shadow

Полеты Рогозина во сне и наяву

Вице-премьер пообещал, что вскоре мы станем летать главным образом на российских авиалайнерах


shadow

Вице-премьер Дмитрий Рогозин на совещании в корпорации «МиГ» заявил, что наша страна в обозримом будущем намерена отказаться от закупок зарубежных гражданских самолетов и вместо них в серьезных масштабах начать производить собственные.

— Мы больше не будем поддерживать политику поощрения закупок иностранных самолетов, в случае, если такого рода самолет может производиться в России, — заверил виц-премьер.

Чиновник сообщил скорее о контуре, а не о плане ближайших действий правительства, который он охарактеризовал как жесткий барьер, крайне необходимый в сегодняшних условиях для защиты национального рынка. Аргументация Рогозина была в его фирменном стиле: «Мы великая авиационная держава, и просто стыдоба закупать иностранные самолеты».

По сути, дилемма, обозначенная Рогозиным, напоминает ставшее фольклорной классикой: «Вам шашечки или ехать?» Но, в отличие от такси, приоритет отечественного производителя в такой стратегической для экономики отрасли, как авиастроение, сомнения не вызывает ни у кого.

Между тем, еще в 2013 году спикер Совета Федерации Валентина Матвиенкоуказывала на ряд российские госкорпораций, имеющих отношение (причем, как правило, посредническое) к авиапрому, которые, по ее словам, превратились в «воровайки». Тогда под пристальный взгляд главы верхней палаты парламента угодила, в частности, «Объединённая авиастроительная корпорация (ОАК).

— Закачали в ОАК сотни миллиардов рублей, а где самолёты? Где деньги?! — приводит возмущенные слова Матвиенко издание «Версия».

— Я лично обеими руками за идею, которую озвучил Рогозин, чтобы великая держава, по его словам, имела действительно достойную авиационную промышленность, —говорит директор Института стратегического анализа ФБК, доктор экономических наук Игорь Николаев. — Но в то же время надо отдавать отчет и тем, кто строит непосредственно самолеты, и тем, кто определяет стратегию отрасли. Авиакомпании ведь не просто так отказываются брать продукцию российских авиационных заводов. Когда они начинают сравнивать по параметрам цены, качества, комфорта и экономичности, то выбор покупателя оказывается зачастую не в пользу отечественного авиапрома.

— Насколько известно, политика протекционизма по отношению к отечественному производителю распространена во многих странах. В каких пределах и в какой форме, на ваш взгляд, производители российских самолетов должны рассчитывать на поддержку государства?

— Эта политика будет эффективной только в том случае, — и зарубежный опыт это подтверждает, — если обеспечит конкурентные преимущества отечественной продукции. А когда господдержка прикрывает то, что в результате российская продукция всё равно не дотягивает до необходимого уровня, то неизбежно начинается административный режим: сколько закупать, каких моделей, в каком количестве, и т. д.

Мысль, озвученная вице-премьером, в принципе замечательная, с нею не поспоришь; но одного пожелания пользоваться только нашими авиамашинами, явно недостаточно. Кстати, Советский Союз выпускал авиатехнику на высоком уровне. Как военного, так и гражданского назначения. Сейчас наш авиапром утратил несколько позиций. Но, к счастью, не все из них.

Поэтому протекционизм стоит применять лишь в случае, если в результате опеки государства с конвейера станет выходить самая современная и надежная в мире техника. Деньги не должны выделяться на изначально неперспективные проекты только на том основании, что они «наши».

— «Объединенная авиационная корпорация» 30 процентов к стоимости каждого самолета прибавляет для себя, — констатирует главный редактор газеты «Аргументы неделi», выпускник МАИ Андрей Угланов. — В итоге аналогичный американский самолет стоит дешевле. Вот и делайте выводы из этой арифметики.

К тому же реальная практика взаимоотношений производителей авиационной техники упирается в «откаты», которые просто процветают сегодня. Отсюда и возникает ситуация, при которой приобретение отечественного самолета невыгодно российским авиакомпаниям.

Еще одна причина неблагополучия в нашем авиапроме (но не по его вине) — весь российский авиационный титан, который используется для силовых элементов планеров и шасси гражданских самолетов, на 25 — 30 лет вперед закуплен компаниями Airbus и Boeing.

— Что вы, как человек, имевший в свое время прямое отношение к авиационной промышленности, добавили бы в предложения Дмитрия Рогозина?

— Прежде всего, удивил выбор места и целевой аудитории для подобного заявления. Фирма имени Микояна производит исключительно военную технику, преимущественно — легкие истребители. КБ имени Микояна никогда никакими проектами, связанными с гражданскими лайнерами, не занималось. Если бы слова Рогозина услышали в КБ Туполева или в КБ Ильюшина, еще можно было рассчитывать на результативность сделанных предложений.

Более того, я не услышал никаких конструктивных идей как не на словах, а на деле помочь нашему самолетостроению. Если бы Рогозин сказал, что с такого-то дня мы прекращаем снабжать фирмы Airbus и Boeing ценнейшим титаном и перенаправляем эти потоки на наше собственное производство, то тогда бы к его заявлениям возникло доверие и со стороны представителей авиапрома, и авиационных компаний. А сегодня нашим производителям просто не из чего строить самолеты.

И если бы он еще пообещал, например, что фирмы Туполева и Ильюшина освобождаются от грабительской наценки ОАК, в результате чего стоимость лайнеров просто зашкаливает, то тогда его слова хоть как-то могли быть полезными. Пока что декларации Рогозина напоминают отчеты перед вышестоящим начальством по темпам импортозамещения в вверенной ему отрасли. Получается, что если мы помидоры и свеклу заморские успешно замещаем, то, по этой логике, можем в тех же технических параметрах заместить и самолеты.

То есть, главное прокричать на эту тему. А как это сделать на практике — чиновник не ведает.

Источник

Фото ТАСС

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.