shadow

Есть ли смысл в турецком бунте

«Праздник демократии» выглядит весьма зловеще


shadow

Военный мятеж в Турции начался неожиданно и развивался стремительно, но продолжался недолго. Предпринятая поздним вечером пятницы, 15 июля, попытка свержения президента Эрдогана к утру следующего дня, по сути, захлебнулась. Спустя несколько часов ведущие парламентские партии выступили с совместным осуждающим заявлением, а уже субботним вечером на главных площадях страны, в Анкаре и в Стамбуле, проходили массовые и красочные народные митинги и гулянья, символизирующие победу, одержанную законным руководством страны.

15 июля 2016 го буквально на наших глазах вписывается в учебник новейшей истории Турецкой Республики. Президент Эрдоган и руководство правящей происламской Партии справедливости и развития провозгласили его днем победы демократии, когда народ, сказавший свое веское слово, прервал многолетнюю череду военных переворотов и поставил жирную точку в этой своеобразной турецкой традиции.

Однако, пока бурные и трагические события последних дней не оказались подретушированы и окончательно покрыты глянцем официальной истории, можно вскочить на подножку этого быстро уходящего поезда и по горячим следам если не найти ответ, то по крайней мере задаться некоторыми вопросами. А они неизбежно должны возникать у тех, кто чуть ближе, чем на экране телевизора или мобильного устройства, наблюдал за происходящими в Турции трагическими событиями.

Характерно, что ряд обозревателей в самой Турции до сих пор затрудняются дать определение случившемуся. В исторической веренице знаковых для Турции дат: 1960 год — это переворот, 1971 й — «меморандум», 1980 год — переворот, 1997 год — постмодернистский переворот, 2007 год — «электронный меморандум» — напротив событий 2016 года пока красуется жирный знак вопроса и отметка «что-то произошло».

Да, события 15 июля турецкое руководство и большинство СМИ назвали попыткой переворота.

Однако бросаются в глаза малочисленность и неорганизованность выступивших при отсутствии официального единого командного центра, который по богатому опыту турецких мятежей прошлого провозгласил бы себя «комитетом по спасению страны» и взял на себя ответственность за все последующие события. Зачинщики событий вроде как наблюдали за происходящим из-за угла, дожидаясь конца «драки».

Лицом переворота поневоле стала ведущая TRT1 Тижен Караш, которая зачитала «по приказу вооруженных сил Турции» некое пятиминутное обращение, транслированное по главным телевизионным каналам страны. Никто из тех самых вооруженных сил на экране так и не появился, и более того, как стало понятно из последующего хода событий, обращение с телеэкранов никак не было подкреплено установлением контроля над, выражаясь по-ленински, «телефоном, телеграфом, железнодорожными станциями и мостами». Не было предпринято также и попыток ареста ключевых фигур из числа руководства страны, повинных, согласно зачитанному телеобращению, «в систематических нарушениях Конституции и действующего законодательства, ставящих под угрозу само существование Турецкой Республики».

Вместо этого миру была явлена попытка то ли задержания, то ли физического уничтожения президента страны Реджепа Тайипа Эрдогана, в момент переворота находившегося на отдыхе в гостинице в районе Мармариса. Похоже, это было ключевым аспектом плана заговорщиков, однако президенту Турции удалось выступить с видеотелефонным обращением к народу и ускользнуть на вертолете от мятежников. Заметим вскользь, в распоряжении последних было несколько истребителей F 16 и вертолетов и, в общем-то, контроль над воздушным пространством. Субботним утром, 16 июля, президент Эрдоган выступал в стамбульском аэропорту…

Весь мир облетели фотографии здания Великого национального собрания Турции — парламента, получившего в результате бомбовых ударов со стороны переворотчиков заметные повреждения. Таким образом, с одной стороны, мятежники позиционируют себя как кемалисты и защитники демократии, а с другой — ими наносятся прицельные удары по одному из главных символов турецкой демократии. Он по своему значению сопоставим, пожалуй, лишь с находящимся в двух километрах поодаль мавзолеем основателя и первого президента Турецкой Республики Мустафы Кемаля Ататюрка. Чтобы российским читателям была понятнее фантасмагоричность: это как если бы коммунисты осуществили точечную бомбардировку Мавзолея Ленина…

К таким же загадкам можно отнести и имевший место обстрел с воздуха новой президентской резиденции «Аксарай», где ни президента, ни ключевых фигур по понятным причинам быть не могло. В то же время из-за своего не слишком «выгодного» географического расположения на карте столицы «Аксарай», потеснивший в 2014 году, невзирая на бурные протесты, историческое сельхозтоварищество Ататюрка, вызывает не слишком однозначные реакции в оппозиционно настроенной части турецкого общества. Зато теперь новая президентская резиденция, получившая «боевое крещение», на глазах обретает поистине символическое значение.

