shadow

“По всей линии фронта – взрывы испорченных кондиционеров на позициях ВСУ”….


shadow

Киевские власти проводят скрытую мобилизацию. Происходит наращивание группировки на линии соприкосновения. В рядах ВСУ участились случаи дезертирства. Беглые каратели собираются в вооружённые банды. Несмотря ни на что, Киев силится развязать полномасштабную войну.

О массовости несчастных случаев на позициях ВСУ под Донецком и Горловкой, о неминуемости наказания не только для карателей, но и для их пособников. О танках с крестами на Крещатике, и о том, что на плечи Донбасса ляжет вся тяжесть денацификации Украины с обозревателем ПолитНавигатора Валентином Филипповым говорил военнослужащий ДНР Анатолий Гелюх.

Валентин Филиппов: Здравствуйте, Анатолий.

Анатолий Гелюх: День добрый, всем привет.

Валентин Филиппов: Я тут слышал, Вы интересуетесь контактными личными данными спонсоров и помощников тербатов. Они что, за ритуальные услуги задолжали?

Анатолий Гелюх: Финансирование терроризма – это уголовная статья. По этой линии возможно преследование, как по линии Интерпола, так и по линии законодательства всех стран, которые осуждают финансирование терроризма.

Как Вы знаете, фашистские батальоны «Азов», «Днепр». По ним там спорный вопрос. Скажем так, в некоторых странах, например, в России, «Азов» признан террористической организацией, Европа может с ними не соглашаться где-то местами. «Правый сектор» – это однозначно террористическая организация. Все лица гражданские, военные, государственные, без разницы, кто имеет какое-либо отношение к финансированию этих террористических организаций, могут быть уголовно преследуемыми, им может быть запрещен въезд в определенные страны, на их банковские счета могут быть наложены аресты. В общем, это тот механизм, по которому можно уже сейчас наказывать виновных, не дожидаясь конца войны.

Валентин Филиппов: Нужно какое-то судебное решение, допустим, суда ДНР или Российской Федерации.

Анатолий Гелюх: Необходимы факты. То есть, вот пример. Ринат Леонидович Ахметов, известный украинский бизнесмен и даже политик.

Валентин Филиппов: Кукловод.

Анатолий Гелюх: В 2014 году одна из компаний Ахметова, называется «ЭСТА Холдинг» закупала для Нацгвардии ВСУ тепловизоры на сумму около миллиона долларов.

Первое, мы знаем факт. Второе, мы поднимаем документацию. Если она есть, какие-то платежные поручения, чеки, есть свидетели, которые дали показания – это старт, от которого уже дальше можно работать. В результате такой работы виновные будут наказаны.

Валентин Филиппов: То есть, все условные депутаты, бизнесмены, иногда мэры городов, которые оказывали какую-либо помощь финансовую или техническую, так или иначе подпадают под это определение?

Анатолий Гелюх: Причем, не принципиально о какой цифре идет речь. Те, кто покупал носочки в «Правый сектор» и конкретно есть подтверждение, что для террористов «Правого сектора» были закуплены какие-то там вещи, и те, кто поставлял им там джипы, бронежилеты, и те, кто перечислял им деньги. Другой пример. Например, сейчас мы знаем, что бывший директор корпорации «Укрспирт» украинской скрывается от украинского же правосудия, но это нам мало интересно. А интересно то, что он оплачивает свою охрану батальону «Айдар». Вот уже идет факт финансирования террористов. Мы знаем, что у того же Ахметова Северный ГОК охраняли нацисты из батальона «Азов», есть оплата таких услуг террористам. То есть, это то, с чем можно фактически работать.

Валентин Филиппов: Получается, что, если взять тот же город Одесса. Если учесть, что мэрия города гордится и как большую заслугу выдвигает, что была оказана помощь такая, такая, такая. По большому счету, чистосердечное признание получается. А они не могут объяснить, что у них вымогали…?

Анатолий Гелюх: Чистосердечное признание – это подписанный документ. Когда человек пришел, сдался, или был арестован и своими руками написал, что я, такой-то, такой-то по собственному желанию или под давлением осуществлял финансирование террористов. Вот это чистосердечное признание. А видеоматериалы, в которых лица, называющие себя администрацией города Одессы, хвастаются, что они перечисляли N-е суммы там фашистам – это косвенное доказательство, но законодательство позволяет по совокупности доказательств также принимать определенные меры. Если этих доказательств очень много и они весомые, то даже без чистосердечного признания достаточно будет, возможно, достаточно будет это материала.

Валентин Филиппов: Ну, это мы говорим о пособниках террористов. А что происходит с самими террористами? Все говорят об обострениях. А каким-то образом приближается тот день, когда можно будет добраться и до пособников?

Анатолий Гелюх: По всей линии фронта от юга до севера последние две недели участились взрывы испорченных кондиционеров на складах боекомплектов ВСУ. То есть, это приняло массовый характер. Не один-два склада, а это массовое явление, в результате которого, вот, только что я узнал, приехал заместитель главы миссии ОБСЕ господин Хуг, вполне возможно, что он приехал просить уже третьего перемирия. Не успели «украинские партнеры» прекратить второе перемирие, как сразу бегут за третьим.

