shadow

Марш-бросок ИГИЛ на Пальмиру


shadow

Не секрет, что наступление американцев на Мосул — всего лишь элемент президентской предвыборной кампании. Демократам позарез нужна маленькая победоносная война.

Американцы намерены в ближайшее время взять Мосул. Причина такой резкой смены направления главного удара очевидна: в Сирии доминируют российские ВКС, без нашего разрешения здесь не могут летать не только американцы, но даже воробьи, как выразился один разумный немецкий отставной генерал. В Ираке же нас нет. А Демократической партии во время финала предвыборной гонки очень нужна хотя бы одна маленькая победа на Ближнем Востоке.

К сожалению, очередные выборы президента США по-прежнему влияют на действия НАТО и его главного спонсора в глобальном мире, и мир пока вынужден принимать во внимание внутриамериканскую политическую борьбу. Поэтому нам приходится задаваться вопросом: удастся ли США взять Мосул до дня выборов 8 ноября?

Битва за этот крупный полуторамиллионый город может стать крупнейшей за 13 лет нестабильности, начавшейся после вторжения в Ирак возглавляемых США сил в 2003 году, считает Reuters. По мнению экспертов агентства, падение Мосула будет означать фактическое поражение группировки в Ираке. При этом координатор гуманитарной помощи ООН в Ираке Лиз Гранде ожидает, что около миллиона человек будут вынуждены покинуть свои дома в случае развития ситуации по наихудшему сценарию.

Американцы пытаются окружить мегаполис, организовав коалицию из различных сил, присутствующих в регионе. Со ссылкой на надежные источники агентство сообщает, что в наступлении участвуют около 50 тысяч военнослужащих сухопутных войск Ирака, включая тридцать тысяч солдат правительственной армии, десять тысяч курдских бойцов и десять тысяч полицейских и местных добровольцев. Подразделения иракской армии дислоцируются к югу и востоку, курдские бойцы атакуют с востока и севера от города, в котором, по оценкам иракской армии, окопалось от пяти до шести тысяч игиловцев.

В последние дни бои идут на подступах к городу, джихадистов вытесняют из пригородных поселений. «По мере приближения иракских сил к Мосулу мы наблюдаем усиление сопротивления ИГИЛ», — рассказывает майор Крис Паркер, представитель коалиции на авиабазе Кайяра к югу от Мосула, одном из плацдармов для наступления.

Американские военнослужащие, которых в Ираке около пяти тысяч, тоже принимают участие в походе. Более ста из них присоединились к иракской армии и курдским отрядам Пешмерга, консультируя военачальников и помогая обеспечить точные удары военно-воздушных сил коалиции. Силы США находятся не на линии фронта, подчеркивает высокопоставленный американский чиновник.

Сжимающееся со всех сторон кольцо неправильной формы — где-то линия фронта вплотную приблизились к городским границам, где-то отстает, задерживаясь для локальных боев с джихадистами на подступах к Мосулу. Элитное подразделение иракской армии, которое наступает с востока, временно приостановило продвижение по мере приближения к жилым районам и ждет, пока подтянутся остальные силы.

Я попросил прояснить ситуацию политолога, востоковеда Александра Сотниченко.

— Означает ли новая расстановка сил на Ближнем Востоке, что мы с американцами разделились — они теперь воюют в Ираке, а мы в Сирии?

— США действительно выполняют исключительно свои задачи, связанные с выборами нового президента. Главная среди них — вовсе не победа над террористами, с которыми у американцев сложились рабочие отношения, а «победа» над Россией на сирийском театре военных действий. — Информационной войны по дискредитации наших усилий по освобождению Алеппо, развернутой в западных средствах массовой информации, уже недостаточно — нужны реальные успехи. Для этого и организован поход на Мосул.

