shadow

Россия или «альтернатива»? В Европе кончились нефть и газ


shadow

Запасы нефти и газа в Европе неумолимо иссякают. Об этом говорят не только сами страны Старого Света, но и поведение отечественных компаний, сокращающих инвестиции в разработку месторождений региона. Казалось бы, такая тенденция выгодна России, которая теперь сможет нарастить поставки на один из своих традиционных рынков. Но, как выяснил Лайф, не всё так просто…

Вовсю трубящая о своей «энергонезависимости от России» Европа начинает испытывать проблемы с собственной добычей. Об этом свидетельствуют попавшие в распоряжение Лайфа данные BP. За последние несколько лет многие страны, особенно это касается Восточной Европы, сократили добычу на 20–30% и теперь вынуждены наращивать поставки из и без того слабеющей Норвегии, а также стран Персидского бассейна, Африки и России.

Добыча Норвегии и Англии «на последнем издыхании»

Если посмотреть на Европу через призму мировой нефтедобычи, то вроде все не так плохо. За последние 10 лет ее доля в мировой добыче чёрного золота изменилась всего на пару процентов — с 9% в 2006 году до 7% в 2016-м. Видно, что крупным производителем Старый Свет никогда не был. Но об этом можно было бы и забыть, имей самый продвинутый в мире континент возможность хотя бы частично положиться на свои ресурсы. В реальности же с каждым годом делать это становится всё сложнее.

По данным британской BP, с 2006 года европейская добыча нефти упала на рекордные 34% — с 253 млн тонн до 169 млн тонн. По большому счету, брать нефть особо неоткуда — добывают только Норвегия – 88 млн тонн — и Англия – 45 млн тонн. Но перспектив у Великобритании с ее выработанными шельфовыми месторождениями почти нет. На Норвегию, как ранее узнал Лайф, тоже полагаться было бы наивно. В 2015 году она принесла Европе на 35% меньше чёрного золота, чем 10 лет назад, свидетельствуют данные BP.

Остальные сравнительно крупные добытчики тоже, как ни пытаются, имевшиеся объёмы удержать не могут. Так, у Дании добыча уже упала на 53%, у Британии – на 41%, у Румынии — на 20%.

— Многие месторождения уже выработаны, все открытия за последние 4 года принесли лишь 2% в суммарную добычу региона, — пишут аналитики BMI Research. — Компаниям остаётся лишь разрабатывать «старые гиганты», так как новые проекты всё чаще оказываются «сухими».

С такими проектами сталкивались многие европейские компании, больше всего «пустых» открытий оказывалось в западной части шельфа Норвегии и в Восточной Европе, замечает в разговоре с Лайфом специалист по рынку ЕС из Оксфордского института энергетических исследований (ОИЭИ) Дэвид Ладезмо.

— Lundin Petroleum, ConocoPhillips, Norse Energy, Centrica — список компаний, разочаровавшихся в открытии новых месторождений, можно продолжать бесконечно, — перечисляет собеседник. — Дело в том, что бурить на суше уже никто не хочет, применять гидроразрыв пласта нельзя, поэтому все идут на шельф. Часто идут вслепую, оперируя только данными, полученными от властей. А они, как вы понимаете, могут нередко завышать полученные от геологов сведения.

Россияне уходят

С падением добычи столкнулись и российские нефтяники. Недавно глава подконтрольной «Газпром нефти» сербской нефтекомпании NIS Кирилл Селезнев заявил о сокращении инвестиций в разведку в пользу электроэнергетики. По его словам, низкие цены на нефть заставили компанию пересмотреть стратегию и снизить инвестиции в добычу на 40% — до $400 млн. В прошлом году компания добыла 1,6 млн тонн нефтяного эквивалента. Добычные и геологоразведочные активы у NIS располагаются в Сербии, Боснии, Румынии, Венгрии, Туркмении и Анголе.

Формальная причина — слишком низкие цены на углеводороды. Но на решение, говорит близкий к компании собеседник Лайфа, могли повлиять и неудачи с последними «гринфилдами» (проекты с нуля).

