shadow

Мины Сердюкова продолжают взрываться

Кадровый погром военных «реформ» долго будет аукаться нашей армии


shadow

Военным комиссариатам 26 регионов России добавили головной боли. В эти заведения прибывают выездные группы кадровиков Восточного военного округа (ВВО) для того, чтобы попытаться вернуть на военную службу хотя бы часть молодых офицеров, выгнанных взашей из армейских рядов по организационно-штатным мероприятиям в период так называемой «сердюковской реформы» Вооруженных сил.

Как подчеркнуто в официальном пресс-релизе ВВО, столь необычный шаг — личная инициатива командующего войсками округа генерал-полковника Сергея Суровикина. Видимо, кадровый дефицит в подчиненных ему полках и бригадах достал генерала и его штаб до печенок.

Сообщается, что с 15 по 30 сентября представители ВВО развернут агитационную деятельность в военкоматах Санкт-Петербурга, Воронежской, Липецкой, Курской, Тамбовской, Брянской, Костромской, Вологодской, Свердловской, Челябинской и Саратовской областей, а также республики Татарстан. Затем, в первой половине октября, вербовщики переберутся в Псковскую, Орловскую, Рязанскую, Белгородскую, Смоленскую, Нижегородскую, Ярославскую, Оренбургскую, Пензенскую, Самарскую, Тюменскую и Ульяновскую области и в Пермский край. Там работа продолжится с 1 по 15 октября.

Судя по пресс-релизу, работа в этом направлении в Сибири и на Дальнем Востоке идет давно. За три месяца нынешнего года, написано в пресс-релизе, «вновь приняты на службу в войска Восточного военного округа 564 офицера запаса из 50 субъектов РФ. Все они назначены на должности более чем в 130 воинских частей ВВО, в том числе в общевойсковые объединения, Тихоокеанский флот и объединение ВВС и ПВО».

Но, судя по всему, полтысячи некогда незаслуженно обиженных бедолаг, решившихся возобновить военную карьеру, это капля в море для огромного по территории Восточного военного округа и Тихоокеанского флота. В армейские ряды местную молодежь там нынче заманивают как некогда на ударные комсомольские стройки — через местную печать.

В январе нынешнего года в ней можно было прочитать такое, например, объявление: «В мотострелковую бригаду Восточного военного округа (с. Сергеевка, Пограничного района, Приморского края) требуются мужчины, имеющие воинское звание офицера (офицера запаса) для прохождения военной службы по контракту на следующих воинских должностях:

— Офицер (по обеспечению безопасности информации) службы ЗГТ;

— Заместитель командира роты по работе с личным составом;

— Заместитель командира стрелковой роты (снайперов) по работе с личным составом;

— Командир мотострелкового взвода;

— Командир минометного взвода;

— Командир взвода управления;

— Командир разведывательного взвода;

— Начальник связи-командир взвода связи;

— Командир батареи управления и артиллерийской разведки;

— Командир взвода радиопомех роты РЭБ;

— Командир взвода транспортировки ракет;

— Командир медицинского взвода — врач;

— Командира мотострелкового взвода (снайперов, специального) роты снайперов.

Требования: возраст от 19 до 35 лет, отсутствие судимости, ранее не привлекавшиеся к административной ответственности за управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения и не уволенные по несоблюдению условий контракта со стороны военнослужащего».

Несмотря на нынешнюю безработицу, несмотря на ощутимо выросшее после 2012 года офицерское жалованье, толку от таких объявлений, похоже, оказалось немного. Вот и пришлось генерал-полковнику Суровикину пошире закидывать вербовочные сети.

Что, собственно, происходит? На самом деле — ничего неожиданного. И кадровые прорехи в нашей армии давно зияют не только в ВВО. Офицеров остро не хватает повсюду в Вооруженных силах РФ. Хотя на Дальнем Востоке и в Забайкалье, наверное, дефицит самый большой. Просто потому, что продолжающийся отток населения оттуда — он ведь не только гражданских касается. Очень многие офицеры тоже всеми правдами и неправдами даже и в благополучные советские времена старались перебраться «в Европу». А уж выгнанных Сердюковым со службы там вообще редко что держало.

Но, повторяю, дефицит офицерских кадров сегодня — это беда не только генерала Суровикина, а Вооруженных сил РФ в целом. Точные сведения на этот счет, видимо, не для открытого оглашения. Но кое-какое представление, на мой взгляд, можно составить и из открытых материалов.

Вот строки из официального документа Счетной палаты России, опубликованного в 2014 году. При штатной численности в 1 миллион человек, «по состоянию на 1 января 2013 года списочная численность военнослужащих (ВС РФ) составила 766,055 тысячи человек, на 10594 воинских должностях содержался гражданский персонал». Некомплект армии к тому времени — практически четверть!

