shadow

России пора возвращаться в Монголию


shadow

4h

29 июня в Монголии прошли парламентские выборы. По результатам подсчета голосов победу с огромным перевесом одержала Монгольская народная партия (МНП), которая получает 65 из 79 мест в Великом государственном хурале. Правившая до этого Демократическая партия Монголии (ДП) смогла сохранить за собой лишь 9 мест. Оставшиеся два места заняли один представитель Монгольской народно-революционной партии и один независимый кандидат. Победа оппозиции в лице МНП была вполне ожидаема, однако такой значительный отрыв от правящей ДП все таки стал неожиданностью.

С точки зрения России трудно сказать, что на выборах какая-либо из политических сил исповедовала ярко выраженную пророссийскую позицию. В этом смысле Монголия уже давно не та, какой ее представляет большинство россиян. Хотя традиционный стереотип о бескрайних степях и кочевниках, перегоняющих огромные стада скота и табуны лошадей, все таки имеет место в реальной жизни — на 3 млн. населения приходится 60 млн. голов скота. Но последние годы не только скотоводство определяет лицо этой страны.

Азиатский волк

Монголия привлекает огромными природными ресурсами. В стране открыты и разрабатываются месторождения угля, золота, серебра, меди, молибдена, урана. Крупные горнодобывающие компании Китая, Японии, США, Канады, Австралии и Южной Кореи устремились в Монголию. Это не замедлило сказаться на экономике страны. Если крах социалистической системы и разрыв связей с Советским Союзом определили тяжелые 90-е, то начиная с 2000-х страна удивляла мир темпами экономического развития. Пиком стал 2011 год, когда рост ВВП составил рекордные 17,5% ! Всего за шесть лет с 2006 по 2011 объем ВВП Монголии вырос практически в четыре раза. Все это вызывало определенный ажиотаж вокруг дальнейших экономических перспектив Монголии. Склонные к ярким эпитетам СМИ в противовес китайскому дракону и южно-азиатским тиграм стали именовать страну не иначе как азиатским волком.

Определенные трудности начались, когда финансовый кризис 2008-09 годов докатился до сырьевых рынков, а экономика Китая начала замедляться. Ориентированная на экспорт сырья Монголия начала резко сдавать позиции. Падение цен на сырье замедлило темпы роста экономики страны, и несмотря на то, что первый квартал 2016 года продемонстрировал положительную динамику роста, это не спасло Демократическую партию от поражения на выборах.

Политическая система

За два последних десятилетия в стране фактически сложилась двухпартийная система, хотя на политической сцене присутствует множество и более мелких игроков. Но главное противостояние по-прежнему происходит между МНП и ДП. В 2008 страна даже переживала так называемую «революцию юрт», после того, как проигравшая на выборах ДП отказалась признавать результаты и вывела на улицы Улан-Батора своих сторонников. Сценарий оказался традиционным. После погромов, поджогов и столкновений с полицией, в ходе которых погибли 4 человека, политическим партиям удалось договориться и МНП вынуждена была создать коалиционное правительство с демократами.

Однако, сама по себе «революция юрт» по своим масштабам не дотягивала до событий в Киргизии, Грузии и Украине. Дело в том, что МНП хоть является формальной преемницей правившей при социализме Монгольской народно-революционной партии, но уже давно отказалась от принципов марксизма-ленинизма и старается позиционировать себя в качестве социал-демократической партии европейского образца. Таким образом, результаты выборов 2008 года многие наблюдатели рассматривали ни как торжество демократии над старой системой, что было лозунгом «демократических» переворотов на постсоветском пространстве, а как попытку смены властной верхушки в борьбе за доступ к богатствам страны.

В ходе выборов 2012 года на фоне снижения темпов экономического роста МНП была вынуждена уступить власть Демократической партии. Приход к власти демократов ожидаемо заслужил лестные отзывы западных держав, и иностранные политики, в первую очередь, американские называли Монголию не иначе как «оазисом демократии» .

