shadow

Острова Спратли: Китай показывает зубы


shadow

12р

Гаагский трибунал проштамповал очередное решение, выгодное США, лишний раз подтвердив свою лояльность «империи добра». Своим вердиктом он удовлетворяет требование Филиппин признать, что Пекин не имеет права претендовать на ряд островов в Южно-Китайском море.

Иск насчитывал 15 пунктов, включая экологические претензии к Китаю, деятельность которого по созданию насыпных островов вредит рыбному промыслу Филиппин. Почему-то рыбный промысел филиппинцев страстно заинтересовал Вашингтон, который неотрывно следит за ходом конфликта и уже успел сказать, что соблюдение решения Гаагского трибунала станет «тестом, который покажет, уважает ли Пекин международное законодательство».

Но Пекин про этот тест всё сказал ещё в 2012 году, сказав, что не признаёт юрисдикции трибунала в данном вопросе и не намерен участвовать в процессе и исполнять его решение, каким бы оно ни было. После вердикта Гааги китайский МИД сухо подтвердил свою позицию:

«Мы не признаем этот процесс, мы не признали его с самого начала и не примем его. Мы не имеем никакого отношения ни к этому незаконному делу в так называемом арбитражном суде, ни к любому решению, которое будет принято».
МИД КНР12 июля 2016 года

Следует объяснить «цену вопроса», значение этих морских территорий и причину яростной борьбы за них, а главное – кровный интерес США в этом вопросе, который, казалось бы, не имеет к ним отношения.

Фото: http://ru.euronews.com/2016/07/12/china-philippines-maritime-dispute/

Рассказы о нефтегазовых месторождениях в акватории Южно-Китайского моря – это только пылевая завеса над куда более важной темой. Впрочем, её активно используют, чтобы через всевозможные инстанции добиваться прав на спорные территории. Это же относится и к рыбному промыслу, на который тоже ссылаются как на повод притязаний, не придавая, в сущности, рыбе большого значения. По данным World Fish Center, на спорные воды приходится около 10% мировой рыбной ловли, но раз Китай предпочитает насыпать искусственные острова, которые рыбе, скажем так, не приносят удовольствия, значит вопрос снова не в этом.

Истинное значение Южно-Китайского моря связано с его ролью главной артерии мировой торговли, через которую проходит основной объем импорта энергоносителей азиатских экономик и большая часть их экспортного грузопотока в торговле с Европой. Акватория Южно-Китайского моря имеет также ключевое значение для быстрого перемещения военных флотов между Индийским и Тихим океанами.

Формулируя свои претензии на принадлежащую по праву часть акватории Южно-Китайского моря, Пекин нанёс «девять пунктиров» на карте: рифов, островов и архипелагов, площадь которых впоследствии быстро расширил путём песконасыпных работ, и теперь эти острова скромно охватывают почти 80% акватории Южно-Китайского моря. Таким образом Пекин стремится получить право на окружающие их 12-мильные территориальные воды и на 200-мильную исключительную экономическую зону.

При этом Китай вполне определённо трактует Конвенцию ООН о судоходстве: по его мнению в 200-мильной зоне невозможно свободное перемещение военных флотов иностранных государств. Впрочем, Пекин не одинок в этом отношении, потому что такой же трактовки придерживается Бразилия и ещё ряд стран. А вот США яростно её отрицают, потому что такой подход закрывает для их флота возможность свободно перемещаться между Индийским и Тихим океаном по прямой, вынуждая «делать крюк» аж через Австралию.

Учитывая ставку США на своё тотальное морское доминировании по всему миру, не удивительно, что они чрезвычайно болезненно реагируют на попытку Китая отдавить им их самую любимую мозоль и поставить законную преграду для беспрепятственного перемещения американских флотов по всему миру, как Вашингтону захочется. Главное же, что такой исход этого спора принципиально ослабит давление США на Китай, которое по совести уже скоро можно будет назвать морской блокадой. Неудивительно, что Поднебесная предпринимает столь авантюрные и нехарактерные для неё шаги: отчаянные времена требуют отчаянных мер.

С известной долей условности можно сказать, что аналогично действиям России в Крыму Китай пытается сохранить за собой часть Южно-Китайского моря, чтобы не позволить США затянуть военно-морскую удавку на своей шее.