Я думаю, но это лично моё мнение, что нужно перенимать позитивный опыт «украинских партнеров» и не соглашаться на третье перемирие. Пусть дальше они теперь сами себя обстреливают по всей глубине фронта каждую ночь. Это тоже приближает, на самом деле, то время, когда можно будет добраться до пособников. А если это третье перемирие не состоится, так тому и быть. Значит, опять же это будет приближаться другими способами.

Валентин Филиппов: А, простите, вот эти массовые несчастные случаи на линии фронта и в глубине позиций противника, оно как-то сокращает численность противника и, может быть, оно как-то влияет морально хотя бы? То есть, я слышал, что добровольцев уже практически нет, уже насильно люди находятся на линии соприкосновения?

Анатолий Гелюх: Даже «Правый сектор», по сути, там уже насильно находится. В Авдеевке «Правый сектор», который там располагается, между ними ходят слухи о том, что их «слили Путину на убой». Вот так они говорят дословно. Чем это обосновано? Тем, что они ожидали ротации, но бойцов «Правого сектора» привезли, а старых с позиций не сняли, их оттуда не отпускают.

Валентин Филиппов: Ходят слухи, что сейчас по Украине мобилизация вроде бы не объявляется, но идет призыв по 1000 уже отслуживших в АТО людей от каждого региона. То есть, если грубо посчитать, то есть, на Украине осталось порядка 20 регионов, это порядка 20000 тысяч уже обстрелянных бойцов.

Анатолий Гелюх: Да, это грамотная политика, они стремятся привлекать тех людей, которые с меньшей вероятностью побегут. Потому что побегут все, но эти, может быть, как-то не сразу побегут. Есть такая ситуация.

Первое. При постах ГАИ на территории Украины присутствуют прямо на посту ГАИ также рекрутеры от военкоматов. Как только человек останавливается ГАИ за нарушение, тут же проверяется по базе, возможно, он уклоняется по какой-то из прошлых мобилизаций. Если он уклоняется от мобилизации, его берут, тут же дают повестку. Все, поехал на войну.

Также, действительно, призывают тех, кто уже отвоевал. Мы знаем о том, что некоторых снайперов украинских уже по третьему кругу призывают. То есть, люди уже одну ротацию попустили, вторую, теперь их призываю по третьему кругу.

Также мы знаем о том, что на предприятиях идет целенаправленный отлов. Добровольцев нет практически, нет людей со стороны Украины, которые хотят воевать. Их там нет. Их заставляют это делать.

Есть, конечно, и те, которые хотят воевать по собственным каким-то убеждениям. Люди понимают, что воюют не с российской армией, они понимают, что они воюют с жителями Донбасса. Даже об этом открыто в соцсетях пишут. То, что «я был на войне, еду туда в третий раз, не верьте никому, что там российская армия, мы воюем с ватниками из Донецка и Луганска. Им нужно дать звездюлей по полной программе, другого языка, якобы, они не понимают». Они целенаправленно хотят убивать именно нас, не российских военных.

Валентин Филиппов: Ну, российских военных страшновато как-то.

Анатолий Гелюх: Если они хотят российских военных, пожалуйста, вот Крым, вперед. Но, туда они бояться.

Валентин Филиппов: Я не верю в разговоры о том, что «рухнет само». Потому что, как бы плохо не было, в общем-то, без толчка ничего не падает.

Анатолий Гелюх: Да.

Валентин Филиппов: Ваше представление, сколько еще осталось до толчка или до…?

Анатолий Гелюх: Многое зависит от решений, которые принимаются уровнем выше. Я не в курсе всех обстоятельств, от которых это решения принимаются. Я только знаю, что, действительно, ситуация может радикализироваться, может обостриться в самое ближайшее время. В ближайшее время это может произойти.

Валентин Филиппов: Как Вам, кстати, танки с крестами на Крещатике?

Анатолий Гелюх: Ну, гейпарад в честь Незалежности Украины – это уже традиция, почему нет? Они проводят очередной гей-парад у себя в городе, в честь своей незалежности, они в это верят.

Валентин Филиппов: И в кресты? У них нет никаких ассоциаций? Танки с крестами.

Анатолий Гелюх: Именно эти ассоциации у них и есть. То есть, они это делают умышленно. Они пропагандируют фашизм. Это их государственная идеология.

Валентин Филиппов: Что же там будет? Вот эта армия побежала, кто не погиб, прибежали в города тыловые, система управления разрушена, наши не входят, чтобы навести порядок, чтоб, в конце концов, хлеб раздавать с грузовиков. Что будет?

Анатолий Гелюх: Вы знаете, нужно брать опыт денацификации послевоенной Германии. Сами по себе они не справятся. Знаете, медведь не может научить себя ездить на велосипеде. Для этого нужен дрессировщик. Без дрессировщика не будет он ездить на велосипеде. А если будет грамотный дрессировщик, то медведь будет ездить на велосипеде, плясать и делать все, что ему скажут. Примерно такая ситуация с бывшей Украиной.

