала встречу послов ЕС в Анкаре», — написала Могерини в своем Twitter.

Обеспокоенность арестами депутатов выразили в Вашингтоне. «Это произошло после усиления официального давления на оппозиционные СМИ в Турции. Мы уже выразили глубокую озабоченность на высоком уровне нашим турецким коллегам», — заявил журналистам пресс-секретарь Белого дома Джош Эрнест.

«Мы глубоко обеспокоены тем, что правительство Турции задержало лидеров ПДН», — написал в своем Twitter помощник госсекретаря Томас Малиновски. По его словам, «предпринимая действия в отношении представителей на выборных должностях, демократические власти должны иметь повышенные обязательства для юридического оправдания своих шагов».

При этом Малиновски отметил, что США выказывают свою обеспокоенность «как друг и союзник» Турции.

Особенно резкую реакцию турецкие аресты вызвали все же в Берлине. Правительство ФРГ призывает власти Турции соблюдать процессуальные нормы в отношении задержанных политиков и вообще всех арестованных в стране, — заявил на брифинге официальный представитель правительства Штеффен Зайберт.

Он также отметил, что глава МИД Турции в сентябре сообщил Европейскому Совету, что конвенция о правах человека, а также верховенство права остается базовым принципом для турецкого правительства в случае с расследованием попытки военного переворота. «Это должны быть сейчас продемонстрировано», — сказал Зайберт.

Министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер поручил госсекретарю Штефану Штейнлейну пригласить в пятницу турецкого поверенного на разговор в МИД в связи с арестами членов прокурдской оппозиционной партии в Турции, говорится в сообщении внешнеполитического ведомства.

Турецкий министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу назвал неприемлемой реакцию европейских стран на задержание в Анкаре депутатов от ПДН.

«Большая часть стран ЕС оказывают очень сильную поддержку РПК. Мы не будем принимать уроки от них по поводу верховенства права», — заявил глава внешнеполитического ведомства Турции.

Напомним, ранее канцлер Германии Ангела Меркель выразила глубокую озабоченность по поводу задержания сотрудников главной оппозиционной газеты Турции Cumhuriyet и заявила, что свобода прессы будет играть центральную роль на переговорах о вступлении Турции в ЕС.

Заявление канцлера также вызвало резко негативную реакцию в Анкаре.

«Канцлер Ангела Меркель, представители правительства Германии, в том числе министр юстиции, другие чиновники этой страны считают своей обязанностью высказывать мнение по всем судебным разбирательствам в Турции. Похоже, они забывают, что Турция — независимое, суверенное государство, так же как и Германия. Они не имеют права вмешиваться во внутренние дела Турции. Такого права нет ни у одной страны мира», — цитирует агентство Anadolu главу минюста Турции Бекира Боздага.

По словам Боздага, судебная система Турции является независимой и беспристрастной, и «в Берлине должны это понять». «Ни канцлер Германии, ни еврокомиссары не имеют права поучать Анкару. Мы открыты для любой обоснованной, независимой и объективной критики. Но мы не приемлем предвзятых заявлений в адрес Анкары, которые основаны на отчетах пособников террористов», — заявил он.

Руководство и журналисты Cumhuriyet, по сообщению турецких СМИ, подозреваются в связях с организацией оппозиционного исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена(FETO) и запрещенной в Турции Рабочей партии Курдистана (РПК).

В ночь на пятницу, 4 ноября, в Турции были задержаны два сопредседателя считающейся прокурдской оппозиционной Партии демократии народов (ПДН) Селахаттин Демирташи Фиген Юкседаг, а также 14 депутатов от нее. Турецкие власти объяснили эти задержания отказом парламентариев являться в суд для дачи показаний. По словам премьер-министра Бинали Йылдырыма, те чиновники, которые поддерживают терроризм, должны отвечать за свои поступки перед законом.