Говоря конкретно, речь идет, прежде всего, об архипелаге Сиша (Парасельские острова), островах Наньша (Спратли) и Хуанъянь (риф Скарборо). С конца 2013 года Пекин начал проводить в Южно-Китайском море масштабные гидротехнические и строительные работы по созданию искусственных островов, а также расширению и освоению этих территорий.

На недавнем китайско-американском диалоге в Пекине глава Пентагона Эштон Картер предупредил, что США не смирятся с сооружением китайских баз на спорных островах и «предпримут действия». Какие – не уточняется. Адмирал Сунь не остался в долгу. Китай не запугать, сказал он:

Мы не создаем раздоров, но и не боимся их. Китай не допустит никакого нарушения своего суверенитета.

Адмирал Сунь

Пентагон озвучивает цифры в 3,2 тысяч акров искусственной суши, которые были созданы Китаем на этих спорных островах с 2013 года. Но особенную тревогу у Вашингтона вызывает практика Китая по установке опознавательной зоны ПВО, которая больно бьёт по интересам и возможностям авианосной флотилии Штатов. На некоторых участках освоенных островов уже введены такие системы, и гражданская авиация соблюдает их требования, но вот американцы продолжают демонстративно нарушать.

Фактически Китай взял в свои руки Скарборо в 2012 году, дислоцировав там сторожевые корабли. Филиппинские ВМС ушли из спорного участка.

Дальнейшие намерения Китая легко предсказуемы: там планируется построить аэродром или военно-морскую базу, что позволит эффективно контролировать широкую территорию, где прежде США плавали беспрепятственно, проецируя свою силу и создавая точки напряжённости в нужных уголках планеты, в соответствии с требования политики давления на Китай.

В мае этого года эскадренный миноносец William P. Lawrence ВМС США проплыл на расстоянии тех самых 12 морских миль от рифа Юншудао (Fiery Cross Reef) – территории, которую так отчаянно отстаивает Китай. Протест Пекина последовал незамедлительно: власти страны обвинили американский корабль в незаконном вторжении в свои территориальные воды. Однако Вашингтон не раз подчеркивал, что не считает спорные территории китайскими и может «летать, плавать и действовать везде, где разрешено международным правом».

По мнению замдиректора Института Дальнего Востока РАН, специалиста по Китаю, политолога Андрея Островского:

Вопросы о принадлежности островов не определяет Гаагский суд. Для этого должна быть создана специальная комиссия из историков и т.д. Одним словом, этот вопрос должен решаться совершенно другим путем. Решение Гаагского суда будет иметь лишь один итог: Китай усилит вооруженные силы, вложит больше денег в армию и флот. В особенности Пекин усилит свои силы в направлении Южно-Китайского моря. Речь идет об огромных территориях в Южно-Китайском море. На китайских картах они обозначены как «китайская территория. Иск в Гаагский суд подали Филиппины. Китай в свою очередь предлагает разрешить эту проблему путем дипломатии и переговоров.

Андрей Островский

При этом эксперт добавил, что правительство Китая уже давно определило свою политику в отношении островов в Южно-Китайском море, а в китайской прессе обстоятельно объясняется, почему Китай никогда не признает решение Гаагского суда. Для Пекина это закрытый вопрос.

Таким образом, политическая напряжённость, возникшая вокруг спорных островов в Южно-Китайском море имеет под собой серьезные основания и фундаментальное расхождение интересов глобальных игроков. Экономическое значение этих архипелагов совершенно ничтожно по сравнению с их геополитическим значением, стратегически важным в масштабах планеты, потому что в этой точки пересекаются морские торговые пути, связывающие Азию, Европу и Ближний Восток.

США, используя Филиппины, намеренно разжигают раздор в регионе, находящемся за тысячи километров от американских берегов. При этом кризис, в том числе военный, обернётся глобальной экономической катастрофой, сопоставимой с проблемами свободы прохождения судов в Красном море или Персидском заливе. Основные мировые грузопотоки, а также почти весь региональный трафик энергоносителей для стран Азии проходит именно через этот район в Южно-Китайском море, который стал заложником военных амбиций США и их усилий по сдерживанию и блокированию Китая.

Источник

Фото Politrussia

 


Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.