shadow

Что ждет Германию

Берлин не сможет справиться с миграционным кризисом ни при Меркель, ни после нее


shadow

Возможная смена канцлера Германии не приведет к ужесточению либерального законодательства для стабилизации ситуации с беженцами, считает немецкий политологАлександр Рар. Более того, в данный момент альтернативы Ангеле Меркель на посту канцлера ФРГ нет. Об этом он рассказал в ходе видеомоста Москва-Берлин на тему: «Всплеск насилия в Германии: последствия для страны и Евросоюза» в МИА «Россия сегодня».

«Я не вижу сегодня никаких альтернативных фигур даже за пределами ее партии. Потому что и социал-демократы, и партия зеленых, и даже партия левых, это все оппозиционные партии у нас в Германии, они все не предлагают никаких альтернатив, они тоже считают, что вот так всё надо делать. Поэтому они тоже теряют свои рейтинги», — пояснил он.

По его мнению, если в Германии произойдут какие-либо изменения в политическом истеблишменте, и Меркель покинет свой пост, то только в рамках ее партии — Христианско-демократического союза. Говоря о персонах, которые все же могут ее заменить, Рар пояснил, что обычно упоминают нынешнего министра обороны Урсулу фон дер Ляйен, главу Христианско-социального союза Хорста Зеехофера и министра финансов Вольфганга Шойбле. Последний испытывает проблемы со здоровьем, он прикован к инвалидной коляске, ему далеко за 70, но считается одним из «самых крупных и самых умнейших политиков».

«Но все это не означает, что при всех этих политиках будет коренной перелом в политике Германии, за исключением Хорста Зеехофера, который умеет делать все то, что нынешние политики не могут — ужесточать законодательство и отходить от каких-то либеральных норм, чтобы стабилизировать ситуацию. В случае того, если у нас, конечно, разгорится что-то необычное, если действительно ситуация будет еще более сложная, чем сейчас», — резюмировал эксперт.

Напомним, за последние дни в Германии резко возросло число преступлений, совершенных мигрантами. 19 июля 17-летний подросток-афганец набросился с топором на пассажиров поезда, следовавшего из Тройхтлинген в Вюрцбург, пять человек пострадали. Вечером 22 июля в центре Мюнхена 18-летний выходец из Ирана с немецким гражданством открыл стрельбу по посетителям торгового центра «Олимпия», погибло 10 человек. В ночь на 25 июля прогремел взрыв в Ансхабе, в Баварии, 27-летний сириец, который привел в действие взрывное устройство, погиб, еще 12 человек получили ранения. В тот же день в закусочной у центрального автобусного вокзала города Ройтлинген 21-летний сирийский беженец напал с мачете на женщину и убил ее, еще два человека получили ранения. Немецкие СМИ назвали все эти события «Неделей страха».

Череда террористических актов произошла и в соседней Франции. 14 июля во время отмечания главного государственного праздника — Дня взятия Бастилии — грузовой автомобиль, управляемый 31-летним тунисцем Мохамедом Лахуайеджем Бухлелем, врезался в толпу людей, которые любовались фейерверком в Ницце. В результате погибли 84 человека, еще около двухсот получили ранения. 26 июля в Сент-Этьен-дю-Рувре двое террористов, вооруженные ножами, захватили заложников в церкви, в результате был убит 84-летний священник Жак Амель, которому перерезали ему горло, еще один пострадавший находится в крайне тяжелом состоянии.

Отметим, что власти Германии рассчитывали ослабить миграционный кризис при помощи сделки с Турцией. 18 марта были подписаны соглашения, согласно которым Анкара обязалась принимать возвращаемых Европой мигрантов в обмен на предоставление ей безвизового режима. Кроме того, ЕС пообещал выделить € 3 млрд Турции в рамках финансовой помощи при размещении беженцев на своей территории и обязался выделить еще € 3 млрд до 2018 г. на дальнейшие проекты, связанные с размещением мигрантов.

Однако, несмотря на давление канцлера Германии решение об отмене виз с Турцией, вызвало недовольство европейских элит, которые всячески тормозили решение, которое должно было вступить в силу в июле, а после совершения в Турции попытки государственного переворота и появившихся на этом фоне разговоров о возможности возвращения смертной казни, Брюссель и вовсе заявил о невозможности предоставления безвизового режима в текущем году.

— В настоящее время немецкая политика испытывает крайний дефицит ярких личностей, — считает старший преподаватель кафедры зарубежного регионоведения и внешней политики ИАИ РГГУ Вадим Трухачев.