В конце мая турецкий парламент одобрил законопроект о лишении депутатов неприкосновенности от уголовного преследования. Представители оппозиции считают, что это было сделано с целью вытеснения ПДН из парламента и усиления позиций правящей партии, а также получения необходимого количества голосов для перехода Турции из парламентской в президентскую республику.

— Отношения между ЕС и Турцией находятся под вопросом с самого момента подачи турками заявки на членство, — уверен старший преподаватель кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики РГГУ Вадим Трухачев.

— Европейцам приходится ломать голову, как бы отказать туркам, не обидев их… Это получается не очень хорошо, но не принять Турцию в данном случае для них важнее. И они ищут любой повод, чтобы прицепиться к Эрдогану. Да его и искать не надо — турецкий президент сам даёт их несколько раз в месяц.

 

— А чем еще Европа может ответить, кроме постановок новых вопросов в десятилетиями тянущихся переговорах? И имеют ли эти переговоры сегодня вообще какое-то значение для Эрдогана?

— Переговоры с ЕС имеют значение для Эрдогана, учитывая, что его страна находится в непростом экономическом, политическом, да и военном положении. Если бы ему удалось добиться безвизового режима — это стало бы огромным подспорьем для миллионов турок, работающих в странах Евросоюза или же имеющих там родственников. Поэтому затягивание переговоров успехом турецкого президента не назовёшь. Впрочем, в нынешних условиях ЕС не может отменить визы для Турции, и не отменит их ни в коем случае.

Рычаги влияния на Турцию у ЕС, безусловно, есть. Можно сократить объём денежной помощи туркам. Можно усложнить для турецких граждан условия работы в пределах Евросоюза. Можно поставить под вопрос какие-то будущие общие энергетические проекты. Весь вопрос в том, сколько на всём этом потеряет ЕС, и не кончится ли дело тем, что турки обозлятся, и у власти окажется куда более радикальный человек, по сравнению с которым Эрдоган покажется образцом светскости. Да и в принципе ломать через колено большую 80-миллионную страну — это игра с огнём.

— Глава крупного курдского сообщества в Германии Али Эртан Топрак призывает Берлин прекратить сотрудничество с турецким правительством по беженцам и приостановить переговоры о вступлении в ЕС после задержания в Турции прокурдских политиков. Насколько курдские общины способны повлиять на принятие решения Евросоюзом?

— Курдов в Европе проживает несколько миллионов, и они имеют определённое влияние. Вопрос в том, что и этнических турок в ЕС проживает столько же, если не больше. Евросоюзу в таком случае придётся выбирать, кому угождать… А лучше не угождать вовсе, а проводить свою собственную линию. Европейцы наверняка используют курдский фактор, чтобы сделать Эрдогана сговорчивее. Правда, обольщаться курдам не стоит. Окончательно портить отношения из-за них Европа не станет. Турция продолжит оставаться для ЕС важным партнёром.

— Чем Эрдоган может ответить Европе? Угроза организовать «миграционный хаос» в случае отказа Брюссель выполнить соглашения по безвизу все еще в силе?

— Эрдоган может открыть границы для беженцев, и тогда Евросоюз может ожидать новая волна переселенцев, от которой европейцы содрогнутся ещё больше. Он может национализировать бизнес европейских компаний. Он может делать провокационные заявления, настраивая тех же турок в Германии против немецких властей, и часть их воспримет его слова как руководство к действию. Наконец, он может поиграть в новое сближения с Россией и Ираном, что европейским элитам вряд ли понравится. Визы ему, конечно, не отменят, но на часть уступок европейцам пойти придётся. И о курдах в ЕС будут говорить меньше, чтобы не злить «султана».

— Согласны ли вы с тем, что июльская попытка переворота в значительной степени развязала руки Эрдогану? Как далеко он может пойти по линии обострения с Западом? Есть ли тут «красная черта»? И есть ли у Запада черта, после которой тот не сможет отделываться словами и угрозами и вынужден будет реагировать?

