shadow

Францию ждёт выбор между Frexit и TTIP


shadow

12р

Несмотря на то, что посетить избирательные участки жителям Франции предстоит лишь в апреле 2017 года, предвыборные страсти в этой стране накаляются уже сегодня. Политические элиты Европы с опасением наблюдают за усилением позиций кандидата в президенты от партии «Национальный фронт» Марин Ле Пен, которая уже обозначила свой приоритет – проведение референдума о членстве в ЕС, а также за предвыборной борьбой в стане республиканцев.

Тем временем предстоящий выбор французов очень важен: от него будет зависеть и судьба Евросоюза, и будущее отношений между Парижем и Москвой.

Первый тур новых президентских выборов во Франции назначен на 23 апреля 2017 года. Уже сейчас понятно, что он не принесет окончательной победы ни одному из кандидатов и имя нового главы страны станет известно спустя еще две недели после проведения второго тура. Однако пока даже с определенной уверенностью нельзя предположить, кто выедет во второй раунд выборов.

Четыре года президентства Франсуа Олланда успели порядком дискредитировать его«Социалистическую партию». Резкий скачок безработицы на фоне мизерного роста ВВП заставил население отвернуться от левоцентристов. Ослабление позиций социалистов и раздрай, царящий в рядах правоцентристов, способствовали росту популярности лидера «Национального фронта» Марин Ле Пен, которая, по данным социологов, при определенном раскладе политического пасьянса может претендовать на победу на выборах. Однако и её конкуренты не готовы сдаваться без боя.

На определенном этапе безальтернативным кандидатом от находящихся в правоцентристском сегменте французского политикума республиканцев считался экс-президент Николя Саркози. Однако все карты ему спутал бывший премьер-министр страны Ален Жюппе.

Репутация последнего в своё время была подмочена громким коррупционным скандалом 2004 года, завершившимся для экс-премьера условным сроком. На этом фоне позиции Саркози, для которого антикоррупционные разбирательства завершились не так плохо, казалось бы, выглядят более выигрышно. Однако изменение риторики экс-президента, которая значительно сместилась «вправо», напугало значительное количество французов, на чем ловко сыграл Жюппе.

Теперь на ноябрьских праймериз среди республиканцев за право представлять партию на выборах развернется борьба между экс-премьером и экс-президентом. Причём, судя по данным социологов, у первого есть шансы на успех. При этом, конечно, нельзя сбрасывать со счетов тот факт, что рейтинг Саркози также высок и он как официальный лидер партии обладает серьёзными мобилизационными ресурсами.

Социологи на всякий случай уже просчитывают возможные результаты первого тура, учитывая обе кандидатуры. Из их расчётов следует, что поддержка Жюппе позволит ему обогнать Ле Пен на выборах, где, выйдя вместе с ней во второй раунд, он победит достаточно уверенно.

Если же республиканцев будет представлять Саркози, в первом туре, скорее всего, победит Ле Пен, второй же тур станет более конкурентным, чем в первом сценарии, однако победу все равно одержит Саркози.

При этом социологи подчеркивают, что ситуация быстро меняется. Жюппе, сделавший резкий электоральный рывок после объявления о намерении баллотироваться, сейчас теряет голоса, а у Саркози и Ле Пен рейтинги динамично растут.

Что же помогло Жюппе так хорошо стартовать? А то, что, помимо умеренных правоцентристов, его готова поддержать значительная часть «проевропейских» социалистов, которые не слишком хорошо относятся к Саркози и Ле Пен и разочаровались в своей партии. Жюппе — типичный «глобалист» и русофоб, в победе которого заинтересованы Брюссель, Вашингтон и транснациональные корпорации.

Попытка представить его «правой альтернативой» Олланду — это простая манипуляция, поскольку в случае избрания на президентский пост Жюппе просто продолжит политику своего предшественника.