В этом смысле хвалебные отзывы о монгольской политической системе звучали и раньше. ПрезидентДжордж Буш в ходе своего визита в Монголию в 2005 году называл страну «примером для региона и мира», строящим «свободное общество в сердце Центральной Азии». В 2011 году уже вице-президент США Джо Байден, посещая страну, тоже обратил внимание на Монголию как блестящий пример демократического развития.

Надо признать, что параллельно с этим в прессе появлялись сообщения о том, что политическое развитие страны не так идеально, как это представляют западные лидеры. Традиционные огрехи молодых демократий в виде непрозрачной законодательной системы, использования админресурса, активного привлечения правоохранительных органов к операциям по дискредитации политических противников, коррупции не обошли стороной и Монголию. Однако стратегическая важность страны для международных игроков позволяет закрывать глаза на эти издержки демократии.

Геополитический узел

До распада СССР Монголия твердо ассоциировалась с советской сферой влияния. Как Болгарию в Европе, так и Монголию на востоке часто называли 16 республикой СССР. Фактически с конца 1980-х судьба Монголии перестала интересовать советское руководство, вся внешнеполитическая активность которого была направлена на заигрывание с Западом.

Однако, свято место пусто не бывает. И вот растущий Китай, чьи взаимоотношения с Монголией нельзя назвать ровными и доверительными, смог переключить на себя значительную часть экономической жизни монгол. Сегодня 89% экспорта Монголии приходится на Китай, а в импорте товаров и услуг Китай смог достичь 26%, обогнав ранее безоговорочного лидера Россию с ее 22%. Но внешнеполитические предпочтения Монголии КНР замкнуть на себя не смог.

В своей внешней политике Монголия руководствуется принципом «третьего соседа». Огромная по территории, малонаселенная страна зажата двумя крупнейшими геополитическими игроками Евразии — Россией и Китаем. Испытав всю тяжесть разрыва монгольско-российских связей в 1990-х с одной стороны, а с другой — опасаясь возможных притязаний Китая на суверенитет Монголии, страна пытается найти третью силу, которая позволит уравновесить сложившуюся ситуацию.

В роли третьего соседа выступают сразу несколько игроков. Это США, ЕС, Индия и Япония. Такая позиция, в первую очередь, выгодна США, которые были бы рады не только получить доступ к ресурсам Монголии, но и рассчитывают на формирование проамериканского лобби внутри местной политической элиты. На данный момент конституция Монголии не разрешает размещение на ее территории иностранных военных, но кто знает, что будет завтра?

А пока американские военные ежегодно проводят совместные учения на территории Монголии. В мае под Улан-Батором прошли очередные учения Khaan Quest 2016.

Американско-монгольское сотрудничество помимо чисто военного охватывает и другие сферы. Но все же американцы понимают, что в экономической сфере они пока не могут тягаться с Китаем, а потому продвигают политическое и гуманитарное сотрудничество. В начале июня в преддверии парламентских выборов Джон Керри посетил Монголию, традиционно похвалил уровень развития демократии, пообещал инвестиции, приняв участие в местном празднике и неудачно выстрелив из лука личным примером продемонстрировал заинтересованность в культурном сближении двух стран. Наблюдатели постарались разглядеть в этом поведении госсекретаря попытку поддержать правящую партию и тем сильнее критиковали Керри, узнав, что этот американский ход не помог Демократической партии.

Еще один игрок, претендующий на звание «третьего соседа» — Япония. Токио и Улан-Батор не считают, что нынешний уровень взаимодействия достаточен для обеих стран, а потому Япония начинаетпроцесс перехода от предоставления средств в виде помощи к развитию экономических связей, в частности, в июне были подписаны меморандум о сотрудничестве в сфере трудовых ресурсов, предусматривающий стажировки монгольской молодежи на высокотехнологичных предприятиях Японии, и меморандум о сотрудничестве в развитии чистых технологий использования угля. Монголия, обладая колоссальными запасами каменного угля, испытывает недостаток генерирующих мощностей в энергетике, а также вынуждена импортировать нефтепродукты. Япония как впрочем и ряд других странстремится привлечь Улан-Батор современными технологиями в области переработки угля в другие виды углеводородного сырья, а также строительства максимально экологически чистых электростанций и использования альтернативных источников энергии. Помимо попыток наращивания прямых экономических взаимоотношений, Токио оказывает помощь Монголии и через международные организации. В частности, целый ряд проектов в Монголии осуществляется за счет средств Азиатского банка развития, в котором Токио играет первую скрипку.

