shadow

Путину нечего бояться своих солдат


shadow

Почему российские военные никогда не пойдут по стопам турецких

После первых сообщений о военном перевороте в Турции, пока не стало известно, чем все это кончилось, российское киберпространство ликовало. Причем возбудились не только патриоты, которые никогда не простят Тайипу Реджепу Эрдогану сбитый Су-24, но и многие представители либеральной оппозиции, усмотревшие в турецких событиях прямое руководство к действию. Самый именитый политэмигрант Михаил Ходорковский так и написал у себя в Twitter: «Турки молодцы! Может, тоже повторим?!»

Теперь понятно, что это был именно тот случай, когда лучше было бы промолчать. Но поскольку слово, произнесенное в Интернете, как и его бумажный вариант, сразу топором не вырубить, хотелось бы выяснить, на что же рассчитывал в тот краткосрочный исторический момент экс-глава ЮКОСа?

Как известно, сегодня Эрдоган всю вину за бунт генералов возлагает на живущего в США именитого исламского проповедника Фетхуллаха Гюлена, у которого только в Турции более 6 млн последователей, а в остальном мире еще больше и которого турецкие власти подозревают в связях с ЦРУ. Михаил Борисович как бы тоже изгнанник, вот только вряд ли его идеи сильно популярны в Российской армии. Скорее наоборот: отношение в военной среде к бывшему олигарху, мягко скажем, не самое дружелюбное, причем чуть ли не на генетическом уровне. Поэтому представить Ходорковского, призывающего солдат и матросов, мичманов и прапорщиков, офицеров, генералов и адмиралов на баррикады, можно разве что в горячечном бреду или в каком-нибудь безумном фэнтези.

Надо отметить, что в политическом смысле армию либералы потеряли еще в 1991 году, когда военные, в основной массе не поддержавшие ГКЧП, все равно оказались чуть ли не в положении социальных изгоев. Причем не только по части оплаты их труда, нередко сопряженного с риском для жизни. За время правления Бориса Ельцина военных практически лишили и их «орудий труда» – оружия и боевой техники и бросили воевать в ту же Чечню, по сути дела, с голыми руками или на таком металлоломе, который не всегда мог добраться до места боевых действий своим ходом.

При нынешнем Главковерхе военным помимо достойного денежного содержания вернули если не смысл жизни, то определенно смысл службы – то есть общественно полезной деятельности: корабли регулярно выходят в море, самолеты летают (причем не самые худшие в мире), а учения различного оперативно-тактического размаха стали повседневностью. И все это не ради банальной муштры – на международном уровне у страны появились серьезные проблемы, которые не всегда можно решить дипломатическим путем, приходится демонстрировать и военную силу. И не только демонстрировать, но и применять, что, например, произошло в Сирии.

Российская армия ельцинского периода даже носа не могла высунуть за географические пределы отечества, а если бы попыталась, непременно была бы бита. При этом власть того времени не столько укрепляла вооруженные силы страны, сколько разрушала – в первую очередь из-за страха перед до предела обозленным человеком с ружьем. Поразительная ситуация: тогда Кремль собственной армии боялся больше, чем американской, и ровным счетом ничего не сделал, чтобы найти общий язык с военной средой.

Можно сказать так: Владимир Путин вернул военным чувство социального и профессионального достоинства. Но можно и по-другому сформулировать эту же мысль. Окончательно итоги путинской эпохи, понятное дело, подведут позднее – тогда, надо полагать, все будет сказано и про экономику, и про политику (и, возможно, не всегда самое приятное), но уже сейчас можно смело утверждать: военный проект у президента Путина, вне всякого сомнения, получился. Поэтому бояться своих солдат и офицеров главе государства нечего. Как бы ни мечталось обитателям зарубежья, военный переворот в стране откладывается на неопределенный срок – Российская армия нынешнего формата штыки на Кремль не повернет. Даже надеяться нечего.

И не только потому, что Владимир Путин и министр обороны Сергей Шойгу в свободное от решения геополитических задач время на пару ездят ловить рыбу и охотиться. Приятельские отношения – их персональная проблема, хотя для общего дела это тоже не так уж и плохо. В конце концов Министерство обороны можно со спокойным сердцем оставить и на начальника Генштаба Валерия Герасимова, не опасаясь заговора генералов, как это случилось в военном хозяйстве Эрдогана. Вся тонкость здесь в том, что между российской военной элитой и турецкой – очень большая разница.

Это только считается, будто турецкие генералы и старшие офицеры поголовно патриоты-кемалисты. На самом деле практически весь высший комсостав Турецкой Республики прошел обучение или переподготовку в военных колледжах и академиях Европы и Америки. И как только отношения Эрдогана с Западом стали разлаживаться, а с Россией, наоборот, налаживаться, турецкие генералы будто по команде вывели танки на улицы.

Почему военный переворот в Турции все-таки не получился, отдельная тема. Но вот что примечательно: в прежние годы зарубежные военные учебные заведения пачками приглашали на учебу перспективных офицеров из России. Но у нас вовремя сообразили, что эти кадры они готовят исключительно для себя…

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.