В общем, если у мятежников стояла задача намертво сплотить против себя политические движения всего турецкого спектра: от правых до левых, от националистов до кемалистов и даже находящихся в изоляции курдов, то лучшей идеи, чем нанести бомбовые удары по зданиям — символам Анкары и придумать нельзя. Что наглядно и продемонстрировало принятие «влёт» четырьмя главными парламентскими партиями общего коммюнике по трагическим событиям 15 июля.

И как следует из прозвучавшего накануне заявления президента Эрдогана, весьма вероятно, что тем же самым партиям и парламентариям уже в ближайшие дни будет предложено рассмотреть вопрос о введении в стране вновь смертной казни, полностью отмененной в Турецкой Республике относительно недавно — лишь в 2004 году. А до 2001 года смертная казнь предусматривалась не только за военные преступления, но также и по делам, связанным с терроризмом.

Так что не надо думать, что обратный пересмотр Конституции будет для Турции каким-то из ряда вон выходящим шагом. И уж тем более ошибкой было бы считать, что турецкое руководство будет хоть каким-то образом оглядываться при принятии решения на Европейский союз и думать о призрачном вступлении в это наднациональное объединение. Как заметил в своем выступлении президент Эрдоган, это право демократической страны обсуждать и принимать подобное решение в парламентских стенах и для этого не требуется просить откуда-нибудь разрешения.

Кровавый счет — 161 погибший и 1440 раненых — лишь утверждает суверенное право страны судить и покарать по справедливости причастных к мятежу. Очевидно, что страну ждет один из самых массовых судебных процессов в ее истории — с весьма суровыми приговорами — в отношении почти трех тысяч задержанных военных, от генералов до рядовых. А также всех прочих, кого в массовом порядке задерживают последние дни и часы, включая почти двести человек из состава судебного корпуса.

Про заговорщиков и про их идейного вдохновителя, на которого указывает турецкое руководство, — беглого проповедника Фетхуллаха Гюлена, проживающего долгие годы в США, будут писать и говорить еще очень и очень долго… Но кто эту группу, по всему выходит, достаточно малочисленную сообразно поставленной задаче и лишенную головы, победил? Как выглядел тот народ, который «грудью» остановил «военную хунту»? Тот самый, кого с минаретов всех мечетей страны без остановки, в течение многих и многих часов, денно и нощно, имамы призывали выйти на улицы. Тот самый, кого подстегивали бесплатным проездом и питанием в Стамбуле и в Анкаре, забывая о том, что первой задачей руководства страны в подобных критических обстоятельствах должна являться защита гражданского населения и предотвращение жертв. В конце концов для борьбы с вооруженными путчистами есть полумиллионная, вторая по численности в НАТО армия (не считая примерно трех тысяч мятежников), спецподразделения, жандармерия и полиция, а также прочие силы безопасности.

А выглядел этот народ, а точнее, его ударная сила, весьма характерно — молодые мужчины до сорока лет, с криками «Аллаху акбар» бросающиеся с ножами, палками и камнями на военных и вскидывающие руку в исламском приветствии — рука вверх с указательным пальцем — «Аллах един!». Не поленитесь и наберите, если есть возможность, в поисковике запрос по этому жесту, и вы увидите, кто его показывает и при каких обстоятельствах.

В мусульманской Турции началась священная война против неверных? Объявлен джихад? Кем? Против кого?

Я вам так скажу: молодчики на экранах, режущие и топчущие ногами так называемых путчистов, смотрелись намного более устрашающе, чем те, кто вроде как вознамерился взять власть в свои руки. На экранах в эти дни было множество молоденьких растерянных мальчишек в военной форме, лет двадцати, которым кто-то зачем-то дал автомат или посадил управлять танком и оставил один на один с разъяренной толпой. Изумленная публика взирала в эти дни на шествия по ночным турецким улицам молодчиков с криками «Аллаху акбар» под барабанный бой.

Отсюда и комментарии перепуганных оппозиционеров о том, что в схватке между фашизмом в погонах и гражданским фашизмом остался один победитель — фашизм. И мрачные рассуждения о том, что на практике была опробована мобилизация исламистов, а окончательно дискредитированных военных ждет очередная массовая чистка. И, разумеется, о том, что дорогу по переходу от парламентской к президентской республике в Турции можно считать открытой.

Конечно же, 15 июля 2016 года войдет в турецкую историю. Но в качестве ли «праздника демократии» и окончательной победы над «военной хунтой»? Вот в чем вопрос, и звучит он, как ни печально признавать, достаточно зловеще. А ответ, каким бы он ни оказался, похоже, не за горами. Очень хотелось бы оказаться по факту переусердствовавшим в выдаче скептических комментариев и построении нерадужных прогнозов. Правда…

Источник

Фото MK

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.