shadow

Слишком крупный «Калибр»

Адмиралы бы рады ставить новые ракеты повсюду, но промышленность не справляется


shadow

К 2020 году Черноморский флот ждет солидное пополнение надводными кораблями. К уже пришедшему в Севастополь головному фрегату проекта 11356 «Адмирал Григорович» присоединятся два таких же, пока продолжающие испытания на Балтике. К малым ракетным кораблям «Серпухов» и «Зеленый Дол» проекта 21631 (шифр «Буян-М») добавятся еще четыре, достраиваемые в Зеленодольске. Малый ракетный корабль «Шторм» проекта 22800 (шифр «Каракурт») обещают доделать в Феодосии в 2019 году, а затем продолжить эту серию.

Совершенно разные по конструкции и объему задач, эти боевые единицы объединяет одно: основное вооружение каждого из них составят высокоточные крылатые ракеты большой дальности «Калибр-НК», столь замечательно показавшие себя в ходе продолжающейся сирийской кампании.

Из этого ряда, казалось поначалу, будут выбиваться патрульные корабли проекта 22160 дальней морской зоны, первая шестерка которых для Севастополя ударными темпами тоже возводится в том же Зеленодольске (а первые два — «Василий Быков» и «Дмитрий Рогачев» уже спущены на воду). Если вспомнить, для чего замышлялся проект 22160, то «Калибры» на нем действительно могли показаться избыточными.

Вот что о назначении патрульных кораблей написано в официальном документе: «Корабль проекта 22160 предназначен для охраны территориальных вод, патрулирования экономической зоны в открытых и закрытых морях, пресечения контрабандной и пиратской деятельности, поиска и оказания помощи пострадавшим при морских катастрофах, экологического мониторинга окружающей среды, для охраны кораблей и судов на переходе морем, а также военно-морских баз и водных районов с целью предупреждения о нападении различных сил и средств противника в военное время». Но «патрулирование», «пресечение контрабандной и пиратской деятельности», а уж тем более «экологический мониторинг окружающей среды» — такой набор боевых функций абсолютно не для Военно-Морского флота. Скорее — для морских пограничников.

Те, кто замышлял эти корабли, безусловно, сознавал это. Вряд ли случайно для проекта 22160 конструкторами была использована платформа пограничного корабля океанской зоны. Вполне естественно, что ракетное вооружение на этот «патруль» изначально вообще не предполагали ставить. Самым могучим боевым средством должна была стать универсальная артиллерийская установка калибра 57-мм или 76-мм. Прикрытие с воздуха предполагалось обеспечить с помощью турельной пусковой установки «Гибка» с зенитными ракетами «Игла» ближнего радиуса действия.

В июне 2015 года начальник управления кораблестроения Главного штаба ВМФ капитан 1 ранга (сегодня — контр-адмирал) Владимир Тряпичников всякие сомнения в достаточности такого вооружения в дальней морской зоне, вдалеке от родных баз, развеял решительно: «Патрульные корабли — это действительно новшество на сегодняшний день для ВМФ. Мы проанализировали ситуацию и понимаем, что такой корабль не должен носить ракетного вооружения, а демонстрировать Андреевский флаг в разных районах Мирового океана. Естественно, данный корабль был спроектирован для борьбы с пиратством в районе Африканского Рога».

Ни один из патрульных кораблей в строй пока не вошел, а о сомалийских пиратах все, кажется, дружно позабыли не только в России — беды другого масштаба выдвинулись на первый план.

Судьбу не только проекта 22160 решительно перевернуло 7 октября 2015 года. В тот день, напомню, группировка кораблей Каспийской флотилии в составе ракетного сторожевого корабля «Дагестан» и трёх малых ракетных кораблей проекта 21631 (шифр — «Буян-М») двадцатью шестью ракетами 3М14 «Калибр-НК» впервые триумфально ударила по объектам террористов на территории Сирии. Стрельба осуществлялась на дальность до 1500 километров.

