shadow

Стратегия «закручиваемого винта». Как Россия добилась извинений Турции


shadow

21r

Турция, как член НАТО, внимательно наблюдала за российскими успехами в Сирии по противодействию ИГИЛ (террористическая организация, запрещённая в РФ), а также по развалу и дестабилизации государства, свержению режима президента Асада. Позиция турецкого правительства заключалась в том, что оно оказывало содействие Свободной сирийской армии (ССА), сирийским туркоманам и, как следствие, ИГИЛ в дестабилизации обстановки в Сирии. Причём сирийских боевиков тренировали на территории Турции. По данным российской стороны, ССА перепродавала «Исламскому государству» оружие, полученное от США.

24 ноября 2015 года самолёт F-16 турецких ВВС сбил российский штурмовик на территории Сирии с целью спровоцировать Россию и продемонстрировать силу, перехватить инициативу в сирийском конфликте. У Турции, как и всего НАТО, был велик интерес принудить Башара Асада уйти в отставку, покинуть страну или даже уничтожить его, о чём неоднократно заявлял сам Реджеп Эрдоган.

Уничтожение российского самолета турками следует считать тактическим ходом Анкары в рамках военной стратегии дипломатии принуждения Москвы и Дамаска.

Так, НАТО неоднократно использовал ВВС как ограниченную военную силу для достижения дипломатических целей и принуждения без задействования сухопутных сил. Авторитетный американский политолог Александр Джордж считал, что сдерживание носит мирный характер без применения военной силы, а его продолжатели утверждают, что принуждение (compellence) допускает применение ВВС для убеждения оппонента.

Таким образом, цель НАТО с ударом по российскому самолёту заключалась в том, чтобы усилиями турецких военных заставить Россию покинуть приграничную турецко-сирийскую зону, где оперируют сирийские туркоманы, курдские повстанцы и ССА.

Выбор правильной стратегии и меры её реализации

В ответ на уничтожение самолета СУ-24 правительство РФ применило дипломатию принуждения с целью сдержать Турцию и не допустить эскалации конфликта и скатывания к прямому военному противостоянию. Президент РФ Владимир Путин 24 ноября 2015 года произнёс ставшие знаменитымислова, что это удар, который «нанесли в спину пособники терроризма», и что «крушение российского самолета будет иметь последствия для отношений РФ и Турции». Фактически это был ультиматум Турции.

Александр Джордж называл ультиматум сильнейшей стратегией дипломатии принуждения. Правда, основное условие ультиматума — ограничение по времени — не прозвучало из уст президента России, так как Москва рассчитывала сохранить нормальные отношения с Турцией:

Мы всегда относились к Турции как не просто к близкому соседу, а как к дружественному государству.

Владимир Владимирович Путин

Тем самым Владимир Путин вместе с жёсткой риторикой сразу продемонстрировал готовность к компромиссу при определённых условиях.

Поставленная задача сводилась к тому, чтобы заставить Турцию извиниться за инцидент и держаться подальше от конфликта в Сирии, не мешать российским ВКС выполнять задачи по восстановлению порядка в Сирии. Кремлю понадобилась пауза, чтобы выбрать правильную стратегию и вернуть Турцию в прежнюю позицию.

В этот же день союзники Турции по НАТО поддержали её позицию и заявили, что в разрешении конфликта «встанут на сторону Анкары». Это укрепило турецкое руководство в мнении, что можно продолжить враждебное отношение к России в целом и действиям ВКС РФ в Сирии в частности. На следующий день турецкий премьер Ахмед Давутоглу заявил, что лично отдал приказ об уничтожении российского самолета.

