shadow

Неубиваемые: что делает броню современных российских танков столь совершенной


shadow

В свое время попытка внедрения на боевых бронированных машинах систем динамической защиты, основанных на применении небольшого количества взрывчатого вещества, была встречена танкистами в штыки. Как же это вообще возможно — размещать на броне взрывчатку?! Однако путем многочисленных экспериментов было доказано: в случае, если снаряд попадает не в броню, а в навешенные поверх нее контейнеры с тротилом, последствия от поражения танка минимизируется.

Со временем системы такой защиты претерпели существенные изменения, воплотив в себе как многочисленные научные новшества, так и проверенные практикой элементы. Не так давно мир облетели кадры попадания ракеты управляемого противотанкового комплекса в танк Т-90 сирийской армии. На съемке видно, как боеприпас достигает цели, взрывается, но… боевая машина остается на ходу, невредим и ее экипаж.

О том, какие средства защиты применяются на современных российских танках, как они работают и какие новации возможны в этих системах в перспективе, расскажет журналист Алексей Егоров в очередном выпуске программы «Военная приемка» на телеканале «Звезда».

Реактивная броня

Время, когда танкисты в качестве защиты надеялись только на толщину брони своих боевых машин, осталось далеко в прошлом. Где-то во временах Второй мировой войны. По словам начальника Главного автобронетанкового управления Минобороны России генерал-лейтенанта Александра Шевченко, выпускника танкового инженерного училища и Военной академии бронетанковых войск, толщина брони на тяжелых танках времен Великой Отечественной достигала порой 25 сантиметров. Речь, к примеру, идет о знаменитых машинах под марками КВ и ИС — «Клим Ворошилов» и «Иосиф Сталин».

«Это была мощная защита от снарядов, противостоящая кинетическим средствам поражения того времени, — отмечает начальник ГАБТУ. — Впоследствии хорошо себя зарекомендовали решетчатые экраны: вероятность 50 процентов, что они «снимают» ручную противотанковую гранату. То есть, они действительно вносят вклад, причем достойный в защиту машины».

Однако со временем появились реактивные противотанковые гранаты (типа нашей РПГ-26), которые преодолевали и эти системы. Неужели перед лицом многочисленных средств поражения танк должен был остаться «голым»? Для защиты так называемых «легкобронных» проекций корпуса и башни танка от кумулятивных боеприпасов были изобретены системы динамической защиты. По сути это взрывчатка, размещенная в металлическом футляре, уничтожающая кумулятивную струю методом ее рассеивания. К слову, именно за это ее иногда называют «реактивной броней».

Внешне это — небольшой контейнер, крепящийся к корпусу боевой машины. Таких приспособлений на броне современного танка можно увидеть не один десяток. Внутри помещены две-три пластины со взрывчаткой, уложенные под определенным углом. Главный специалист по динамической защите ОАО «НИИ стали» Николай Дорохов так объясняет принцип работы системы: от удара в контейнер снаряда срабатывает его взрыватель, кумулятивная струя детонирует и подрывает элементы динамической защиты. Та, в свою очередь, разрушает струю, которая в итоге оказывается не в состоянии пробить броню.

Когда риск оправдан

Первые образцы динамической защиты были разработаны именно в нашей стране, хотя, к примеру, на своем авторстве данного устройства настаивают израильтяне, относя его к 1982 году. Однако имеются доказательства, а именно — научная статья, опубликованная на эту тему в одном из специализированных советских изданий еще в 1948 году. Правда, путь динамической защиты к системам оснащения советских танков был тернистым.

Дело в том, что новшество не понравилось тогдашнему начальнику танковых войск Советской Армии маршалу Азамаспу Бабаджаняну. «Ни одного грамма взрывчатого вещества на танке не будет! — жестко резюмировал он, когда ему представили инновационную разработку. — Я ничего не позволю взрывать!»
Однако время показало, что такой подход был неверным. Когда право на жизнь для динамической защиты было доказано, она стала едва ли не ключевым средством спасения для целых поколений бронированных боевых машин.

Сегодня взрывные процессы и способы защиты от них исследуют в ОАО «НИИ стали». Это головное отечественное предприятие по разработке комплексных средств защиты автобронетанковой техники и личного состава — динамической защиты, композитных бронепанелей, электромагнитной и противорадиационной защиты, бронежилетов, бронешлемов.

