shadow

Россия вступила в зону турбулентности

Из выступления президента я вычитал достаточно тревожащую концепцию, которую можно сформулировать так: нас устраивает постоянно ухудшающийся статус-кво, поскольку мы не видим выхода, который бы мог сломать тенденцию ухудшения ситуации


shadow

В четверг президент России Владимир Путин принял участие в совещании послов и постоянных представителей РФ в иностранных государствах, где озвучил приоритетные направления внешней политики РФ.

В ходе выступления российский лидер отметил, что положение дел в мире становится всё менее предсказуемым, конфликтный потенциал в мире растёт и указал, что «кое‑кто предпринимает попытки вообще отбросить в сторону любые правила и любые условности».

Путин отметил, что «ряд партнеров» пытается сохранить монополию на геополитическое доминирование. Для этого используются как проверенные приемы «подавления, ослабления, сталкивания лбами конкурентов», так и новые политические, экономические, финансовые и информационные рычаги. «В пособники иной раз берутся для проведения такой политики и террористы, и фундаменталисты, и крайние правые националисты, подчас даже откровенные неофашисты. Прямые свидетельства пагубности такой политики мы уже видим вблизи наших границ», — указал президент. «Мы искренне желаем, чтобы урегулирование украинского кризиса было достигнуто как можно скорее», — сказал президент. По его словам, Россия готова и дальше сотрудничать в этом вопросе как с США, так и с участниками «нормандской четверки». «В Киеве должны наконец прийти к пониманию неизбежности прямого диалога с Донбассом — с Донецком и Луганском», — сказал президент РФ.

Кроме того, Путин указал на то, что «антироссийская направленность НАТО сегодня нарочито выпячивается, альянс не только ищет в поведении России подтверждения легитимности и целесообразности своего существования, но и предпринимает в отношении нас реальные конфронтационные шаги». «Резко возросло число военных учений, в том числе на Чёрном и Балтийском морях. Нас постоянно обвиняют в том, что мы осуществляем какую‑то военную активность. Где? На своей территории. А то, что у наших границ развивается, это нормально. В Польше, в Прибалтике размещаются силы быстрого реагирования, пополняются арсеналы наступательных вооружений. Всё это направлено на подрыв десятилетиями складывающегося военного паритета», — отметил Владимир Путин.

Комментирует Алексей Анпилогов:

Выступление Владимира Путина показывает, что Россия фактически вступила в зону турбулентности. Причём, турбулентность эта носит мировой характер. Было констатировано, что Россия по-прежнему остаётся державой, оказывающей влияние на мировые процессы, но влияния этого недостаточно, не то чтобы диктовать условия миру в каких-то областях, а даже для того, чтобы обеспечивать существующее положение вещей, тот самый статус-кво, который Россия пытается сохранить. Со стороны Путина прозвучало послание к дипломатическому корпусу, что на их плечи, на их компетенции и будет взвалена большая часть по факту предвоенного состояния, в котором Россия будет максимально стараться улучшить свои позиции в рамках неизбежного конфликта. Он пока ещё до конца неясен, но то, что состоится – практически является некоей будущей данностью.

Мы находимся в динамично изменяющейся системе, когда одни страны увеличивают свой вес в мировых процессах, а другие уменьшают. В этом нет ничего сверхъестественного, поскольку часть былых властителей мира, та же самая Великобритания, Франция XIX века, сейчас занимают весьма скромное положение в мировой табеле о рангах. К сожалению, такой же процесс идёт и для РФ, поскольку, прошлый год принёс только уменьшение экономики, тяжёлый экономический кризис и первые признаки политической нестабильности в стране.

Из выступления президента я вычитал достаточно тревожащую концепцию, которую можно сформулировать так: нас устраивает постоянно ухудшающийся статус-кво, поскольку мы не видим выхода, который бы мог сломать тенденцию ухудшения ситуации. Отсюда масса дежурных заявлений о том, что мы будем работать с любым президентом США, что мы надеемся на разрешение конфликта на Украине, что террористическая угроза продолжает нарастать, хотя казалось бы на её купирование и нивелирование брошены все силы мирового сообщества. Или о том, что НАТО продолжает надвигаться на границы РФ, в то время как России необходимо не поддаваться на провокации. Это практически цитата из выступления Иосифа Виссарионовича Сталина в конце 30-х годов. Хотя мы и говорим, что Российская Федерация не является наследницей Советского Союза, но обстановка постоянно ухудшающегося текущего положения, конечно, очень волнует судя по всему и российское руководство, и российский дипломатический корпус. И, безусловно, волнует и Президента РФ, который достаточно эзоповым, но чётким для дипломатов языком говорит неприятные вещи о том, что Россия шаг за шагом утрачивает важные для дальнейшего существования страны позиции на мировой арене. Опять-таки прозвучали дежурные фразы об ООН, о главенствующей роли Совета безопасности ООН. Хотя опять-таки, если взглянуть на дипломатическую ситуацию, которую сейчас вынужденно предпринимают в России, то по факту РФ вовлечена в процесс реформирования ООН, в первую очередь, Совета Безопасности, который либо будет расширен, либо будет пересмотрено право вето и тому подобное.

