shadow

Вашингтонская «невидимая рука» не столь уж невидима

ЭТО НЕ ЭКОНОМИКА, ЭТО — ИМПЕРИЯ


shadow

Шотландский философ Адам Смит, как хорошо известно, отмечал «невидимую руку» рынка, которая выстраивала характер экономик и тут, и там. Неолиберальное правое крыло капиталистического движения, доминирующее на Западе с начала семидесятых, превратило его высказывание в священную сентенцию своей религии.

Всё человеческое поведение должно покоряться «свободному рынку». (Это идейное кредо, но на практике корпоративные элиты субсидируются, им помогают и отдают всевозможные поступления налогоплательщиков ради обеспечения более высоких частных доходов.) Итак, теперь, когда государство терпит фиаско, в СМИ обычно говорят, что это результат: а) того, что безумный диктатор угрожает совершенно алогичным геноцидом собственного народа; или б) дурацких интервенций ненормальных социалистических идеологий в государственную деятельность.

Иными словами, если бы эти невежественные страны попали в объятия свободных рынков и свободных выборов, всё стало бы просто здорово. Вообразите Доктора Панглосса Вольтера, наставляющего страны  с «переходной» экономикой на фоне коллапсирующего «развитого» мира. Более того, СМИ объединяют свободные рынки и свободные выборы в одну забавную конструкцию, называемую «свободной рыночной демократией» —  и это несмотря на то, что рынки и не свободны, и не являются основой демократии, как предполагает конструкция СМИ.

Более того, абсолютно свободные рынки немедленно запретили бы демократию, а потому демократия и, зачастую, свободные выборы должны быть серьёзно подорваны, чтобы дать возможность править мышлению свободного рынка.В действительности это не «скрытая рука» рынка работает в одной стране за другой, а вашингтонская. Это Вашингтон вторгается, чтобы поддержать несостоятельный бизнес по указанию корпоративных доноров. Это Вашингтон устраивает «гуманитарные интервенции», чтобы добраться до охраняемых национальных ресурсов под предлогом защиты беззащитных. Это Вашингтон ведёт переговоры о поставках излишков на нефтяной рынок, с грохотом и треском обрушив «рыночную цену» сырой нефти и создавая бесчисленные экономические проблемы для своих врагов — России, Ирана, Венесуэлы и других.

Столь же существенно и то, что именно Вашингтон публично подвергает санкциям еретические финансовые обеспокоенности в демонстрации подавляющей правильности. Это Вашингтон первым начал мошенническую публичную кампанию клеветы в прессе на выбранного мишенью руководителя, обеспечивая, как только получит требуемое прикрытие в виде международной законности (фиктивной резолюции Совета Безопасности ООН, шаткой коалиции стран-просителей и так далее), возможность проведения военной агрессии с минимальной публичной агитацией. Это Вашингтон использует разработанные удары по капиталу, коллапс цен на товары и подрывающие санкции, чтобы состряпать достаточно изолированные данные (цену на хлеб, рост нищеты и так далее), стремясь сделать мишенью экономических бедствий национальные экономики  «болванов-социалистов», которые, что естественно,  хулят веру в свободный рынок, используя тяжёлую руку государства, дабы управлять экономикой. И как таковая, Россия оказывается авторитарной и имперской, Иран — фанатично идеологизированным, а Венесуэла — болезненно статичной. Короче говоря, именно Вашингтон управляет экономической судьбой бесчисленных стран по всему миру.

Три парии

Вышеупомянутые страны составляют демоническую тройку, на противодействие которой Барак Обама потратил значительную часть своего никчемного президентства. Он ежегодно объявлял Венесуэлу угрозой национальной безопасности Соединённым Штатам, самим в этом выделяющимися. На деле Белый Дом вкрапляет подобную идеологическую чепуху в свои письменные заявления, поддержанные всей помпезностью президентских указов. Конечно, что в действительности делает Обама — он осуждает любые альтернативы неолиберальному капитализму, и его войнам, и его программе жёсткой экономии. Он, в частности, боится успешных альтернатив, какой оказался Боливарианский социализм во времена Чавеса. Но теперь, учитывая, что цены на нефть выбивают опору из-под государственных программ субсидирования, частью неуклюжий экономический менеджмент администрации Мадуро и удар капитала со стороны частных производителей отправили Венесуэлу в экономический спад.

