shadow

Большая Новороссия не удержала Украину от радикализма


shadow

9r

Киевский режим сам актуализирует размышления жителей Юго-Востока Украины о большой Новороссии. Вбросив в СМИ и блогосферу через «Киберхунту» фейковую «переписку Суркова», киевские пропагандисты вставили в неё правдоподобности ради обнародованную ещё два года назад речь директора Института СНГ Константина Затулина о Новороссии, произнесённую на комиссии Совета Федерации и во многом оказавшуюся пророческой.

Сегодня, когда события тех дней стали уже историей, но эмоции по поводу страданий Донбасса и потери Украины продолжают бурлить, самое время вспомнить о Русской весне, Украине и проблемах Новороссии, которые обсуждались тогда.

Оценка 2014 года: Новороссия как фактор сдерживания Украины от русофобии

Выступая 28 октября 2014 года на заседании Комиссии Совета Федерации по мониторингу ситуации на Украине Константин Затулин рассказывал об истории Новороссии, а также о её перспективах в новых реалиях.

Директор института СНГ предсказал тогда, что у единой Украины есть два варианта — стать нейтральной или превратиться в антироссийский оплот вроде Прибалтики.

«Сейчас дилемма в целом для России состоит в том, можем мы или нет воспрепятствовать проекту создания из Украины (минус Крым и, может быть, Донецк – Луганск) такой антироссийской, антирусской Украины, которая будет в политическом плане следовать за модами, существующими в Прибалтике. Украины, для которой Россия будет являться историческим врагом, где за каждой кроватью, под каждым матрасом будет видеться «рука Москвы». И, естественно, это будет та Украина, которая будет пытаться создать нам многомерные, многочисленные сложности на любых фронтах – политическом, дипломатическом, экономическом и судебном».

Затулин подчеркивал, что после выхода из украинского политического пространства Крыма и Севастополя политический баланс в стране изменился. Ещё больше сместил его фактический уход Донбасса. Политик указал на то, что пребывание Донецка и Луганска в политико-правовом поле Украины может повысить шанс нейтрального будущего страны, но гарантировать это невозможно.

«Вот либо такая Украина, которая возникает в результате того, что мы, включив с состав Российской Федерации Крым и Севастополь, изъяли из внутриукраинского оборота наиболее прорусски настроенные территории прежней Украины, а теперь в результате откола Донецка и Луганска и другие, в значительной степени пророссийски настроенные массы населения и территории, тоже откалываются от этого внутреннего развития Украины. И на оставшихся территориях, включая восточные регионы, сегодня запуганные гауляйтерами-олигархами вроде Коломойского, будут проводить политическую зачистку, к которой они уже приступили, зачистку идеологическую, культурную и всякую иную с большими шансами на успех в какой-то перспективе. Либо, при всех издержках, Украина, сбалансированная Донецком и Луганском, которые будут играть в ней роль Крыма, который своим присутствием сдерживал русофобию и стремление в НАТО».

Заметил Затулин и то, что население значительной части Украины обладает высоким уровнем политического конформизма и склонно поддерживать «победителя» — то есть любую актуальную власть. Украинцы выбрали Запад как более мощную силу в геополитическом противостоянии.

«Нам кажется, что обиженного всегда надо поддержать, он, наверное, прав. На Западной Украине совершенно другая идеология. На Западной Украине, если ты у власти, значит, надо быть рядом с тобой. По крайней мере, публично надо везде с тобой солидаризироваться. Это идет от польских времен, австрийских времен. Это другая идеология абсолютно. Точно так же и в отношении внешнеполитического выбора. Почему нельзя с Россией, а можно и нужно с Западом? На Западе же – у них же деньги все! Вот и весь выбор, собственно говоря».

Эксперт так же противопоставлял Яценюка, который полностью «лёг под американцев», и Порошенко, пытающегося, по мнению Затулина, вести свою игру. Однако предлагал не доверять ни тому, ни другому, а скользкий характер Петра Алексеевича вспомнил ещё по встрече в 1998 году. Упомянул он и о роли олигархов в киевской политике, и том, что Киев всеми силами пытается втянуть Россию в конфликт, переложив при этом на Москву содержание ЛНР и ДНР.

