shadow

«Освобождение Мосула» явно приурочено к президентским выборам в США


shadow

Операция по освобождению Мосула, поданная американцами как главное событие в войне против ИГИЛ, внезапно остановилась. Однако очень возможно, что это совсем не тот случай, когда «что-то пошло не так». Наоборот, происходящее вписывается в сценарий, в рамках которого Дамаску достаются проблемы, ИГИЛ – крупные суммы денег, а Клинтон — победа на выборах.

В понедельник утром около 25 тысяч иракских солдат в почти парадном строю выдвинулись на двухмиллионный Мосул с новенькими государственными флагами на каждом танке. С гор их поддерживают отряды курдского ополчения (пешмерга) примерной численностью до 50 тысяч человек и отдельные подразделения ассирийцев и туркоманов. К операции подключилась и Турция, которая вот уже который раз ввела свой армейский контингент в северный Ирак, что вновь вызвало бурное негодование официального Багдада. Так коалиция имени США начала образцово-показательную кампанию по освобождению второго по значимости города Ирака, который боевики ИГИЛ* контролируют вот уже два года.

Однако на третий день операции иракская армия заявила о приостановке штурма. В свою очередь военно-дипломатические источники в Москве сообщили, что спецслужбы США и Саудовской Аравии договорились о предоставлении боевикам ИГИЛ коридора, дабы они вышли из города еще до начала активной фазы наступления коалиции. Возможно, что до 10 тысяч исламистов и впрямь передислоцируются в район Ракки, откуда попытаются организовать контрнаступления на Пальмиру и Дейр-эз-Зор с целью отвлечь внимание своих сторонников от Мосула и потеснить правительственные войска Сирии на этих чувствительных направлениях.
Багдадское правительство с привычным для Ближнего Востока пафосом уже объявило происходящее крупнейшей военной операцией против ИГИЛ за всю историю противостояния (разрушение Фаллуджи при аналогичных обстоятельствах, видимо, не в счет). Пока наступление коалиции ни к чему не привело, если не считать занятия курдами нескольких деревень и значительных потерь от атак смертников в первые же часы наступления. Некоторые американские военные источники полагают, что операция по освобождению Мосула продлится до конца октября. Это удивляет, поскольку захватить миллионный город с враждебным населением и крупным гарнизоном, зачистить его и передать под гражданский контроль за полторы–две недели нереально. Но в США упорствуют в этой ереси, что наводит на некоторые мысли.

Наступление явно приурочено к президентским выборам в США, следовательно, ограничено в сроках и в методах. При такой привязке самое удачное время для завершения операции как раз конец октября, что позволит пропагандистской машине выжать из ожидания победы все полезные соки аккурат ко дню голосования. При этом коалиции США придется ограничить себя в применении авиации и тяжелой техники, дабы избежать разрушений, которые плохо смотрятся на телеэкранах. Однако захват такого мегаполиса просто по определению требует участия штурмовой авиации и танков. И если быть совсем точным, то при фронтальном и непродуманном штурме от города вообще ничего не останется. И как же при таких вводных можно обеспечить триумфальную победу, опираясь на с трудом обучаемых, коррумпированных и плохо мотивированных иракских солдат?

Два года назад ИГИЛ заняло Мосул за шесть дней силами около батальона. По разным оценкам, отряд в 400–800 человек выбил из города иракский гарнизон численностью от 30 до 50 тысяч бойцов. Впрочем, «выбил» – это сильно сказано. Иракские части просто убежали, побросав все современные «вундервафли», переданные им американцами. На окраинах Мосула тогда остались стоять более 2300 единиц техники, включая американские танки «Абрамс», бронемашины «Хамви», советские «Грады» и еще кое-что по мелочи. Так полупартизанский сброд, каким было тогда ИГИЛ, за неделю превратился в хорошо вооруженную армию, а снимки сокровищ, которые достались бородачам практически без боя, обошли весь мир как выдающийся пример трусости, разгильдяйства и, возможно, предательства.
С формальной точки зрения иракская армия хорошо вооружена и даже якобы обучена. На бумаге она соответствует стандартам, в том числе и пресловутым «натовским». Над обучением и снабжением курдов тоже трудились больше года. И все же в кадрах американских телерепортажей проскакивают абсолютно пенсильванские лица солдат, стоящих за пулеметами «техничек» и автоматическими гранатометами. Такое выражение лиц может принадлежать только корпусу американской морской пехоты. Оно формируется однажды и навсегда – и не снимается даже с переходом на гражданскую службу (как у спикера Белого дома адмирала Кирби, например).

То есть, иракскую армию и курдскую пешмергу, подстегиваемую пятью тысячами «советников», нельзя назвать слабой. Они даже численно превосходят игиловский гарнизон. Но армия эта склонна к потере организации и панике при первом же огневом контакте и не знакома с методами ведения войны, которые практикует ИГИЛ. Принцип «Что будете делать, когда вы на посту, а на вас бежит незнакомый мужик с копьем?» иракцам не известен. «Стандарты», которые американцы столько лет вбивают в их головы, ориентированы на воздушную поддержку и постоянное присутствие огневого прикрытия, то есть на применение все той же авиации и дальней артиллерии. А от этого теперь приходится отказаться по высшим политическим соображениям. Курды тоже особой тактической выучки не демонстрируют. А значит, должен быть какой-то иной, асимметричный план.