— Есть ли у американцев шансы взять этот город? Вчера командующий вооруженными силами США на Ближнем Востоке Джозеф Вотелзаявил, что по мере наступления на Мосул сопротивление удерживающих этот город боевиков будет усиливаться. «Нас ожидают новые препятствия, против нас будут направлены заминированные автомобили. Они долго готовились к этой битве, так что нам придется столкнуться с этим очень, очень скоро», — поделился генерал своей тревогой с телеканалом NBC.

— Еще три года назад в Мосуле проживало два с половиной миллиона человек. Но с приходом ИГИЛ оттуда сбежал примерно миллион жителей, оставшиеся сунниты сочувствуют джихадистам и считают их своей армией. Но защищать город с оружием в руках, полагаю, они не станут — просто покинут свои дома и уйдут, пополнив армию беженцев в Турцию и Европу еще одним миллионом.

А вот группировка боевиков, провозгласившая недавно в Алеппо лозунг «Наср а шахада» — «Победа или смерть», вполне способен сделать задачу по взятию Мосула невозможной или хотя бы очень кровопролитной. Пяти – десяти тысяч боевиков вполне достаточно, чтобы сорвать штурм разношерстной и преследующей разные цели американской коалиции. В ход пойдут мины, растяжки, смертники, заложники, живые щиты и другие весьма эффективные приемы ведения войны в городских условиях — террористы имеют здесь богатый опыт. Достаточно сказать, что именно благодаря этому опыту Алеппо в ближайшее время полностью очистить от ИГИЛ не удастся — сирийская армия не отважится штурмовать заминированные кварталы.

Однако до выборов президента США остается меньше двух недель, то есть, взять Мосул надо в ближайшие дни. Поэтому я полагаю, что американцы просто договорятся с джихадистами сдать город. В противном случае до «часа икс» 8 ноября они просто не успеют — организованная ими группировка завязнет в уличных боях.

Думаю, генерал Вотел специально нагнетает обстановку — никакого сопротивления, заминированных автомобилей не будет. Игиловцы освободят от своего присутствия Мосул раньше, чем его «освободят» американцы.

— Но разве в этом случае репутация когда-то непобедимого ИГИЛ, и без того сегодня основательно подмоченная после наших активных действий в Сирии, не пострадает?

— Как раз наоборот. С моей точки зрения, США могут предложить террористам неплохой обмен: американцы без боя берут Мосул, а за это вооружают ИГИЛ и открывают боевикам дорогу в Сирию — в Алеппо или Дейр-эз-Зор, а еще лучше — в Пальмиру. В результате выигрывают обе стороны: Хиллари Клинтон получает так нужную сейчас демократам локальную «победу» на Ближнем Востоке, джихадисты целыми и невредимыми уходят из Ирака, но усиливаются в Сирии, где воюет Россия.

ИГИЛ восстановит свою репутацию, если направится в психологически очень важную, хотя и почти полностью разрушенную Пальмиру. В отличие от Дейр-эз-Зора, обнесенного бетонными укреплениями и минными полями, или Алеппо, окруженного войсками Башара Асада, она сравнительно слабо защищена и может быть взята. Символическое значение такой победы для террористов было бы весьма велико.

Мы не должны забывать, что американцы не собираются воевать и погибать на Ближнем Востоке, освобождать города от террористов, защищать мирных жителей, снижать потоки беженцев в Европу. В регионе они решают свои внутренние проблемы. В частности, им обязательно нужно организовать «победу» над Россией, пусть мнимую, для средств массовой информации и общественного мнения. Слишком много геополитических поражений от нас Соединенные Штаты пережили за последний год.

Такой циничный подход к ближневосточному урегулированию, конечно, не очень приятен, но, думаю, сегодня мы ничего не сможем ему противопоставить. Поэтому нам вряд ли стоит корректировать свои планы по освобождению Сирии от ИГИЛ, восстановлению страны в ее границах. Мы воюем честно, на результат, а не для картинки в телевизоре.

Источник

Фото LiveJournal

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.