Последние годы от Японии, США и Китая старается не отстать Индия. Дели стремится показать, что для Индии Улан-Батор становится стратегическим партнером, а потому спектр направлений взаимодействия достаточно широк: от совместных военных учений и сотрудничества в области безопасности до предоставления крупных кредитов. Так, в апреле прошли уже одиннадцатые совместные индийско-монгольские учения «Кочующий слон», а индийский EximBank расширил кредитную линию Монголии на проекты в области железнодорожного транспорта и инфраструктуры до 1 млрд. долларов.

От этой группы стран стараются не отстать и другие желающие выгодно обменять свои технологические достижения на монгольское сырье. И хотя ЕС, Австралия, Канада и Южная Корея не претендуют на военно-политическое влияние на Улан-Батор, в экономической и гуманитарной сферах они стараются укрепить свои позиции.

Российско-монгольские отношения

В последние годы Россия старалась напомнить о себе. Говорить о возврате былых позиций в полном объеме не приходится. К тому же ряд вопросов двустороннего сотрудничества, поднимавшихся руководителями России и Монголии, так и не реализован до сих пор.

В гуманитарной сфере следует отметить снижающуюся роль русского языка в системе образования Монголии. Да, в средней школе русский по-прежнему преподают, но в связи со снижением сотрудничества между странами, востребованность полученных знаний в дальнейшей жизни монгола не столь очевидна. Идеологическое продвижение Запада как абсолютного лидера в политических, научных, гуманитарных вопросах обеспечивает постепенное смешение интересов простых монголов в сторону изучения английского.

В экономике тоже не все проходит гладко. Несмотря на то, что некоторым проектам дан зеленый свет на самом высоком уровне  —например, совместное строительство транспортной магистрали из Китая через Монголию в Россию, о котором договорились лидеры трех стран во время последнего саммита ШОС в Ташкенте — говорить о масштабных успехах России пока рано.

В конце июня «Ростех» заявил о продаже Монгольской медной корпорации 49% акций в горнорудных предприятиях «Эрдэнэт» и «Монголросцветмет». «Ростеху» нужны деньги, и он решил именно таким путем покрыть свои потребности в финансах. А ведь эти предприятия по добыче меди, молибдена и других ценных руд выжили в тяжелые 1990-е.

Пока россияне выходят из горнодобывающего бизнеса, конкуренты продолжают борьбу за ресурсы. На днях австралийско-британский горнодобывающий гигант Rio Tinto объявил о готовности участвовать в приватизации государственной доли одного из крупнейших месторождений меди Оюу Толгой.

В политической сфере набор инструментов влияния у России тоже довольно ограничен. Так, Россия и Китай до сих пор не смогли склонить Монголию к вступлению в ШОС.

Во взаимоотношениях России и Монголии существует ряд проблемных вопросов. Одним из главных стали возрожденные планы руководства Монголии построить три ГЭС на реке Селенге, крупнейшем притоке Байкала. Дело вышло на такой уровень, что потребовались комментарии Президента РоссииВладимира Путина.

Даже находясь под действием западных санкций и отказавшись от импорта целого ряда продовольственных товаров, Россия за два года так и не смогла нарастить импорт мяса из Монголии.

Глядя на развитие российско-монгольских отношений можно констатировать, что их уровень не соответствует задачам более тесного и взаимовыгодного сотрудничества соседних государств. Выход российского бизнеса из монгольских проектов, связанный с этим отток остававшихся в Монголии российских специалистов, провалы в гуманитарной сфере — все это ослабляет конкурентные преимущества России. Кризисы в отношении с Западом должны научить Россию той простой истине, что не стоит игнорировать соседей в угоду эфемерной дружбе с далекими заокеанскими партнерами, чьи интересы радикально расходятся с российскими. И каков бы ни был сосед, развитый или не очень, большой или маленький, стоит помнить народную мудрость «старый друг лучше новых двух».

Источник

Фото Politrussia

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.