shadow

Россия и вирусный тип войны


shadow

Спокойствие и мир – иллюзия. И это утверждение касается не только России. Человеческая реальность пронизана непрерывным противостоянием. Артиллерийская канонада это не то, что отделяет мир от войны, а то, что ломает в сознании обывателя иллюзию вечного мира.

Фраза «главное, что бы не было войны» – лишена смысла, потому что война идёт непрерывно, то нарастая, то утихая, периодически врываясь в размеренность обывательского существования бомбовыми ударами, артиллерийскими обстрелами и уличными перестрелками. Поэтому главное в реальности вечной войны это не надежда на мир, а способность побеждать в каждом сражении.

Война не только там, где стреляют. Стреляют там, где все иные способы войны себя исчерпали. Война в политике, в экономике, в финансах, в философии, в журналистике, в искусстве, в психических флуктуациях масс, в вере и примитивном физиологическом позыве.

Вечная война идёт между социальными организмами, между экономическими и финансовыми системами, между идеологиями, между правительствами, спецслужбами и армиями. Всё это в целом складывается в непрерывный процесс мировой истории, насквозь пронизанный непрекращающейся борьбой.

Вечная война идёт внутри социальных организмов, чьи «иммунные системы» непрерывно борются с разрушающими их изнутри «вирусами» финансово-экономических кризисов, революционных катаклизмов, массовых беспорядков, мятежей, бунтов и психопатологических устремлений к чуждому.

И горе тому социуму, который, не выдержав напряжения непрерывной войны, рухнул под внешними или внутренними ударами. Такой социум мгновенно превращается в расходный материал для других социальных организмов. В современном мире перманентной войны исключений не бывает. Одни социумы пожирают другие. Очень часто без остатка.

Именно поэтому Россия уже давно ведёт свою войну. Она сражается на многих фронтах одновременно против внешних и внутренних угроз. Она сражается непрерывно. Даже в периоды формального мира. Но обыватель может этого не видеть и не понимать, существуя в пространстве своей обыденной жизни, которую до поры, до времени обтекает процесс незримой для него войны.

Неочевидность перманентной войны естественна, потому что в значительной степени война непрерывно протекает в неявных, неуловимых для обывателя формах, которые действуют как вирус, проникший в организм. Неявность вирусных форм войны обезоруживает, лишает возможности сопротивления и из-за этого делает их крайне опасными. Как показывает история, нередко большие социальные организмы стремительно гибли в результате поражения в ходе вирусной войны, даже не понимая, что они подверглись нападению.

Вирусные формы войны всегда направлены на разобщение, раскол и провоцирование внутреннего конфликта в социальном организме. Они рвут связь между обществом и государством, одновременно фрагментируя само общество, провоцируя между его разрозненными частями нарастающее противостояние в духе «bellum omnium contra omnes».

Вирусная война ломает материальные, культурные и духовно-психологические основы социума. Она нарушает процесс эволюции социального организма, и создают внутри него чуждый ему болезнетворный вирус бунта и революции, который может существовать, лишь разрушая организм, в котором он поселился. В рамках вирусной войны, диалог, ведущий к компромиссу, подменяется нагнетанием массового психоза и бессмысленного конфликта, а реальное поступательное созидание и развитие уступают место целенаправленному разрушению и неумолимой деградации во имя умозрительного, доктринёрского «развития» и «созидания».

Основная разрушительная сила вирусной войны направлена на государство, т.к. государство – главный защитный механизм социума. Разрушение же государства неминуемо ведёт к материальной и духовно-психологической гибели социального организма. Как правило, после этого страна оказывается в состоянии территориального распада.

Поэтому в рамках вирусных войн основные удары концентрируются на главных представителях государства и на «государевых людях» как таковых. Если государство неэффективное и неуспешное, на первый план атак выходят негативные результаты деятельности её представителей. Если государство успешное, то для организации на него атак используются слабости, недостатки, пороки и несовершенства её представителей. На них возлагается ответственность за все недостатки, пороки и несовершенства страны в целом. Их демонизируют в глазах общества, превращают в некое экзистенциональное зло, которое подлежит полному уничтожению. Само же общество в целом кошмарится, принуждается мощным информационно-психологическим воздействием к мысли о собственной ущербности, отсталости и недееспособности вопреки очевидным фактам его успешного развития и процветания. Таким образом, в массовое сознание социума закладываются предпосылки его коллективного самоубийства во имя абстрактных ценностей и иллюзорных идей.

Главный идейный посыл вирусной войны – «снесём этих порочных мразей, и на их место придут совершенные люди, которые построят идеальное государство и общество». Для того, чтобы показать представителей государства «порочными мразями» в ход идёт всё: системная ложь, непрерывные провокации, последовательное насилие, принуждение к предательству, подкупы, массовые протесты, убийства и пр.

Однако снос «порочных мразей» невозможен без сноса государственных структур, которые они представляют. Поэтому в ходе вирусной войны под видом сноса «мразей», в действительности происходит снос государства как такового.

Если главная цель достигнута, то на руины государства, в виде революционной власти, приходят ещё большие «мрази», способные, в силу своей природы, лишь разрушать. На этом этапе их основной задачей становится плавный переход от уничтожения государства к уничтожению общества, экономики, населения и страны в целом. Лозунговое, теоретическое, стремление революционеров/мятежников к идеальному, до основания разрушает всё, что было создано эволюцией до революции. Мятежники/революционеры не всегда разрушают сознательно, чаще всего это происходит неосознанно, но в силу присущей им природы, они не могут не разрушать, т.к. их стихия – разрушение, они – порождение вирусной войны и существуют лишь до тех пор, пока она длится.

Вирусная война направлена на тотальный раскол общества по любому возможному критерию, от сексуальной ориентации и социальной дифференциации, до этнокультурной принадлежности, языковых предпочтений и политических убеждений. В ход идёт любая возможность раскола и провоцирования конфликта, ибо важна не причина раскола и суть конфликта, а сам факт раскола и конфликта.

Вирусная война достигает своих целей, когда атакованное государство разрушено, его независимость, самостоятельность и суверенитет уничтожены, а общество расколото в непрерывных внутренних конфликтах.

После этого наступает завершающая фаза поражения, при которой страна оказывается, в той или иной форме, под внешним контролем, ведущим её к методичному иностранному разграблению и хищнической эксплуатации.

Таким образом, вирусная война по своей сути является войной эконом класса, когда агрессор тратит минимальные ресурсы, принуждая страну-жертву к самоуничтожению путём самоубийства. После этого её мёртвый социальный организм со всеми его ресурсами превращается в «питательный бульон» для социальных организмов-победителей.

Россия прошла через вирусную войну в 90-х годах прошлого века. Тогда она её проиграла, но в силу определённых причин не была до конца уничтожена врагом. С 2000 года шёл медленный процесс возрождения российской государственности, постепенной регенерации социального организма России и восстановления материальных основ её жизнедеятельности. Всё это в целом со временем превратило Россию в серьёзного, независимого, геополитического и финансово-экономического игрока, активно отстаивающего свои интересы, в том числе и силовым путём, на международной арене. Сильный, здоровый социальный организм инстинктивно стремится к защите своего жизненного пространства и созданию некоего баланса интересов с другими социальными организмами.

Всё это заставляет российских геополитических оппонентов вновь искать оптимальные формы и методы вирусной войны против России, в надежде на то, что им в очередной раз удастся её принудить к революционному самоубийству. Отсюда все эти белоленточные революционные конвульсии и неутихающая истерика т.н. оппозиции по поводу возврата к «страшным временам».

Война продолжается…

Андрей Ваджра

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.