Вся эта масса бандитов, которые готовы убежать с передовой и спрятаться под юбкой у жены, они ж с автоматами убегут. Это десятки тысяч вооруженных людей, которые будут грабить заправки для того, чтобы прокормить своих пятнадцать детей.

Валентин Филиппов: Ну, так оно и есть уже.

Анатолий Гелюх: Ситуация. Авдеевка. Три недели назад. Группа военнослужащих ВСУ бежит с передовой с автоматами. Ротный догоняет их возле зеленки, они его расстреливают и убегают с оружием. Эти люди сейчас бегают по территории Украины, эта группа. И таких групп очень много. Им нужно что-то есть, они грабят. Им нужно кормить свои семьи. Они для этого, опять же, будут грабить. То есть, это сценарий фильма «Сумасшедший Макс».

Валентин Филиппов: Да, да, да. Безумный.

Анатолий Гелюх: С топорами и бензопилами бегают друг за другом по опустевшей стране…

У нас нет цели уничтожить Украину. Я имею в виду не государство, а регион России. Российский регион, который раньше являлся частью Российской империи.

Мы не хотим уничтожить русских людей, которые почему-то называют себя отдельной национальностью, их в этом убедили. Причем, не только фашисты, мы тоже приложили к этому руку, к тому, чтобы убедить их в том, что они отдельная нация, в том, что их древние предки выкопали Черное море. От этого их надо вылечить, их не нужно уничтожать. Там всего лишь 5-10% населения упоротого, которое поедет подстригать елки. Но этим надо заниматься. Мы должны прийти туда, как освободители.

Мы – это не только армия ДНР и ЛНР. Там, на той стороне есть большое количество людей, готовых выступить с оружием в руках, если они его добудут или без оружия, уже готовых на все, лишь бы только это закончилось.

Валентин Филиппов: Без оружия уже пробовали.

Анатолий Гелюх: Как бы там ни было, там нужно навести порядок, нужно фашистов призвать к ответу. Нужно тех людей, которые заблуждаются, переубедить, освободить от глупостей, от заблуждений и дать им возможность работать мирно. Не платить 5% налог на АТО, а эти 5% пускать на развитие. Как-то так. Надо навести там порядок. Они этого хотят.

Жители Украины хотят порядка. Они уже убедились за 23 года истории бывшей Украины, что порядка навести там некому. Некому навести там порядок, никто там задачи такой не ставил, потому что все ЦУ получались со стороны Америки, которая не заинтересована, чтобы была некая независимая свободная Украина, либо Украина в составе другого государства, либо самостоятельная, как угодно, это не задача. Задача – сделать колонию. Склад ядерных отходов, поставщика дешевых проституток и тому подобное. Вот нашу страну, мой народ от этого надо спасти. Вот ради этого мы и воюем.

Валентин Филиппов: Ну, хорошо. Спасибо. Обнадежили. А то я думал, что, все-таки, бросите вы Украину на перегнивание окончательное.

Анатолий Гелюх: Слишком долго ждать. У нас нет задачи, чтоб этот народ вымер. Нет такой задачи. Если мы сейчас оставим Украину вообще на самотек, то есть, отрежемся китайской стеной, и любого, кто будет пытаться через неё перелезть, будем сбивать обратно. Во-первых, очень много времени это займет, само оно не рухнет. А, во-вторых, пока оно будет рушиться, там люди вымрут. На сегодняшний день, там опять поднимают цены на электроэнергию в очередной раз.

Валентин Филиппов: Да, да, да.

Анатолий Гелюх: Повышается цена на топливо. Там колоссальная безработица, задолженности по заработной плате. Ну, в отличие от нас, там с этим никто не борется.

У нас тоже есть проблемы. Цена на топливо у нас периодически скакала. С этим уже поборолись. У нас были проблемы с ценами на продукты питания, потому что, Вы сами понимаете, спекулянты всегда находятся. За них взялись. Есть программа, контроль цен происходит. У нас этим пытаются заниматься и, в основном, успешно. Не всегда сразу, но всегда мы приходим к задачам, к решению задач.

На той стороне вообще такой задачи нет. Никто не собирается там бороться с ростом цен, с ростом инфляции, с чем угодно. Им вообще наплевать, я имею в виду тем, кто управляет сейчас той стороной, что произойдет завтра. Одна задача, как можно больше украсть. При этом, еще немного выполнять задачи запада, которые ставятся, пытаться имитировать войну.

Надо что-то делать. Только мы это можем сделать. Да, мы не самостоятельны в плане ресурсов, нам нужна поддержка. Но, это только лишь потому, что наши производства разбомбили. У нас разбомбили металлургические заводы, коксохимы, фабрики и так далее. У нас поля – как ежик, грады торчат. Саперы уже второй год занимаются разминированием. Но, мы это переступим. Мы идем вперед. Наше послание людям на той стороне – посмотрите на нас, увидьте нашу динамику, куда мы идем, и сравните с тем, куда они вас ведут, и сделайте для себя выводы.

Валентин Филиппов: Хорошо, спасибо. Надеюсь, что сделают.

Источник

Фото Politnavigator

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.