shadow

Ливия может стать для России «второй Сирией»?

Россия как гарант безопасности во всем мире


shadow

Накануне СМИ сообщили, что главнокомандующий ливийской армией маршал Халифа Хафтар направил послание российскому лидеру Владимиру Путину и министру обороны Сергею Шойгу с призывом о помощи. Он просил начать в Ливию поставки оружия – не только стрелкового, но и техники, самолетов. Кроме того, сирийская операция стала, судя по всему, примером успешной борьбы с терроризмом – поэтому ливийцы просят Россию начать операцию против террористов наподобие той, что проходит в Сирии. Однако пойдут ли на это президент РФ и Минобороны?

Следует напомнить, что в ходе «арабской весны» начался процесс десуверинизации целого ряда стран региона — был проведен демонтаж не только режимов (когда происходит смена политико-ориентационного характера), но был демонтирован ряд целых государств. Ливия — один из ярчайших примеров. Там было ликвидировано государство как главный политический институт. В результате с ликвидации Джамахирии и власти Муаммара Каддафи государство прекратило свое существование, страна претерпела в кратчайшие сроки массированную инволюцию – деградировала, откатилась назад не то что на десятилетие, а, может, еще больше. Фактически Ливия вернулась где-то даже к родоплеменному строю.

Что Ливия собой представляет сегодня? Никакой Ливии не существует. То, что рисуют на карте – это, что называется, дань политкорректности, никак не отображающей реальность. Ливия разделена на несколько частей – поделена между теми, кто пришел к власти, кого поддерживает Запад — правительство национального согласия (ПНС), плюс остался ряд исламистских организаций, существует и часть, находящаяся в городе Сирт, — там обосновалось запрещенное в России «Исламское государство» (ИГ).

Причем ИГ рассматривает Северную Африку, Ливию как одно из направлений, куда в случае поражения сирийско-иракского террористического материнского ядра будут перемещены части личного состава, командование. Интерес террористов в этом регионе присутствует – это и выход к Средиземному морю, с одной стороны. Но у ИГ в его экспансионизме присутствует вообще два основных признака – наличие мусульманского населения, суннитского в особенности, и близость важнейших стратегических транспортных артерий. В Северной Африке ближайшая и главнейшая транспортная артерия – это Суэцкий канал. По всей видимости, они рассматривают Египет в качестве одной из своих мишеней.

Ну, а Ливия – это фактически конгломерат из недо-квази-государственных образований и племен. Государство Ливия отсутствует как таковое.

Что касается наших интересов — естественно, распространение террористической угрозы представляет для нас опасность, и с этим что-то надо делать. Но в текущей ситуации у нас практически нет возможностей и ресурсов, чтобы серьезно помочь какой-то из сторон. И, собственно, кому помогать? Прозападному ПНС? Это под большим вопросом — какие гарантии, что мы вообще от этого хоть что-то получим?

В принципе мы можем оказать военно-техническую помощь, но не посылать туда свои войска, как ВКС в Сирии. Другое дело, что мы вмешались в ситуацию в Сирии, мягко говоря, запоздало и как-то невнятно, не сформулировав свои стратегические интересы. А в Ливии, если мы попытаемся вмешаться, – не сможем никаким образом оказать серьезное стратегическое влияние на обстановку. У нас просто для этого не хватит ресурсов. А главное – тоже непонятно, с какой целью. Мы не сможем остановить распространение терроризма в Ливии, потому что туда прибывают террористы с самых разных уголков мира.

Мы можем поддерживать военно-технически одну из сторон, которая, с нашей точки зрения, наименее радикальна и наиболее договороспособна. Но рассчитывать для себя на что-то в будущем – вряд ли приходится. Максимум, на что можем рассчитывать, – как-то сдерживать распространение ИГ и других террористических групп.

Но хочу заметить, что более плотно в этом принимают участие западные страны, которые и бомбят, и используют свои спецподразделения для ликвидации боевиков. Но что-то у них с этим, прямо скажем, почти ничего не получается на протяжении нескольких лет — ведется, во многом, имитационная война.

Чтобы достичь какого-то стратегического превосходства на территории Ближнего Востока, в Ливии – нужны колоссальные ресурсы, причем не одного государства, а коалиции. И то – перспективы победы просматриваются крайне туманно, на мой взгляд.

Нельзя ливийскую войну отрывать от сирийской – это звенья одной цепи. Многие стороны вложились в эту войну, и в конфликтах и в Ливии, и в Сирии возник самоподдерживающийся режим, инерция, остановить которую крайне сложно. Каждый из игроков в этом конфликте пытается его направить в ту сторону, которая была бы ему выгодна.

Представьте, если мы сейчас в Сирии тем или иным образом принимаем участие, помогаем Новоросии, будем помогать Ливии, потом пойдет Средняя Азия. А сил-то хватит? Сильно сомневаюсь. Мы, в конце концов, далеко не Советский Союз, но даже и для СССР такое участие в локальных конфликтах было бы серьезным испытанием. А для нас это вообще тяжело.

И главное – все ведь прекрасно понимают, что любая попытка вмешаться и решить ситуацию в свою пользу будет опять немедленно использована как внешними геополитическими противниками, так и внутриполитическими противниками.

Эксперт по Ближнему Востоку, публицист Константин Стригунов специально для Накануне.RU

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.