В связи с непримиримой позицией Турции российским руководством было принято решение выбрать геополитическую стратегию по отношению к Турции, которую принято называть «постепенным закручиванием винта». Согласно классификации Александра Джорджа, существует 5 стратегий дипломатии принуждения: ультиматум, тихий ультиматум, «пытайся и смотри», «постепенное закручивание винта», стратегия «кнута и пряника». Подход «пытайся и смотри» был бы слишком мягок и потребовал бы значительного времени, стратегия «кнута и пряника» преждевременна, а стратегия ультиматума слишком резкая и требует применения сильных тактик, в том числе угрозу использования силы, что как раз было неприемлемо. Ультиматум без такой угрозы вызывает ощущение слабости того, кто его выдвигает.

Стратегия «постепенного закручивания винта» была признана оптимальной, поскольку она постепенно наращивала силу угроз и действий, используя различные тактики для того, чтобы заставить Турцию отказаться от враждебной политики.

Для исполнения стратегии Президент РФ Владимир Путин подписал указ 28 ноября 2015 года «О мерах по обеспечению национальной безопасности и о применении специальных экономических мер в отношении Турции». Согласно ему был запрещён ввоз целого ряда товаров из Турции; введён запрет на выполнение турецкими организациями определенных видов работ; запрет на наём турецких граждан на работу с 1 января 2016 года; произведена отмена безвизового режима для граждан Турции, прибывающих в РФ.

Президент РФ также поручил правительству ввести запрет на чартерные воздушные перевозки между двумя странами, обеспечить безопасность акваторий морских портов в Азово-Черноморском бассейне и усилить контроль за деятельностью турецких перевозчиков. Российским туроператорам было рекомендовано воздерживаться от продажи путёвок в Турцию.

Помимо этого, Россия использовала тактику демонстрации военных возможностей, чтобы защитить свои интересы в Сирии. Так, ещё 24 ноября Министерство обороны РФ выпустило заявление:

«Ракетный крейсер «Москва», который оснащён зенитным ракетным комплексом морского базирования «Форт», займёт район в прибрежной части Латакии. Все цели, представляющие для боевой авиации России потенциальную опасность, будут уничтожаться. Все военные контакты с Турцией будут прекращены. Дальнейшие боевые вылеты бомбардировщиков будут производиться под прикрытием (сопровождением) российских истребителей».
Минобороны РФ24 ноября 2015 года

Декларированная угроза была направлена на то, чтобы сдержать Турцию от дальнейшей враждебности и воспрепятствовать нападению её ВВС на самолеты российских ВКС. Кроме того, в рамках сдерживания Турции 26 ноября 2015 года на российской авиабазе «Хмеймим» в Латакии была развёрнута переброшенная военно-транспортной авиацией зенитно-ракетная система С-400. В добавление к этому Россия приостановила участие в действиях черноморской военно-морской группы оперативного взаимодействия «Блэксифор».

12 декабря 2015 года президент РФ Владимир Путин приказал действовать предельно жёстко и уничтожать любые угрозы ВС РФ в Сирии. Это был сильный ход, который остановил Турцию от дальнейших проявлений враждебности по отношению к российским ВКС в Сирии. Премьер-министр РФДмитрий Медведев в свою очередь сообщил, что РФ намерена заморозить ряд инвестиционных проектов, «сотрудничество по которым с Турцией определялось высоким уровнем доверия к этому государству», а также «свернуть переговоры по подготовке соглашения о преференциальном режиме для инвестиций с Турцией». Эти слова и последовавшие за ними уже упомянутые действия свидетельствовали о следующем «повороте винта» России в ответ на турецкую агрессию. Правительство установило «красную черту», заявив, что ряд мер вводится 1 января 2016 года.

Подсчёт ущерба влияет на принятие решений

Ученый Роберт Пейп в работе «Бомбить чтобы выиграть: Воздушная сила и принуждение на войне» утверждает, что удача или неудача в дипломатии принуждения достигается государством в результате подсчёта убытков и прибыли. Таким образом, чтобы дипломатия сдерживания преуспела, необходимо,чтобы оппонент понёс существенный ущерб, который при этом превышает затраты того государства, которое применяет такую стратегию. Осознания неприемлемого ущерба должно привести государство-оппонента к решению отказаться от враждебных намерений.

