shadow

Плутониевые сумерки


shadow

Выход России из соглашения со США по утилизации оружейного плутония носит, прежде всего, пропагандистский характер и направлен на внутрироссийское потребление. Об этом свидетельствуют условия возобновления российского участия в этом соглашении, отраженные в законопроекте, который президент Путин лично внес в Государственную думу.

От американцев требуют, ни много ни мало: сократить военную инфраструктуру и численность контингента войск, размещенных на территориях стран НАТО, вступивших в альянс после 1 сентября 2000 года; отказаться от «недружественной политики в отношении России», что подразумевает отмену «закона Магнитского» и всех санкций, введенных США, и компенсацию ущерба, понесенного Россией в результате введения этих санкций, а также контрсанкций, в свою очередь введенных Россией; ну, и наконец, США должны представить четкий план необратимой утилизации плутония.

Такие требования можно предъявлять разве что стране, потерпевшей военное поражение и находящейся на грани капитуляции. Естественно, что ни Путин, ни кто-либо еще не рассчитывает, что Вашингтон эти требования когда-либо выполнит. Следовательно, Россия, по крайней мере, в эпоху правления Путина, не собирается возвращаться к участию в соглашении со США об утилизации оружейного плутония. Точно так же условия, выдвинутые Россией, никак нельзя будет использовать для целей внешнеполитической пропаганды, поскольку за пределами российских границ ни один здравомыслящий человек российские требования всерьез не воспримет.

Мотивировка, почему Россия вышла из соглашения, также сделана исключительно на внутрироссийскую пропаганду и привязана к украинскому кризису: «В период после вступления в силу Соглашения и протоколов к нему США предприняли ряд шагов, ведущих к коренному изменению ситуации в области стратегической стабильности. Под предлогом кризиса в Украине происходит наращивание военного присутствия США в Восточной Европе, в том числе в государствах, принятых в НАТО после 2000 года — года заключения Соглашения… Поскольку предпринятые США действия привели к коренному изменению обстоятельств, существовавших при заключении Соглашения и протоколов к нему, приостановление действия Соглашения является ответной мерой Российской Федерации и не противоречит Венской конвенции о праве международных договоров 1969 года. При этом плутоний, подпадающий под действие Соглашения, остается вне ядерной оружейной деятельности, что свидетельствует о приверженности России курсу на ограничение ядерных вооружений». И Росатом, кстати сказать, подтвердил, что 34 т российского плутония, выведенных из оружейного оборота, согласно условиям соглашения, для военных целей использоваться не будут. Из этого плутония при желании можно было сделать 8,5 тысяч термоядерных боеголовок.

Момент выхода России из соглашения был выбран с таким расчетом, чтобы частично отвлечь внимания от последовавшего в тот же день выхода США из переговоров с Россией по поводу сирийского урегулирования. А что же в реальности стоит за соглашением, из которого Россия только что вышла?

1 сентября 2001 года вице-президент США Ал Гор и российский премьер-министр Михаил Касьянов подписали американо-российское соглашение по утилизации плутония, согласно которому 68 тонн оружейного плутония — по 34 тонны с каждой стороны — должны быть переведены в формы, не пригодные для использования при производстве ядерного (термоядерного) оружия, либо путем его облучения в качестве топлива в реакторах (МОКС-топливо), либо путем иммобилизации его в стеклянные формы совместно с высокоактивными радиоактивными отходами. США первоначально решили использовать 25,57 тонны плутония в качестве МОКС-топлива, а остальное количество (8,43 тоны) иммобилизовать, тогда как Россия все 34 т своего плутония собиралась использовать для производства МОКС-топлива.

В России вызывали подозрения как раз эти 8,43 тонны. Дескать, их при желании можно очистить от радиоактивных отходов и вновь использовать в военных целях. Спор носит чисто схоластический характер, поскольку ни США, ни России этот избыточный плутоний не нужен и в случае, если возникнет острая необходимость, они могут произвести новый оружейный плутоний на имеющихся в их распоряжении реакторах. Плутоний утилизовали прежде всего для того, чтобы он ни в коем случае не попал в руки международных террористов или стран-изгоев, вроде Северной Кореи и Ирана. Но в результате, согласно протоколу 2010 года, обе страны договорились приступить к утилизации 34 тонн избыточного оружейного плутония в 2018 году и завершить ее в 2025 году. При этом собирались использовать более дорогой метод утилизации — производство МОКС-топлива.

Однако в 2012 году в США возобновились дискуссии об использовании более дешевых альтернативных методов утилизации. Для выработки соответствующего решения Министерством энергетики США была сформирована экспертная группа. Вот этот факт и послужил поводом для выхода России из соглашения, хотя, строго говоря, поиск альтернативных путей утилизации, пусть и допускающих теоретическое восстановление в будущем оружейного плутония, оно не запрещало. Гораздо важнее было то, что стоимость российской программы утилизации на момент подписания соглашения оценивалась в 1,8 миллиарда долларов, и эти деньги должны были предоставить США и другие западные страны.

Из этой суммы реально было предоставлено только 850 миллионов долларов, тогда как оценка реализации российской части программы увеличилась до 4 миллиарда долларов. При этом США давно уже предупредили Россию, что сверх 850 миллионов долларов больше ничего не дадут, поскольку нефтяные цены пошли вверх, и у России должно быть довольно своих нефтедолларов. К настоящему времени все эти деньги уже потрачены, в том числе для создания необходимой инфраструктуры. А теперь, в условиях кризиса, санкций и относительно низких цен на нефть Россия больше не хочет тратиться на утилизацию плутония, вот и предпочла выйти из соглашения.

По такому же принципу ранее Москва вытеснила из проекта «Сахалин-2» иностранный консорциум, после того, как тот создал необходимую инфраструктуру для нефтегазодобычи на шельфе. А еще раньше, при Советской власти, была британская компания «Лена-голдфилдс», которую лишили концессии аккурат после того, как она завезла в СССР все необходимое оборудование для золотодобычи. Метод старый, проверенный. Конечно, выход из соглашения об утилизации плутония еще больше понизит доверие к России на мировой арене. Но Путину к этому не привыкать.

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.