— Саму Меркель к числу харизматических политиков тоже не отнести, но остальные — ещё бледнее. Исключением может быть разве что премьер Баварии Хорст Зеехофер. Яркие фигуры есть в Левой партии и в «Альтернативе для Германии», но этим политическим силам пост канцлера пока не светит. Так что в целом с Раром можно согласиться.

— Неужели во всей германской оппозиции нет ни одной партии, способной принять на себя управление страной? Как бы вы оценили их перспективы?

— Оппозицию на сегодняшний момент представляют четыре партии: две парламентские и две непарламентские. «Зелёные» имеют шанс немного увеличить своё представительство в Бундестаге. Кроме того, у них есть шанс составить с ХДС правящую коалицию на правах младшего партнёра. Но особо ярких личностей в партии сейчас нет. Вероятно, в следующий состав Бундестага вернутся либералы из Свободной демократической партии, но в СвДП тоже проблема с «харизматиками». Их потолок — 6−7%, вряд ли больше.

Левая партия, способная получить около 10%, не имеет шансов войти с кем-либо в коалицию. Грегор Гизи и Сара Вагенкнехт — люди яркие, но без шансов стать кем-то большим, чем депутаты Бундестага. «Альтернатива для Германии» набирает обороты, но и она может получить не более 20% (при самом лучшем раскладе). И с ней в коалицию из-за жёсткого подхода к миграционным делам и апелляции к немецким национальным чувствам тоже едва ли кто пойдёт. При всём росте популярности её лидера Фрауке Петри.

Младший партнёр по нынешней коалиции — социал-демократы. Но у них шансы невелики, ибо они испытывают дефицит ярких личностей. Так что остаётся только ХДС, который при всех проблемах пока останется ведущей силой. Есть, конечно, Зеехофер и его ХСС, но без поддержки ХДС его кандидатуру в канцлеры не выдвинуть. Баварский премьер популярен, но его партия действует только в Баварии. Возможно, ей пора выйти на общегерманскую сцену как самостоятельной силе. Тогда у Зеехофера появляется шанс.

Все партии, кроме «Альтернативы для Германии» и ХСС, выступают против резкого ужесточения миграционной политики. А левые, «зелёные» и либералы — и вовсе критикуют малейшие ужесточения. Все партии, кроме «альтернативы» и ХСС, теряют популярность на миграционном кризисе. Но эти две силы пока не смогут взять на себя управление страной. Разве что получить крупные фракции в Бундестаге.

 — По мнению Рара, если в Германии произойдут какие-либо изменения в политическом истеблишменте, и Меркель покинет свой пост, то только в рамках ее партии. Насколько возможна в Германии передача власти в рамках одной партии? Как вы оцениваете приведенные Раром кандидатуры?

— Шойбле — человек очень старый и больной, он канцлером не станет. Фон дер Ляйен — потомственный политик. Дочка деятеля ХДС Эрнста Альбрехта, она прошла все ступени бюрократической лестницы. С харизмой у неё дело обстоит неважно, но по-человечески она более привлекательна, чем Меркель. Фон дер Ляйен — многодетная мать, и данное обстоятельство может сдержать её в части воинственных заявлений. У бездетной Меркель таких сдерживающих центров нет. Кроме того, фон дер Ляйен — родом не из ГДР, а потому антисоветских и антироссийских комплексов у неё должно быть меньше, чем у Меркель.

Зеехофер — человек достаточно харизматический, стремительно набирающий популярность в Германии. Ему мешает то, что его партия действует исключительно в Баварии. И чтобы стать канцлером, на его сторону должна встать часть ХДС. Или же ХСС должен постепенно выходить на общегерманскую арену. У Зеехофера в будущем может появиться шанс на пост канцлера, но вряд ли в этот раз. Или же если ХДС его поддержит, поддержку эту обставят огромным количеством условий, из-за чего руки у него будут связаны, и он не сможет в полной мере проводить самостоятельную линию.

Что касается передачи власти в рамках партии, это с точки зрения закона невозможно. Но косвенно так и произойдёт. Следующим канцлером станет тот, кого поддержит ХДС. В силу слабости или пока ещё недостаточного роста других партий, альтернатив у христианских демократов пока нет.

— Насколько могут улучшиться или наоборот — ухудшиться отношения с Россией, если Меркель покинет свой пост?