Таки, уже в середине января 2016 года вице-премьер Турции Мехмет Шимшек признал:

Из-за российских экономических санкций Турция в 2016 году потеряет товаров на 3,1 миллиарда долларов.

Мехмет Шимшек

А президент Турецкой ассоциации плодоовощной торговли Бурхан Эр объяснил, что на Россию приходится 60% турецкого экспорта фруктов и овощей. Газета «Московский комсомолец» подсчитала, что из-за ухода российских туристов Турция ещё потеряет более 3 миллиардов долларов. Кроме этого, в результате ухудшения отношений было заморожено строительство атомной станции в Турции компанией «Росатом» и проект создания газопровода «Турецкий поток».

По подсчётам турецкой стороны ущерб турецкой экономики должен был составить от 4,4 до 20 миллиардов долларов ежегодно.

Притом что ВВП Турции в 2014 году составил 800,107 млрд долларов, потеря 20 млрд долларов является серьезным ущербом в доходах Турции.

Исследователь Мартин Аанге Велцел в работе «Искусство сочетания силы и дипломатии» утверждает:«Баланс интересов является первичной определяющей баланса мотиваций». Этот исследователь делит интересы на жизненноважные и не жизненноважные. К жизненноважным интересам относятся: поддержание стратегического баланса, гарантия выживания и безопасности союзников, защита родной земли от агрессии. Если проанализировать эти интересы, то выясняется, что России важно поддерживать стратегический баланс на Ближнем Востоке и особенно в Сирии. Иначе поток радикальных боевиков может хлынуть на Кавказ и в Среднюю Азию. Территория союзного России государства может превратиться в лояльную стратегическому противнику — в данном случае НАТО, США и Турции.

Что касается гарантии выживания и безопасности союзников, то стоит вспомнить только то, какпрезидент Асад официально попросил президента Путина оказать военную поддержку 30 сентября 2015 года. С момента отправки войск Россия взяла на себя ответственность за судьбу Сирии как военного союзника. Что касается поддержания национальной безопасности, то во время инцидента от турецких ВВС пострадали российский военный самолет и его экипаж, чем был нанесен ущерб престижу страны. Все эти пункты, которые являются для России жизненноважными интересами, повлияли на позицию российского руководства, говоря языком Томаса Шеллинга, «идти до конца». Условие России, какзаявлял президент Путин, заключалось в том, чтобы Турция извинилась и принесла компенсацию. Таким образом, Турция ударила по престижу России, нанеся военный ущерб вооруженным силам РФ. Для России же было важно сохранить лицо, поэтому реакция была сильной, жёсткой и направленной на разрыв отношений.

Что касается турецких интересов, то с 2012 года она оказывала вооруженную поддержку сирийским туркоманам с целью низвергнуть режим президента Асада. Поддержка туркоманов является жизненноважным для Турции, хотя и инспирируется, скорее всего, НАТО и США. Сирийские туркоманы-союзники Турции и НАТО действуют против режима Асада. МИД Турции вручил 19 ноября российскому послу Андрею Карлову ноту протеста в связи с якобы фактом бомбардировок сирийских туркоманов. Кроме того, Эрдоган отказался подписать меморандум о предотвращении военных инцидентов в небе Сирии. Анкара явно искала конфликта с Россией в интересах НАТО и прежде всего США, хотя сохранение дружественных отношений с Россией для Турции было важнее. Турецкий интерес был в том, чтобы унизить Россию и поддержать позицию НАТО. Поддержание стратегического баланса в регионе оказалось не так существенно, как потерять Россию как делового партнера по мнению турецкого руководства.

Как результат успешной реализации стратегии по принуждению, в конце июня 2016 года президент Турции Реджеп Эрдоган сам вышел на прямой контакт с президентом России Владимиром Путиным и принёс извинения за сбитый самолет.