Как поведёт себя в случае победы Саркози, предсказать сложнее. Пока что на словах он оппонирует Вашингтону и уделяет много внимания «повороту лицом к России». Однако не следует забывать, что Саркози, также демонстрировавший несколько лет назад относительно независимую от США политику, в один прекрасный момент выступил одним из застрельщиков так называемой «арабской весны». Понятно, что Саркози для нас — лучший вариант, чем Жюппе, но ухо с ними все равно нужно держать востро.

Однозначно понятным и комфортным президентом Франции для России, оптимальным вариантом для Европы и Евразии была бы Марин Ле Пен. Лидер «Национального фронта» говорит весьма болезненные, но объективные вещи о том, что существующий формат евроинтеграции себя изжил, а такжеотносительно неприемлемости для всего мира политики американских неолибералов, которых сейчас представляет Клинтон.

Рейтинг Ле Пен достаточно долго растет, но все же многие французы боятся вырвать свое сознание из уютного виртуального мирка, сотканного для них проплаченными из США средствами массовой информации.

Мудрый ход Ле Пен сделала на днях, пообещав в случае своей победы на выборах организовать референдум, на котором будет поставлен вопрос о членстве Франции в ЕС.

Во Франции в последнее время растут евроскептические настроения. Они еще не достигли такого уровня, как в Великобритании, но все же уже достаточно высоки. По информации ВВС, если бы референдум о членстве в ЕС состоялся в июне 2016 года, за выход из союза проголосовало бы 48% граждан республики, против — 52%. Однако саму идею проведения референдума поддерживает уже 52% французов.

Причем время во Франции, как и в большинстве стран Европы, играет на стороне евроскептиков. Экономические сложности, нежелание сохранять Шенгенскую зону в её сегодняшнем виде, миграционный кризис, жесткий прессинг со стороны США в вопросе создания Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (ТТИП) — все это увеличивает долю жителей Европы, которые хотели бы ликвидации или переформатирования ЕС.

Условные проевропейские центристы, находящиеся у власти в Германии и Франции, на днях вдруг взбрыкнули против создания зоны свободной торговли между Европой и Северной Америкой, однако не исключено, что мы наблюдаем всего лишь хитрый предвыборный ход, предпринятый с согласия Вашингтона. Традиционно проамериканские силы могли «изобразить независимость», чтобы остановить отток электората к евроскептическим левым и правым партиям. Если же глобалистам удастся удержаться у власти в 2017 году после президентских выборов во Франции и парламентских в Германии, переговоры о создании ТТИП могут возобновиться с новой силой.

После референдума в Британии серьёзный удар по позициям проамериканских и пробрюссельских политиков может нанести повторное голосование в Австрии. Если правым там все же удастся одержать победу, то это будет для населения крупнейших стран ЕС серьезным поводом задуматься. Остается надеяться, что здравый смысл победит.

С Францией у России отношения всегда были весьма неоднозначными. Несмотря на явную симпатию российской элиты к французской культуре, между нашими странами произошел ряд ожесточенных войн, включая Отечественную 1812 года. Затем Франция участвовала в агрессии против России в ходе Крымской войны. В Первую мировую мы оказались в одном лагере, однако уже вскоре после этого Франция приняла участие в интервенции против Советской России, а в 1938 — стала активным участником Мюнхенского сговора, направленного как против Чехословакии, так и против СССР.

Однако Вторая мировая война расставила все по своим местам. Советские военные сражались в рядах французского сопротивления, а французские лётчики из «Нормандии – Неман» били нацистов плечом к плечу с советскими асами. Франция высоко оценила вклад СССР в победу. До сих пор в Париже существует станция метро «Сталинград».

И лишь предательство со стороны социалистов в 1947 году не дало установиться в стране просоветскому правительству. Россия, в отличие от западных «союзников», Францию никогда не обманывала и не подставляла. Очень хотелось бы, чтобы французы, прежде чем делать свой выбор в 2017 году, хорошо поразмыслили над уроками истории.  

Источник

Фото Politrussia

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.