Многие процессы зависят и от состояния первого лица, его психологического настроя, можно сказать, что судьба Путина отчасти определяет и судьбу России. И понимая, что его судьба взаимосвязана с судьбой России, мне кажется, президент призывает российскую элиту понять, что её судьба тоже связана с судьбой страны. И все элитные разборки лучше оставить до улучшения ситуации, и, конечно же, перестать рассматривать Россию как место кормления, обогащения, но начать рассматривать её как свою Родину, которая находится в весьма сложном историческом моменте. Причём этот момент связан как с внутренней российской ситуацией, так и с ситуацией в мире в целом.

Касательно Украины и Донбасса. Ситуация крайне сложна для России, поскольку конфликт происходит в непосредственной близости от российских границ. И какое-то силовое решение, которое было возможно ещё в 2014-м – в начале 2015-го года, уже невозможно. Прошли инерционные процессы на Украине, которые превратили её в антироссийское государство, которое исповедует политику противостояния с Россией. Причём понятно, что ухудшается ситуация и на Украине, и на Донбассе, который теряет население, теряет производственный потенциал, и этот процесс может вполне прийти к той чудовищной ситуации, которую мы наблюдаем в той же Сирии, где части одного государства начинают сражаться друг с другом, скидывая при этом население в хаос и подпитывая тот самый терроризм, экстремизм, против которого безуспешно борется мировое сообщество. Россия пытается до последнего избежать неизбежного выбора о будущей судьбе Украины, надеясь либо решить это за счёт украинских ресурсов, что является с моей точки зрения совершенно бессмысленно, таких ресурсов на Украине просто нет. Либо постараться разделить с Западом бремя некоего реформирования Украины и приведения её в более-менее пристойное состояние для того чтобы она не превратилась в аналог Сирии и Ирака, только уже возле российских границ. Поэтому звучат определённые сроки, которые ставятся, в первую очередь, перед Западом, поскольку украинская элита абсолютно управляема из Вашингтона и Брюсселя. В них постулируется желание России закрыть украинскую кровоточащую рану возле своих границ и сделать это в рамках консенсуса с европейскими державами и США. С моей точки зрения, это обречено на провал, поскольку западники очень любят разрушать страны, устраивать нестабильность, но разгребать после себя завалы социального хаоса они категорически не любят. Им легче бросить страну в хаотические процессы, как это происходило неоднократно со странами Африки, юго-восточной Азии, Латинской Америки, нежели потом бороться с последствиями своих весьма недальновидных шагов. Россия ставит некий срок, в рамках которого она согласна ждать разумные шаги со стороны Запада, после чего перед РФ снова встанет вопрос о том, что же делать с Украиной, как приводить в порядок территорию, стратегически важно расположенную между ЕС и РФ.

В силу этого идея самостоятельности Донбасса — не фантазии. Признание Южной Осетии и Абхазии состоялось после пятнадцатилетнего процесса существования этих территорий в рамках неких военно-политических мандатов. В итоге РФ своим единоличным решением перевела республики в статус непризнанных государств. А это уже более высокий статус, нежели подмандатная территория, к тому же формально находящаяся в составе той же самой Грузии. С Украиной вполне возможен схожий сюжет, поскольку вечно держать Донбасс в состоянии некоей серой зоны достаточно затруднительно. В том числе, и из-за того, что территории Луганской и Донецкой Народных Республик расположены критически близко к точкам слабости внутри самой России, к Ростовской области, которая связывает юг и север России, и к водным, железнодорожным и автомобильным артериям. Говорить об определённых сроках стоит с большой долей скепсиса и вероятности, но речь может идти о нескольких годах, но никак ни о десятилетиях, как это было в случае Южной Осетии и Абхазии. Запас прочности Украины, запас прочности Донбасса гораздо меньше, и ситуация с купированием хаоса может оказаться гораздо более затратной, нежели признание Донбасса в роли непризнанного государства. Одного или двух – это уже будет зависеть от решения самой России.

Источник

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.