В шоке оказался весь мир. Такая дальность удара и такая его точность не были, как оказалось, предусмотрены нигде за рубежом. В заблуждение чужих разведчиков и аналитиков, очевидно, ввел экспортный аналог «Калибра». Его Россия давно поставляла под именем Club-K. Дальность стрельбы этим вариантом — лишь до 300 километров. Ни о каких тысячекилометровых расстояниях до цели речь не шла. И никого за рубежами России Club-K особенно не беспокоил.

Залп Каспийской флотилии перевернул все. Ошеломленный американский журнал The National Interest написал: «Буян-М» с восемью ракетами «Калибр-НК» на борту осуществляет более массивный удар, чем ныне выведенный из состава ВМС США фрегат типа «Оливер Хазард Перри», и уж точно обладает большей огневой мощью, чем любой из американских боевых кораблей прибрежной зоны LCS». По мнению журнала, с боевыми возможностями мгновенно ставшего знаменитым крохотного по флотским меркам 950-тонного «Буяна-М» могут сравниться лишь эсминцы УРО типа «Арли Берк» и ракетные крейсера типа «Тикондерога» ВМС США. Но они, безусловно, гораздо больше по размерам и гораздо дороже.

Искреннее изумление тех, кого принято называть вероятным противником, естественно, радует. Куда хуже другое. Очень похоже, что тот памятный триумф Каспийской флотилии стал неожиданностью для многих и в нашей стране. Причем — в том числе и для людей, непосредственно отвечающих за состояние и развитие Вооруженных сил в целом и за Военно-Морской флот РФ в частности

Полагаю, как минимум, последовал сильный пинок из Кремля: «Почему у нас так мало кораблей с «Калибрами»? В Кремле ведь наверняка вдохновились перспективой с борта кораблика, чуть более крупного, чем простой рыболовный сейнер, держать под прицелом половину Европы, Центральную Азию, Ближний и Средний Восток? И пошло-поехало…

Уже 26 октября 2015 года, спустя всего две недели после залпа Каспийской флотилии,генеральный директор Зеленодольского судостроительного завода имени Горького Александр Карпов заявил, что на перспективные патрульные корабли проекта 22160 (те самые, на которых, если помните, адмирал Тряпичников всего несколько месяцев назад собирался гоняться за пиратами у Африканского рога) будут ставить «Калибр-НК». Карпов пояснил: «Такое решение было принято, в частности, после удачного поражения ракетами комплекса объектов „Исламского государства“ *. Залпы по террористам в Сирии показали огневую мощь „Калибра“, при этом он занимает мало места».

Как ни компактен этот удивительный ракетный комплекс, но было понятно, что конструкторскую документацию для патрульных кораблей придется решительно переделывать. По крайней мере, для первых двух («Василия Быкова» и «Дмитрия Рогачева») делать это было поздно — они к тому времени уже более полутора лет находились на стапелях.

Как выяснилось, поздно что-то предпринимать и с третьим патрульным кораблем — «Павлом Державиным», заложенным в нынешнем феврале. Его главным оружием, как и у двух предшественников, тоже останется единственная, сравнительно хилая, универсальная артустановка. Если теперь ее признают недостаточной — сразу на модернизацию.

В результате, как на днях заявил агентству ТАСС неназванный источник в оборонно-промышленном комплексе, лишь вторая тройка патрульных кораблей проекта 22160, строящихся для ВМФ России, сможет получить на вооружение ударный ракетный комплекс «Калибр». Первая — не успеет. И это, бесспорно, создаст немалые трудности Черноморскому флоту в планировании боевого использования, в тыловом обеспечении и в эксплуатации новых боевых единиц.

Хотя дело переоборудованием только патрульных кораблей в фактически ракетные корветы не ограничилось. «Калибр», складывается впечатление, срочно решено ставить на все, что в составе ВМФ РФ способно выйти в море.