Происходящий в Каракасе коллапс поддержан  NED (Национальным Фондом Демократии), фронтом времен Рейгана для подчинения стран США, которые передал миллионы в руки неолиберальной оппозиции, и политической, и СМИ. Предположение, идущее вкупе с этими пожертвованиями, состоит в том, что рассматриваемая страна отчаянно нуждается в организационных реформах в соответствии с определяемыми Вашингтоном «демократическими» принципами. Это оплатапропагандистских клише, обеспечиваемых привлечёнными журналистами и уличного насилия, за которое несут ответственность так называемые про-демократические группы. В некоторой степени успешно, поскольку мандат Мадуро получил серьёзный удар в прошлом году на выборах в Конгресс. И всё же недавние дебаты на радио двух венесуэльских аналитиков показали, что склонный к левизне, со сдержанными манерами адъюнкт-профессор Джордж Сискарелло-Махер оказался «радикалом», а высокомерный венесуэльский журналист Франсиско Торо был в основном голосом разума, несмотря на некоторую его истеричность. Это весьма типичный итог внутренней пропаганды и прямого низвержения государства заграничными усилиями.

Иран медленно склоняется к тому, что вести с США переговоры в духе доброй воли просто глупо. Вашингтон редко держит своё слово. Госдепартамент — менее надёжный источник политических предписаний, чем прикрытый СМИ фронт инициатив Пентагона и Белого Дома. Анти-ядерное давление Госсекретаря Джона Керри, направленное на Тегеран, — просто часть большего имперского плана, составленного десятилетия назад и недавно воспроизведенного в плане внешней политики Пола Вулфовица для администрации Клинтон. Теперь Тегеран, во многом к растущему недовольству острого на язык Аятоллы Али Хаменеи, связан и находится в тисках беспрецедентно назойливого режима инспекций МАГАТЭ. (В прошлом США с презрением игнорировали международные усилия более тщательно контролировать их ядерную активность, как и Израиль, который оскорбляет мир своей политикой «намеренной неопределённости».) Но более значимо то, что США сняли некоторые из ядерных санкций, но, конечно же, оставили не-ядерные, что вполне предсказуемо сдержалоинвестиции европейских и американских банков и бизнеса, поскольку они опасаются нарушить эти санкции, что вызовет крупные штрафы, применённые к фирмам вроде HSBC и Deutsche Bank и более мелким, вроде Epsilon Electronics. Министерство финансов, карающая финансовая рука злобного вашингтонского джихада, направленного против независимости, использует эти публичные операции, чтобы придать видимость законности своему режиму санкций.

Россия, естественно, центральная фигура в этой тройке, как самая крупная и наилучшим образом расположенная страна для влияния на развитие Евразии. По-видимому, Вашингтон смертельно боится вдохновляемого китайцами проекта «Один Пояс, Один Путь», который предусматривает трубопроводы, и единую энергосистему, и шоссе, и железные дороги от Владивостока до Лиссабона. Россия и Китай — ключевые игроки в этом проекте, намереные получить существенные экономические выгоды и, конечно же, как следствие, углубляют свои экономические и военные связи. А вот основную идею Збигнева Бжезинского — всё ещё отстаивающего вместе с Генри Киссинджером превосходство в геостратегическом Рашморе своих мыслей — надо бы напечатать у входа в Пентагон, Конгресс и Белый Дом: «Нельзя терпеть наличие соперников».

Мечтатель

Именно Бжезинский, который украл эту мысль у сэра Хэлворда Маккиндера, а её с удовольствием повторяет Вулфовиц, перенес маниакальный акцент на Евразию. Он заявил, что, кто бы не доминировал на этой части суши, обязательно будет контролировать Западную Европу, Восточную Азию, Ближний Восток и Африку. И не дай Бог, если это будет не Вашингтон. Вместо того, чтобы остановиться и задать себе вопрос, какое право имеют США отстаивать свою власть в местах, отделенных от Соединённых Штатов половиной земного шара, «почтенный дон» администрации Картера кинулся дальше, заявляя, что Америка должна быть «незаменимой нацией»; так сказал и президент Клинтон, которому вторили мириады имперских подсадных уток, в том числе и бывший Госсекретарь Мадлен Олбрайт (шаблон, на котором Хиллари Клинтон строит свой депрессивно отталкивающий образ), да и бывший «лидер перемен» Барак Хуссейн Обама. Бжезинский быстро добрался до основной идеи в своей книге «Великая Шахматная Доска»: США должны воспрепятствовать возвышению отдельного государства или коалиции государств, «которые могут бросить вызов превосходству Америки». По словам Великого Мудреца Геополитики, это потребует массу «политического маневрирования и дипломатических манипуляций». Президенту Хассану Роухани могло бы пойти на пользу внимание к идеям Бжезинского и степень, до которой они усвоены вашингтонскими неоконсерваторами и фальшивыми «прогрессивными» сообществами.