Кроме того, Эрдоган назвал Россию «другом и стратегическим партнером» своей страны. А турецкий премьер-министр Биналы Йылдырым объявил, что его страна готова заплатить компенсацию за сбитый российский самолёт. Газета «Коммерсант» назвала следующие причины, по которым Турция пошла на уступки и согласилась с требованиями России были следующими:

  1. Испорченные отношения с Евросоюзом из-за отказа признать геноцид армян.
  2. Трения с Вашингтоном по курдскому вопросу.
  3. Смена правительства и приход более миролюбивого премьер-министра Бинали Йылдырыма, который объявил, «что смысл его внешнеполитической стратегии в том, чтобы Анкара приобрела больше друзей, чем врагов.
  4. Давление на правительство и президента со стороны турецкого бизнес-сообщества.
Сюда можно добавить также падение ВВП в Турции в 2016 году.

Успешное принуждение результат соблюдения правил дипломатии принуждения

Основная причина результативности российской дипломатии принуждения по отношению к Турции объясняется выполнением условий, необходимых для успешного принуждения согласно схеме, которую даёт Александр Джордж в своей работе «Пределы дипломатического принуждения»:

  1. «Ясность цели» — её четко озвучил президент РФ Владимир Путин, который потребовал от Турции принести извинения и компенсировать ущерб в ультимативной форме. Российское руководство чётко осознавало свою цель и примирение на других условиях им не рассматривалось. Ультиматум президента России был поддержан санкциями со стороны правительства России.
  2. «Сила мотивации» — российское руководство, президент и правительство имело высокую мотивацию идти до конца в своих намерениях, так как Турция осуществила попытку уронить государственный и военный престиж России. В этой ситуации у России не осталось другого выбора как ценой угроз и санкций вернуть Турцию на исходную позицию и заставить её принести извинения.
  3. «Адекватная местная и интернациональная поддержка» — российская общественность и парламент, военные целиком и полностью поддержали позицию правительства России. В Германии, во Франции, в бывшей Югославии ряд политиков осудили действия Турции в связи со сбитым СУ-24.
  4. «Чувство сдавленности» — российское правительство быстро обозначила сроки ответных действий, заявив, что санкции начинают действовать с 1 января 2016 года, что вызвало у Турции ощущение сжимающегося пресса.
  5. «Страх оппонента перед неприемлемой эскалацией» — потеря выгодных финансовых проектов, ущерб, понесенный рядом важных отраслей турецкой экономики, который к тому же мог увеличиться, заставил турецкое правительство и президента принять условия России.
  6. «Ассиметрия мотивации» — Россия была мотивирована не просто интересами национальной безопасности и геополитическими мотивами, а важным фактом сохранения международного престижа и лица, в то время как Турция шла на поводу у НАТО и была мотивирована стремлением поддержать сирийских туркоманов и свергнуть режим Асада. Российская мотивация значимее, сильнее и превалировала над турецкой.
  7. «Ясность, касающаяся точных терминов урегулирования кризиса» — Президент Владимир Путин, премьер-министр Дмитрий Медведев чётко и недвусмысленно в газетах и на правительственных сайтах объяснили причину санкций и способы урегулирования конфликта.

Кроме того, правильность в выборе стратегии дипломатии принуждения обеспечила успех её применения и восстановление отношений на условиях, которые предложила Россия. Жёстко объявленный ультиматум, а потом «постепенно закручиваемый винт» сделали своё дело. Российские политики и дипломаты сумели грамотно применить все необходимые аспекты дипломатии принуждения и при этом не перегнуть палку, что принесло соответствующие результаты. Кульминацией успешного применения дипломатии принуждения стал визит на государственном уровне президента ТурцииРеджепа Эрдогана 9 августа 2016 года c целью примирения и совместного решения сирийского урегулирования, переговоров о восстановлении отношений между двумя странами.

Источник

Фото Politrussia

 


Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.