К примеру, в прошлом году, согласно отчётности бывшего партнера «газпромовских сербов» Falcon oil&Gas, NIS ушла из венгерского проекта Mako. В нём она участвовала в качестве сервисного партнёра, то есть долей не владела. Она бы могла получать доход с продажи добытой там нефти. Но за три года чёрного золота там, несмотря на широкую разрекламированность проекта, так и не нашли. Более того, пришлось даже заплатить Falcon порядка $6 млн за работы, которые «сербы» сами и провели.

В следующий раз с неудачей NIS столкнулась в Боснии и Герцеговине. Так получилось, что на проекте, кроме неё, бурила ещё одна местная компания с российскими корнями – «Нефтегазинкор», принадлежащая государственной «Зарубежнефти» (владела 34% в проекте, остальные были у NIS). Как уже писал Лайф, балканская авантюра дорого обошлась компаниям — на тщетные поиски нефти было потрачено порядка $300 млн. Правда, что в итоге стало с фирмой, компании не сообщают.

Данные события не могли не сказаться и на отчётности компании. В совокупности с подешевевшей нефтью это уронило чистую прибыль NIS за 2015 год на 47% – до 14,6 млрд динар. При этом годовая добыча снизилась на 5% — до 1 млн тонн условного топлива, в первом полугодии этого года она продолжала снижаться ещё на 9% — до 493 тыс. тонн условного топлива. Кстати, ещё один проект «Зарубежнефть» покинула в Хорватии, так и не приступив к бурению на шельфе страны.

Будущее без нефти и газа

Несмотря на большие неудачи на проектах, импорт нефти в страны Европы едва ли вырос. Если в прошлом году страны Старого Света покупали 13 648 тыс. барр. в день (это всего на 1% больше, чем в 2006 году), то в предыдущем — наоборот, на 7% меньше — 12 619 тыс. барр. в день, свидетельствуют данные BP.

Более того, уже давно наметилась тенденция к снижению потребления углеводородов, сходятся во мнении опрошенные Лайфом аналитики. По данным британской компании, за 10 лет Европа сократила зависимость от нефти примерно на 17% — с 789 млн т до 653 млн т. Треть объёмов Старый Свет по-прежнему закупает у России (247 млн т в 2015 году).

Рассчитывать на увеличение «европейской» доли РФ и других стран-экспортёров не стоит, считает Дэвид Ладезмо из ОИЭИ.

— Европа уже давно уходит от традиционных ископаемых видов топлива, потребности постоянно снижаются, — замечает он. — Скорее всего, доля России также не изменится в ближайшие 5–10 лет. То же касается и остальных поставщиков — на материке бурить запрещено, поэтому местным компаниям ничего не остаётся, как продолжать работать на шельфе. В некоторых случаях практически вслепую. Вероятность того, что нефть всё же найдется, не выше, чем выиграть в лотерею.

Во многом импорт нефти будет поддерживаться за счёт нефтепереработки, получившей большое развитие в Европе, считает директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин.

— Другое дело — альтернативная генерация. Вероятно, до 2050 года от 80% до 100% европейского энергетического рынка займут возобновляемые источники энергетики (ВИЭ). Этому, в том числе, будут способствовать Парижское соглашение по выбросам и, в принципе, ужесточение экологических требований в странах ЕС, — считает Пикин.

По данным Energy data, в общеевропейской генерации доля ВИЭ в среднем составляет около 19%.

Та же ситуация будет складываться с импортом газа, на который большие планы имеет российский «Газпром». С 2006 года собственная добыча голубого топлива в странах Европы сократилась на 18% — с 310 млрд куб.м. до 255 млрд куб.м. (данные BP). Летом правительство Нидерландов решило ограничить добычу на крупнейшем на континентальном шельфе газовом месторождении Гронингем (980 млрд куб.м.) с 27 млрд куб.м./г. до 24 млрд куб.м./г.

— То же касается и импорта. За последние 10 лет только у «Газпрома» европейские страны стали закупать на 100 млрд куб.м. меньше. Падает и потребление голубого топлива в странах Старого Света, — замечает Пикин.

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.