Здесь создана уникальная лаборатория взрывных процессов. Именно на ее базе, а точнее — в специальной взрывной камере, еще в 1950-х годах проводились испытания по отработке первых образцов динамической защиты, ставшие в итоге прототипом серийных элементов, примененных во встроенных комплексах динамической защиты танков вплоть до Т-90.

Защита без компромиссов

Во время эксперимента, который будет проведен во взрывной камере при участии съемочной группы «Звезды», испытатели пробьют плиту броневой стали толщиной 20 мм. Струя прошьет эту преграду насквозь. А вот та же плита с закрепленным на ней контейнером динамической защиты (весящим, к слову говоря, всего 370 граммов) останется целой. Сквозного пробития не произойдет, «тыл» останется чистым.

Именно такая защита, отмечает начальник ГАБТУ генерала Александр Шевченко, и спасла жизнь экипажу сирийского танка. Кстати, пораженная выстрелом ПТУРа машина через некоторое время смогла завестись и даже уехать своим ходом с места боя. Известно и то, что через небольшое время этот экипаж на этой же (!) машине продолжил участие в боевых действиях.

В свою очередь, как рассказывает Николай Дорохов, у него есть факты из истории наших операций на Северном Кавказе, когда танк выдерживал последовательное попадание шести противотанковых гранат. На ремонтной базе, куда после этого дошла машина (также своим ходом), потребовалось лишь… заменить выведенные из строя контейнеры динамической защиты! А вообще, как подчеркивает генерал-лейтенант Александр Шевченко, танк с динамической защитой в 2-2,5 раза превосходит по защите обычную машину.

Стоит отметить, что взрывчатка, используемая в этой системе, не подвержена подрыву в результате внешнего воздействия огнем. То есть, от попадания в корпус тех же «Коктейлей Молотова» танк не взорвется. В НИИ стали проверено — взрывчатое вещество выгорает, но не детонирует.

«Штора» над танком

Генерал-лейтенант Александр Шевченко ответственно заявляет: в российской армии сегодня нет танков, не оснащенных подобными средствами прикрытия. «Динамическая защита в своем развитии шагнула очень далеко, — отмечает начальник ГАБТУ Минобороны России. — Мы с гордостью можем говорить, что наша защита имеет самые высокие параметры. И это признано во всем мире: наши машины считаются самыми защищенными».

При этом что немаловажно, помимо данной системы российские танки прикрыты целым комплексом других защитных технологий. Взять, к примеру, систему «Штора». Этот электронно-оптический комплекс «глушит» системы наведения противотанковых ракет. В итоге вражеский снаряд «слепнет» и вместо танка врезается в землю или улетает в сторону. Еще одна система, создающая рубеж обороны вокруг боевой машины, носит название «Арена». Она устанавливается в самом уязвимом месте — на башне. Радар «Арены» обнаруживает противотанковую ракету на дальности в 50 метров.

Электронный мозг мгновенно определяет тип, скорость, направление полета, вычисляет предполагаемое место попадания. Когда вражескому снаряду остается всего 2 метра до цели, «Арена» выстреливает собственный защитный боеприпас, поражая подлетающую цель композитными осколками, летящими со скоростью 2 километра в секунду.

Важно, что работает эта система в автоматическом режиме: участия человека с его не всегда оперативной реакцией не требуется. Обнаружение и сопровождение целей с обзором пространства во всем защищаемом секторе обеспечивает собственная многофункциональная РЛС. Комплекс — всепогодный, всесуточный, поражает цели в любых условиях, в том числе при движении машины и при разворотах башни. По расчетам, «Арена» даже в наступательном бою повышает выживаемость танка в два раза.

Один из разработчиков этой системы — руководитель отделения перспективных исследований Научно-производственной корпорации «Конструкторское бюро машиностроения» Владимир Харькин отмечает, что иностранцы долго не могли поверить в само существование подобной технологии. «До 2000-х годов не было разработок за рубежом, сейчас они активно работают, — отмечает российский инженер. — В Израиле один из комплексов активной защиты даже принят на вооружение».

Автор: Дмитрий Сергеев

Фото: Минобороны России/Алексей Иванов/ТРК «Звезда»
Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.