С учётом всего сказанного, Константин Затулин делает выводы о том, что России нужна нормально живущая Новороссия, но стратегическая цель Москвы — не в том, чтобы Новороссия была отдельным государством:

«Цель состоит в том, чтобы заставить власти в Киеве – эти или следующие – прийти к необходимости такого диалога, при котором Донецк и Луганск, Киев и Харьков остаются в составе некоей Украины, или как она там будет называться, которая является, по сути, федерацией или конфедерацией, но которая в рамках своих допускает большую полярность мнений – от Запада до Востока. И которая в силу этого не может принять решение о вступлении в НАТО, потому что Восток против, о вступлении в Евразийский союз, потому что Запад против. Пускай будет такая нейтральная Украина, чем антироссийская Украина – орудие Соединенных Штатов против России».

Описанная Затулиным дихотомия вскоре резко актуализировалась. И Юго-восточные, всегда считавшиеся пророссийскими, регионы оказались сегодня на Украине в меньшинстве из-за простой арифметики. Для понимания того, почему так вышло, необходимо сделать небольшой экскурс в историю.

История формирования земель Новороссии

В средние века территория Северного Причерноморья была зоной столкновения и сотрудничества между Русью и степными народами, двигавшимися с Востока на Запад. В эпоху расцвета Древнерусского государства земли в южном течении Дуная, Днестра, Буга и Днепра находилась под контролем русичей. Однако по мере нарастания на Руси феодальной раздробленности степняки вытеснили славян с северных берегов Черного моря. В XIII веке эти территории были захвачены монголами и стали частью Золотой Орды. После же развала государства, созданного Чингизидами, в XV веке часть Северного Причерноморья отошла вассалу Турции — Крымскому ханству, а часть — напрямую Османам. Отсюда уходили в набеги на Россию и Польшу орды крымских татар и отряды янычаров. В восточной же части Северного Причерноморья и Приазовье стали формироваться казачества — Запорожское и Донское.

 Politrussia.com
В середине XVII века запорожцы, победив поляков и отбив у них заселенное русскими Среднее Поднепровье, приняли присягу Русскому царю и ушли под власть Москвы. Чтобы защитить российских поданных от турецко-татарской агрессии на территории современных Харьковской и Днепропетровских областей, в первой половине XVIII века была возведена цепь укреплений — «Украинская линия» (что означало «пограничная»). Однако этого оказалось недостаточно.

Турки мечтали о продолжении экспансии на север и терроризировали христианское население, жившее к северу и северо-западу от Чёрного моря. В итоге потомки османов понесли ряд жестоких поражений (в первую очередь от Александра Суворова) и были отброшены за Дунай.

Земли на берегах Днепра, Буга, Днестра, а со временем и Дуная стали неотъемлемой частью Российской империи. В это время были основаны Запорожье, Днепропетровск, Кировоград, Херсон, Николаев, Одесса. Военнослужащие для их гарнизонов, мастера для заводов и верфей завозились из Великороссии. Население сёл было менее однородным: сюда массово переселяли представителей христианских народов из Юго-восточной Европы (болгар, греков, сербов), немецких колонистов, жителей Малороссии.

Однако в целом — как в культурном, так и в административном плане — территории новой России никакого отношения к Малороссии, которую позже назовут Украиной, не имели.

В конце XVIII века территория современных Херсонской, Днепропетровской, Кировоградской, Запорожской, а также части Донецкой, Луганской и Полтавских областей вошли в состав Новороссийской губернии. Позже всё Северное Причерноморье стало Новороссийско-Бессарабским генерал-губернаторством с центром в Одессе.

Нужно подчеркнуть, что территории современной Харьковской области и восточной части Донбасса испокон веков входили в Россию и ни к Новороссии, образованной в результате колонизации XVIII на возвращенных территориях, ни к Малороссии отношения изначально не имели.

В вихре революционных событий 1917-1918 годов на землях бывшего Новороссийско-Бессарабского генерал-губернаторства и части территории Войска Донского возникли две советские республики в составе России: Одесская (территория современных Одесской, Николаевской, Херсонских областей, а также Молдавии и Приднестровья) и Донецко-Криворожская (Донбасс, Запорожская и Днепропетровская области).