Бесспорно, в эту четверть входят не только вакантные офицерские должности. И даже главным образом — не офицерские, а рядового и сержантского состава. Но, полагаю, число недостающих командиров, штабистов и пр. в войсках все равно измеряется десятками тысяч.

Понятно, что в Минобороны проблему знают, видят и прилагают титанические усилия для ее ликвидации. Но результат, результат… Вот самые свежие сведения МО РФ: по состоянию на начало 2016 года численность армии России составила около 770 тысяч человек. То есть — практически сколько же, как и три года назад.

При этом как раз с рядовым и сержантским составом ситуация ощутимо улучшается за счет новых контрактников. Как с удовлетворением доложил министр обороны Сергей Шойгу, в 2015 их число в армии впервые превысило количество срочников (примерно 300 тысяч человек). И если общая численность Вооруженных сил при этом не изменилась, тому есть единственное объяснение — с офицерским составом в войсках стало только хуже.

Совершенно ясно, что сегодня российский офицерский корпус, а с ним и вся страна, пожинает кадровые плоды бездумного в этом отношении правления в Минобороны РФ печальной памяти Анатолия Сердюкова. При нем, напомню, всего за несколько лет было уволено в запас (а в большинстве случаев — просто выброшено на улицу!) порядка 200 тысяч офицеров. Из них более половины не выслужили установленных сроков.

Число полковников было сокращено примерно в 5 раз, подполковников — в 4 раза, майоров — в 2,5 раза, капитанов — в 1,8 раза. Но подполковники, майоры и капитаны — это наиболее опытное и профессиональное ядро армии. Его и не стало. И теперь кадровики генерала Суровикина умоляют хотя бы тех из них, кто не нашел себя на «гражданке», вернуться на службу.

Сотни тысяч уволенных из армии — это было бы полбеды, если бы одновременно Сердюков не загубил и систему военного образования. Речь даже не о том, что множество военно-учебных заведений России было попросту расформировано. Что-то у нас все же ведь осталось? И, казалось бы, сегодня армия могла бы потихоньку затыкать вакансии хотя бы выходящими оттуда лейтенантами. Так ведь и этого не получается. Потому что сегодня без слез пересчитывать выпускников военных училищ, институтов и академий невозможно.

Тут арифметика тоже проста, как казарменная табуретка. Юноша, пожелавший носить офицерские погоны, на лейтенанта обычно учится пять лет. Стало быть, те, кто придет в армию взводным в следующем году, должны были стать «абитурой» в 2012-м. Но в тот год в военно-учебные заведения России было набрано всего около 8 тысяч человек.

Однако это еще хорошо для тех смутных времен. Потому что в 2010 году по требованию тогдашнего министра обороны набора в курсанты в России не было вообще. А значит — некого оказалось производить в офицеры в 2015-м.

В 2011-м набрали всего 1160 ребят. Это на миллионную-то по штату армию!

Но тут время того «эффективного менеджера» в кресле министра обороны истекло, и положение с военными кадрами стало круто меняться. Одним из первых решенийСергея Шойгу на новой должности было резкое увеличение набора курсантов в военно-учебные заведения с 2013 года. В высшие учебные заведения ВМФ — сразу в пять раз, в Военную академию Ракетных войск стратегического назначения — в 15 раз, в вузы войск Воздушно-космической обороны в 20 раз.

Только пусть этот водопад цифр вас не вводит в заблуждение. Надо учитывать от каких базовых показателей начинался отсчет. Скажем, курсантов-сухопутчиков в тот год набрали в три раза больше, чем в последний «сердюковский» год. Но это составило всего 3 тысячи человек. Крохи, если взглянуть на нынешние кадровые прорехи.

Но самое главное: подавляющее большинство ставших в 2013-м курсантами, офицерские погоны получат в 2018 году. А кому править службу в полках и на кораблях до того времени?

В Восточном военном округе по решению его командующего лихорадочно ищут ответ на этот вопрос. Потенциальным кандидатам сулят, конечно, золотые горы, невиданное в российской провинции стабильное жалование, блестящие перспективы. Но знающие толк в службе мужики, выходит, чешут в затылках и не строятся в очереди у дверей военкоматов. Почему?

Полагаю, потому, что бульдозер тех «реформ» их жизни однажды уже переехал по живому. Карьеры, мечты, надежды, жизненные планы — все полетело коту под хвост. И чтобы пережившие такой удар судьбы снова поверили Министерству обороны — ох, ребята, это ж как надо стараться.

Источник

Фото ТАСС

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Комментарии

  1. Аноним    

    Самый интересный факт о которым многие не знают, что Медведев негласно подал рапорт о присвоении Сердюкову Героя Советского Союза.

    Рейтинг: 0

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.