Конечно, именно поэтому мы и в НАТО выстраиваем силы быстрого реагирования и складируем оружие и амуницию вдоль западных границ России. Именно поэтому мы подкупаем и шантажируем Японию, Вьетнам и Филиппины, помимо прочих, — чтобы они позволили нам построить базы на их суверенной территории, позволяющие окружить Китай кораблями, самолётами и артиллерией. Вот поэтому Пекин столь подозрителен относительно планов Транс-Тихоокеанского Партнёрства, которое Обама считает частью своего грандиозного наследия. Всё дело в установлении контроля над Евразией, во многом за счёт ослабления составных частей Евразии и обеспечения того, чтобы Западная Европа и Россия не образовали некое страшное сообщество государств, которое могло бы бросить вызов американской гегемонии.

Феоды на поводке

Вы могли бы вообразить, что Европе уже хватит этого неоколониализма, но это не так. Возможно, канцлер Германии Ангела Меркель и президент Франции Франсуа Олланд боятся смены режима в случае, если они попытаются сделать то, для чего их избирали, а именно — представлять интересы своих собственных народов, а не вашингтонских элит. Вместо того, чтобы заключать соглашения с Россией и Китаем и закладывать самое западное основание Нового Шёлкового пути, Европа продолжает усиливать бессмысленные вашингтонские санкции против России, своего естественного торгового партнёра, помогая кончине европейских экономик. Вашингтон мог бы и не беспокоиться, пока Париж и Берлин идут с ним в ногу. Через НАТО европейские государства присоединились к США в их противозаконных нападениях на Ближнем Востоке, что создало волны беженцев, которые вскоре массово стали толпиться у порога ЕС. Это ещё один отрицательный итог для европейцев и следствие их подчинения Америке. И, наконец, ЕС обрушил Грецию, чтобы заплатить кредиторам с Уолл-Стрит, и полностью разоблачил себя своей анти-демократической позицией, о чём все свои прекрасно знают. Расчленение национальных экономик и выставление на торги наследства национальных государств — не столь уж блестящая идея Брюсселя, пока Goldman Sachs, JPMorgan и хедж-фонды, в чьи руках европейский долг, «целы и невредимы».

Итак, когда страна, вроде Британии, всегда бывшая евроскептиком, голосует за разрыв связей с неизбранными американскими марионетками в Брюсселе, это не должно удивлять никого на Даунинг Стрит, 10. Но наоборот, наша целиком принадлежащая элите западная пресса задыхается о «светопреставлении» по итогам Брнксита. Обещают экономический коллапс. Угрожают карательными социальными сокращениями. Из Берлина раздаются раздражённые выкрики, британских граждан единогласно объявляют расистами-ксенофобами, опьяненными фашиствующим национализмом. Но, возможно, они просто понимают неподотчётную корпоративную природу Европейского Союза, как это было показано во время шумных дебатов относительно ЕС и евро в конце девяностых. Возможно, они интуитивно ощущают нелогичную глупость неолиберальной жёсткой экономии. Возможно, они, в конце концов, поняли, что ЕС (и его вооружённая рука — НАТО) —проект расширения американского военного присутствия и инструмент консолидации и контроля Европы под единым бюрократическим зонтиком.

Но партии «одного процента», сам «один процент» и их империя СМИ никогда не уступят. Чем скорее рабочий класс придёт к пониманию, что гегемония СМИ отражает не его взгляды, а тех, кто дошёл до последнего предела, тем быстрее этот фиктивный консенсус будет расшатываться, как механизм согласия. По-видимому, это уже происходит. Оставим в стороне пороки и ошибки, но Берни Сандерс, Дональд Трамп, Джереми Корбин, Подемос в Испании и Сириза в Греции — всё это симптомы того, что население мира больше не в состоянии глотать ложь «одного процента» и его всё более лишающейся ядовитых зубов пропаганды. Как видно, в чём-то «невидимая рука» Вашингтона проявляеся в уродливом проведении войн и завоеваний, да так всегда и было.

Источник

Фото ПолиСМИ

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.