— Эрдоган будет идти на обострение с Западом в зависимости от того, насколько Запад станет угрожать его власти. Окончательного разрыва всё же ждать не стоит — большинство турок его не поймёт. Но повысить какие-то налоги на иностранные компании он может…

Что касается Запада, то он будет терпеть Эрдогана, пока он не заставит всех женщин одеть платок, не начнёт истреблять всех курдов подряд и не заключит полномасштабный союз с Россией или с Ираном. Будет, конечно, угрожать, может даже санкции ввести. Но свергать Эрдогана — дело опасное, пылающая Турция под боком у ЕС не нужна никому. Потому обе стороны будут стараться балансировать у опасной черты, не переходя её.

— Германия и ЕС абсолютно беспомощны сейчас в диалоге с Турцией, — считает политолог, руководитель экспертной группы «Крымский проект» Игорь Рябов.

— Турецкое общество глубоко интегрировано в жизнь Германии, оказывая на нее заметное влияние. Эта в первую очередь социальная интеграция просто связывает руки Германии, как лидеру ЕС. Вопросов в отношениях между Турцией и ЕС уже давно нет. Они сегодня напоминают сожительство чужих друг другу больших семей. Турция не поддается давлению просто потому, что её нынешняя стратегия максимально самостоятельная, что дает и плюсы, и минусы для всех. К сожалению, для перспектив курдского государства больше минусов.

— Белый дом также выразил обеспокоенность арестами оппозиционеров в Турции. Помощник госсекретаря Томас Малиновски при этом отметил, что США делают это «как друг и союзник» Турции. Стоит ли ожидать от США каких-либо более серьезных шагов, кроме выражения обеспокоенности?

— Насчет «друга и союзника» — это полное политическое поражение Обамы. Эрдоган разве что не назвал его бранным словом, как это уже сделал президент Филиппин. Обвинил в организации переворота. Арестовал всех участников заговора, центром которого была база НАТО. Сообщил о том, как США и Саудовская Аравия создали ИГИЛ*. Правда, заметил, что нынешние власти Саудовской Аравии исправили свои ошибки. Конечно, США, как и Германия, ничего с этой ситуацией сделать не смогут. Думаю, кстати, что эти аресты не будут сведены к большим срокам. Они произведены фактически за неповиновение следствию, что никаких больших сроков не сулит.

— Парламент Турции еще в мае принял решение о снятии неприкосновенности с депутатов. Почему аресты произошли только сейчас? Действительно ли суть того решения была в том, чтобы получить легальный рычаг на уничтожение парламентской оппозиции?

— Эрдоган воспринимает курдских политиков как инструмент американского влияния. Во многом эти задержания символичны, турецкие власти показывают, что они не будут рисковать новыми переворотами. Эти аресты внешнего потребления, но решают и внутренние проблемы. Основная «курдская» угроза расположена не в турецком парламенте, а в районах проживания курдского населения, где фактически не утихает многолетняя война. Думаю, решение об арестах курдских политиков связано с тем, что Эрдоган больше не верит в стратегию ассимиляции курдов, которую им предложили европейские политики. Эта стратегия не работает, потому что американцы курдскую проблему используют как рычаг давления на Турцию много лет.

— Один из лидеров запрещенной в Турции Рабочей партии Курдистана (РПК) Мурат Карайылан заявил, что партия намерена ужесточить борьбу против Турции после задержания там более десяти депутатов ПДН. К чему это может привести? Может ли политика Эрдогана ввергнуть Турцию в полномасштабную гражданскую войну?

— Так война идет уже давно. Курдские лидеры уже много лет не говорят ничего другого. В данном случае это предсказуемая реакция: если Эрдоган идет на конфликт, курды к конфликту готовы, что и демонстрируют. Важно понимать, как Эрдоган вообще видит решение курдской проблемы, есть ли какая-то конечная её точка в стратегии Эрдогана. Пока этого не чувствуется, и сценарий раздела Турции все ближе.


* «Исламское государство» (ИГИЛ, ИГ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

Источник

Фото АР

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.