Так, затянувшийся с 2013 года ремонт большого противолодочного корабля проекта 1155.1 «Адмирал Чабаненко», окончание которого было запланировано на нынешний год, внезапно решено продлить — оставить БПК в 35-м судоремонтном заводе в Мурманске еще на пару лет. И это — при острейшей нехватке крупных кораблей океанской зоны в боевом составе флота. Единственное разумное объяснение: «Калибры» будут ставить и на «Адмирал Чабаненко», превратив БПК первого ранга, по сути, в ракетный эсминец.

А теперь предлагаю взглянуть, как выглядит перспектива приведения всего флота к единому «Калибру». Если существующие сегодня планы удастся воплотить в жизнь, через несколько лет в ВМФ РФ мы будем иметь приблизительно такую картину:

— крупными арсеналами этих высокоточных ракет станут многоцелевые атомные подводные лодки проекта 885 «Ясень». Первая из них — «Северодвинск» — уже в строю, на борту до 32 ракет. Предполагается построить шесть таких субмарин. Таким образом, суммарный залп «Ясеней» — свыше 200 ракет;

— еще внушительней в этом смысле будут атомные подводные ракетные крейсера проекта 949А «Антей». Всего у нас их осталось восемь. Модернизация этих кораблей по проект 949АМ подразумевает установку на каждый корабль по 72 пусковые шахты для «Калибров-ПЛ». Суммарный залп — почти 600 ракет;

— вполне реально вскоре обзавестись 12 дизельными подводными лодками проекта 636.3 «Варшавянка». Первые шесть для ЧФ уже практически готовы, за шесть других для Тихоокеанского флота вот-вот возьмутся в Питере. На каждой — по четыре «Калибра-ПЛ». Итого в залпе — до 48 ракет;

— тем же путем пошли и с тяжелыми атомными ракетными крейсерами проекта 1144 «Орлан». Их осталось три. Первым в модернизацию по проекту 11442 в Северодвинске встал «Адмирал Нахимов». К 2018 году он способен будет стать стартовой позицией для 80 ракет «Калибр-НК» и «Оникс» (конкретный набор — в зависимости от задач). Затем ту же процедуру пройдет «Петр Великой». Судьба третьего «Орлана» — «Адмирала Лазарева» — не решена, однако есть надежда на обновление и его. Суммарный залп в этом случае — до 240 ракет;

— три уже упомянутых новых фрегата проекта 11356 — по 8 пусковых установок. Суммарный залп — 24 ракеты;

—  с фрегатами проекта 22350 типа «Адмирал Горшков» ситуация куда менее определенная. Спущено на воду два таких корабля, еще два на стапеле. Запланировано к постройке восемь единиц, но перспективу сильно размывают проблемы с корабельными двигателями, которые прежде поставляла Украина. Все же допустим — достроят все. На каждом — по 16 пусковых установок. Итого — до 128 ракет;

— малых ракетных кораблей проекта 22800 «Каракурт» мы собираемся заиметь не менее 18 единиц. По восемь ракет на каждом. Итого — 144 ракеты в залпе;

— малых ракетных кораблей проекта 21631 «Буян-М» в планах Минобороны — не менее 10 единиц. По восемь пусковых установок. Выходит — до 80 ракет в залпе.

Оставим за бортом этих вычислений патрульные корабли, с которых начали материал. Забудем про атомные подводные лодки проекта 971, вариант модернизации которых в 971 М тоже затеян под «Калибры» (два таких атомохода — «Братск» и «Самара» с этой целью еще в 2014 году переведены в Северодвинск). Не станем учитывать «Дагестан», сторожевой корабль проекта 11661 (шифр — «Гепард») в составе Каспийской флотилии. Все равно выходит, что через десяток лет в пусковых установках кораблей ВМФ РФ в идеальном варианте будут ждать своего часа никак не менее полутора тысяч высокоточных крылатых ракет большой дальности «Калибр» различных модификаций. Аргумент неядерного сдерживания, с которым вынужден будет считаться кто угодно.