Однако при формировании УССР большевики поняли, что не до конца доверяют крестьянскому населению Правобережья Днепра, ранее подвергнувшегося массированной обработке австрийской и германской пропагандой, и для того, чтобы его сделать лояльнее новой власти, искусственно присоединили Одесскую и Донецко-Криворожскую республики к Советской Украине. В 1920-е годы с целью укрепления единства большевики проводили в бывшей Новороссии политику украинизации, однако довести её до чего-то абсолютного не получилось: значительная часть русского населения Юго-Востока УССР была записана в документах украинцами, но по мироощущению и языку эти люди как были русскими, так и остались.

В начале 1990-х годов Юго-Восток стал оплотом левых сил. Вплоть до 2002 года в этих регионах с огромным отрывом побеждали коммунисты, социалисты и сторонники Натальи Витренко. В 2004 году эстафету у левых перехватил Виктор Янукович, ставший символом объединения русских, пророссийских сил (хотя личная позиция самого Януковича была скорее не пророссийская, а многовекторная, как у Кучмы). Его «Партия регионов» и он лично одержали на землях исторической Новороссии уверенную победу в 2004, 2006, 2007, 2010, 2012 годах.

Реалии-2016: нейтральная Украина невозможна

В 2000-е годы поддержка условно пророссийских сил в различных регионах Новороссии нельзя назвать однородной. Если в Крыму и в Донбассе поддержка сил, формально ориентированных на Россию, достигала более 90%, то в Днепропетровске, Харькове, Николаеве, Одессе, Запорожье от четверти до трети населения было настроено прозападно. В Херсоне за условно пророссийские силы традиционно голосовало чуть больше половины местных жителей.

Однако следует понимать, что политическая поддержка может быть как активной, так и пассивной. Например, несмотря на преимущественно пророссийские настроения, из 6 миллионов населения ЛДНР около 800 тысяч жителей выехали во время активных боевых действий на территорию, подконтрольную официальному Киеву — на время или на постоянное проживание. На остальной же части Юго-Востока в случае отделения или установления пророссийской власти в жёсткой оппозиции оказалось бы, по разным оценкам, 30-40% населения, часть из которого либо совершила бы массовый исход, либо занялась бы саботажем.

Politrussia.com
Сейчас же ситуация находится в другой крайности — после ухода Крыма и Донбасса условно пророссийские жители составляют около 25% населения подконтрольных Киеву территорий и их пытаются маргинализовать, загнав в ещё худшее положение, чем находятся русские в Прибалтике.

Константин Затулин чётко указал вектор развития ситуации, но реальность оказалась даже сложнее, чем он предсказывал. Приемлемым решением как для Украины, так и для Юго-Востока с Донбассом могла бы стать широкая федерация с нейтральным военным статусом и правом субъектов проводить самостоятельную гуманитарную и внешнюю политику. Голоса в поддержку такого варианта раздаются не только в России, но и в Европе. Но с подобным сценарием категорически не согласны в Вашингтоне и в нынешнем Киеве.

Без Крыма же и Севастополя, даже в случае если Донбасс был бы интегрирован в унитарное украинское политическое пространство, провосточного населения будет меньше, чем прозападного. Так вышло не только из-за ухода Крыма, но и из-за того, что после 1991 года население Юго-Востока чувствовало себя потерпевшим поражение. В итоге из-за уныния и ощущения безысходности оно сокращалось гораздо быстрее, чем население Галичины.

Еесли же Киев всё-таки отвергнет федерализацию (а пока всё указывает на такой исход), то никаких сколько-нибудь бесконфликтных вариантов развития событий на Украине не останется.

Произойдёт либо закрепление создания нищего криминально-нацистского антироссийского политического объединения, либо остатки Украины начнут начнут разваливаться, и в Восточной Европе у российских границ десятилетиями будет полыхать костер конфликта, в который мы волей-неволей будем втянуты с тяжёлыми для нас политическими и экономическими последствиями. Последний вариант хоть, возможно, и лучше первого, но хорошим его никак не назовёшь.

Получается, что сказанное Затулиным два года назад сохраняет актуальность. Правда, судя по всему, директор Института СНГ оказался оптимистом, так как шансы на создание единой нейтральной Украины, к сожалению, тают на глазах.

Источник

Фото Politrussia

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.