То, что операция готовилась в удивительной для столь масштабного наступления спешке, буквально бросается в глаза. Вполне возможно, что к разноязыким отрядам курдов, ассирийцев, туркоманов и прочих приставили по морскому пехотинцу с рацией, чтобы координировать их действия. Но единого фронта вокруг города все равно не получилось. Образовавшуюся дыру почти в сто километров коалиция и объявила «коридором», через который могут уйти все желающие – и террористы, и местное население. Уходить им можно только в сторону Сирии, чем, по предварительным данным, уже воспользовались несколько отрядов боевиков, организовано прибывших в Ракку на «техничках».
При этом, несмотря на режим цейтнота, США передали Багдаду почти 1,5 миллиарда долларов «на подготовку армии к мосульской операции». Это слишком много, учитывая уже закаченные в Ирак миллиарды и относительно немногочисленные силы, задействованные в наступлении. Но именно эти деньги больше всего похожи на «альтернативный способ» освобождения Мосула. Со времен Саддама Хусейна и его «саморазваливавшихся» армий американцы твердо усвоили, что на древней земле Междуречья покупается все. Не исключено, что переданные как бы Ираку деньги пошли на подкуп части полевых командиров ИГИЛ в Мосуле – они в основном из местных или же бывшие члены партии «Баас» и кадровые офицеры саддамовской армии. Это объяснило бы все – и дырку в сто километров, и приостановку театрально начатого наступления, и святую уверенность в том, что Мосул будет взять в рекордные сроки и с минимальными разрушениями для сохранения благостной телевизионной картинки.

Некие призы наверняка обещаны и местным этническим группировкам, благо обладание Мосулом еще и внутрииракский спор. Так, курды хотели бы восстановления своего влияния в городе и получения доли от торговли местной нефтью. По соглашению 2003 года, которое временно закончило межэтнические столкновения в Мосуле, мэром города должен быть араб-суннит, а его заместителем – курд. Желательно – тоже суннит. Сейчас вся этническая система Мосула разрушена, а шиитское правительство в Багдаде не склонно дарить суннитам и курдам второй по значимости город страны. Отсюда и нездоровая конкуренция, которая возникла между отдельными отрядами иракской армии, курдами и прочими в первый же день наступления.

Впрочем, благостной телевизионной картинки не сможет гарантировать никакая взятка. Сейчас можно смело утверждать, что все остающиеся в городе меньшинства – арабы-шииты, курды всех толков, ассирийцы, езиды, христиане – удерживаются там насильно. В Мосуле функционирует крупнейший невольничий рынок самопровозглашенного халифата, а суннитское большинство прекрасно адаптировалось к стилю жизни при ИГИЛ, обзаведясь рабами и наложницами. Сейчас они задействованы в пассивной обороне города: роют траншеи, в которые заливают нефть, тоннели и прочее. Именно в Мосуле в основном проводились показательные массовые казни, на которые сбегалось повеселиться «мирное население». И интересно будет посмотреть, какими методами придется сдерживать отряды, сформированных из гонимых национальных меньшинств, если они все-таки войдут в город. Все усилия американской пропаганды по созданию благостной телевизионной картинки могут пойти прахом.

Дополнительно в ситуацию вмешиваются интересы Турции – как исторические, так и сиюминутные. Турецкий экспедиционный корпус, недавно вторгшийся на территорию Ирака, состоит не только из частей регулярной армии, но и из парамилитарных отрядов, собранных из лояльных Анкаре курдских племен. Часть племен всегда выступала на стороне турецкого государства, участвуя в карательных акциях против Рабочей партии Курдистана. Усиление турецкого влияния под Мосулом тоже тактически связано с борьбой против РПК, которая по понятным причинам в американской коалиции не участвует. Пешмерга же в массе своей – люди президента Барзани, который всю жизнь пытается лавировать между силами, действующими в Курдистане и вокруг него. Исторически же Анкара вообще считает Мосул своей территорией, входящей в так называемый национальный завет наряду с Александреттой (ныне Искандерун). Эрдоган в своих последних выступлениях подчеркивал «чувствительность» Мосула для турецкой нации. Ранее он нечто подобное произносил и в адрес Алеппо.
Таким образом, наступление на Мосул только подается как военная операция по освобождению крупного города. В реальности от войны там пока что только антураж, а все остальное – политика. Кровавое освобождение Фаллуджи было именно военной операцией, которая и продемонстрировала, на что способна иракская армия при прямой поддержке США. А сейчас или коалиция будет вынуждена перейти к классическим методам, наподобие воздушной поддержки наступления и применения тяжелой артиллерии, или же уже «приостановленное» наступление сведется к тайным переговорам с террористами о цене их ухода из Мосула в Сирию. После этого внутрииракские силы примутся делить Курдистан между собой.

Выдавливание террористов именно в Сирию вместо их уничтожения или хотя бы разоружения выглядит, мягко говоря, некрасиво. Никакой реальной борьбы с международным терроризмом и людоедскими проявлениями религиозного экстремизма в этом нет. Понятно, что пока не существует даже теоретического плана обустройства тех территорий, которые могут быть освобождены от контроля ИГИЛ. Не стоит и переоценивать стратегическую мысль американского командования – ее порой просто не просматривается. А вот «показательные выступления» нам в ближайшую неделю гарантированы. Если только иракцы просто не остановятся, понеся большие потери. Тогда люди с морпехотным выражением лица вряд ли заставят их идти на пулеметы. Даже за большие деньги.

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.