— Улучшение или ухудшение отношений зависит не только от канцлера. Очень важно ещё, какие партии входят в правящую коалицию. Есть вероятность, что союз с ХДС образуют «зелёные» и СвДП, который относятся к России плохо. Их представитель может стать главой МИД, и тогда отношения ухудшатся. Если же останется «большая коалиция» ХДС и социал-демократов, есть небольшой шанс на их улучшение.

Если рассматривать фигуру канцлера, то при Шойбле бы они не улучшились — он неоднократно позволял себе резко высказываться о России. При фон дер Ляйен они вряд ли изменятся — может, она будет чуть мягче Меркель, но не кардинально. При Зеехофере они могли бы улучшиться, но свободу рук на российском направлении ему вряд ли дадут.

В целом же российско-германские отношения при любом раскладе останутся непростыми. Сильно они вряд ли ухудшатся. При наличии в коалиции социал-демократов и канцлере Зеехофере они могут улучшиться, но всё равно — не кардинально.

 — Насколько на положение Меркель и ее партии повлияет миграционный кризис? Насколько очевидна в нем вина самой Меркель?

— Рейтинг ХДС падает именно по причине неспособности справиться с миграционным кризисом. Из-за него же падает и личный рейтинг Меркель, а в свете последних происшествий он упадёт ещё сильнее. Вина канцлера в нём неоспорима — она за столько времени так и не нашла никакого решения. Если в годы её правления в Германию пришёл террор (пусть и не массовый), она за него несёт прямую ответственность.

На руку ХДС играет то, что только ХСС и «Альтернатива для Германии» выступают за резкое ужесточение миграционной политики. Все остальные относятся к беженцам и вообще к приезжим ещё лояльнее ХДС. Потому с этой точки зрения меньшим из зол в миграционном вопросе является как раз ХДС. С одной стороны, они хоть какие-то ограничения вводят. С другой, не готовы к радикальным мерам, как «альтернатива». А для немецкого общества, где всё ещё сильно чувство вины за нацизм, любая, даже самая отдалённая связь с ним неприемлема.

В такой обстановке многие немецкие избиратели просто не придут на избирательные участки, и выразят своё недовольство таким образом.

 — В сентябре Меркель планирует встретиться с Эрдоганом в рамках G20. Будет ли толк от этой встречи? Ведь Брюссель фактически дал понять, что не предоставит Анкаре безвизового режима в текущем году, значит, и Эрдоган не обязан выполнять свои обязательства по беженцам…

— Встреча Меркель и Эрдогана наверняка окончится ничем. Турция не станет выполнять свои обязательства по беженцам, ЕС не даст ей безвизовый режим. А в свете недавних событий в Турции ни о каком улучшении отношений её с Евросоюзом и Германией говорить не приходится.

Германия в лице Меркель очень хочет переложить решение миграционного вопроса на кого-то другого, но из этого ничего не выйдет. Германии придётся ужесточать миграционный режим. Иначе полиция спецслужбы просто не сумеют удержать страну от большого террора, а в бюджете не хватит денег на пособия.

— Ни одного элитария, способного сделать вызов Меркель, нет, — уверен историк Александр Елисеев.

— На этом и стоит вся европейская, да и западная система. Если только Левая партия Линке и «Альтернатива для Германии» поднимутся вместе, как партии антиглобализма.

— Насколько миграционный кризис будет определять в ближайшем будущем внутреннюю и внешнюю политику Германии?

— Само собой, миграционные волны будут нарастать, размывая национальные государства. Все государства, а не только Германию. В интересах транснационалов, а, в особенности, «Трансатлантической политической сети».

 — Насколько в этом заинтересована сама Меркель?

— Меркель, судя по всему, имеет свой интерес в отношении «Дойч банка», тогда как ныне ЕЦБ опираются на «Голдмен энд Сакс». Это два разных пути глобализации. Один путь — с опорой на европейскую (с Германией в центре) версию глобализации. Другой — это совершенная Евроатлантика.

— Способна ли Меркель или ее потенциальные преемники справиться с миграционным кризисом?

—  Нет, конечно. Миграция порождена капитализмом, и его жаждой дешевой рабочей силы.

— Насколько схожа ситуация в других странах Европы, например, во Франции, в Бельгии? Где можно ожидать смены власти и почему?

—  Ситуация схоже везде. Виной всему капитализм. Смены власти ожидать надо там, где появятся новые альтернативные сети по типу анархических, но на новом уровне.

Источник

Фото ТАСС

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.