Остается только аплодировать? Не торопитесь. Высокая военно-морская поэзия кончилась. Начинается суровая проза. Раз российское политическое и военное руководство, судя по всему, оказалось не очень-то готово к собственному ракетному триумфу в Сирии, логично предположить, что и для промышленности громадье тут же возникших в Минобороны и Главном штабе ВМФ планов тоже как снег на голову.

Продолжим заниматься арифметикой. Для полутора тысяч пусковых установок необходимо минимум в три-четыре раза больше ракет на складах. Потому что часть боезапаса придется регулярно тратить на учебные и испытательные стрельбы. Да и для военных компаний (даже типа сирийской) понадобится неизвестно какой ресурс. Про серьезную войну и говорить нечего.

Таким образом, хотя бы три-четыре тысячи готовых к использованию «Калибров» флоту необходимы. А что имеем на практике?

На практике в первом полугодии нынешнего года военным, по официальным данным, удалось закупить для ВМФ РФ только 47 «Калибров». Получается, по итогам года запасти удастся не более сотни. Если такие темпы промышленность сохранит, для доведения соответствующего арсенала до нормативных запасов понадобятся десятилетия. И это — если вообще не стрелять.

Почему все так печально? Некоторые ссылаются на высокую стоимость ракет «Калибр». Подлинные цифры неизвестны, эксперты называют суммы в огромном интервале — от 700 тысяч долларов до 6 миллионов «зеленых» (в эквиваленте). Дорого, конечно, но современная война вообще недешевое удовольствие.

Поэтому главное не в цене. Просто сегодня «Калибры» выпускает единственное предприятие — екатеринбургское ОКБ «Новатор». Да, минувшей весной егогенеральный директор и генеральный конструктор Павел Камнев получил за выпуск нового оружия звание Героя России. Но сам завод к своему триумфу подошел в полуживом состоянии. На 1 января 2013 года износ оборудования составлял около 80%. 56,7% станочного фонда «Новатора» (больше половины!) были изготовлены еще при СССР. За реконструкцию принялись только в 2015 году, когда на всех этажах власти вдруг осознали, как необходимы стране новые высокоточные крылатые ракеты.

Так что чудо, что у нас вообще появилось это отличное оружие. Даже не сомневаюсь, что сейчас все делается для модернизации «Новатора». Но время у Минобороны течет между пальцев.

Не в этих ли прискорбных обстоятельствах разгадка странности, случившейся в прошлом месяце? Если не забыли, в середине августа все ведущие информагентства мира сообщили, что Москва открыто запросила у Тегерана и Багдада разрешение на новый пролет ракет «Калибров» через их воздушное пространство в Сирию. Одновременно в Каспийское море вышла корабельная ударная группа (КУГ) в составе сторожевых кораблей «Татарстан», «Дагестан» и малых ракетных кораблей «Град Свияжск» и «Великий Устюг». Всего на кораблях этой КУГ могло находиться до 24 «Калибров».

Разрешение Ирана и Ирака на стрельбу, скорее всего, было получено. С чего бы запрещать то, что после памятного 7 октября было повторено еще 20 ноября 2015 года? Тогда Каспийская флотилия нанесла второй ракетный удар по целям в Сирии. И тоже, естественно, над головами иракцев и иранцев. С одобрения их политического руководства.

Но как бы там ни было, в минувшем августе наши крылатые ракеты с Каспия не стартовали. Никто никак объяснений не давал. Поэтому остается только предположить: уже спланированная стрельба флотилии в последний момент была отменена из соображений экономии. Считанные наши «Калибры» решили поберечь для более серьезных дел. А назначенных было в мишени головорезов из ИГИЛ прикончили более дешевым способом. Что, конечно, рациональней.


* «Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

Источник

Фото ТАСС

Полную хронику событий новостей России за сегодня можно посмотреть (здесь).

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.