shadow

Как у Франции корабли угоняли

Спецоперация израильского морского десанта, ранее не особо афишируемая в прессе, упоминается сегодня, возможно, из-за схожих обстоятельств


shadow

В истории израильско-французской дипломатии бывали всякие времена. Последние годы между странами традиционно сохраняются хорошие отношения, но если вернуться на 45 лет назад из-за одного, как тогда писали газеты, «-невероятного события»- эти отношения могли серьёзно испортиться. Причиной кризиса послужила дерзкая операция израильского спецназа по угону пяти ракетных кораблей, построенных на судоверфи в городе Шербур по заказу Израиля.

Не хочется проводить параллель со скандалом, связанным с »-блокированием»- Францией поставок вертолётоносцев «-Мистраль»- в Россию, хотя и тогда, и сейчас это случилось по причине введения санкций. Спецоперация израильского морского десанта, ранее не особо афишируемая в прессе, упоминается сегодня, возможно, из-за схожих обстоятельств. То, что произошло в ночь на Рождество в 1969 году у берегов Франции, вошло в военные учебники Израиля, коротко сообщается о тех давних событиях и в учебных пособиях разведслужб других стран, в том числе довольно подробно описывается «-Операция Шербур»- в истории российской разведки.

Давайте узнаем о ней подробнее …

Комар носа не подточит…

Началось всё, в общем-то, с укуса «комара». Как известно, Израиль, обладающий морской границей и побережьем протяжённостью около 273 километров, в 60-е годы неоднократно подвергался набегам с моря. В октябре 1967 года два ракетных катера советской постройки с египетским экипажем на борту, классифицированных в НАТО как «Komar», атаковали израильский эсминец «Эйлат». Последствия были печальными – корабль пошёл ко дну, лишь часть из 197 членов экипажа удалось спасти. После тех трагических событий командование ВМС Израиля осознало свою неготовность к ведению военно-морских операций.

Руководство страны во главе с премьер-министром Голдой Меир (Golda Meir) не желало мириться с таким позорным поражением. «Необходимо срочно принимать меры! Нам нужна надёжная защита и в море и на суше», – заявила премьер. По тем временам Израиль активно сотрудничал с Францией в сфере поставок вооружений (ядерный реактор в Димоне также строили французы), поэтому не случайно выбор пал на шербурскую судоверфь Construction Mecaniques de Normandie, где, несмотря на нищенское положение молодого государства, был размещён и оплачен заказ на 12 ракетно-артиллерийских катеров с полным оснащением. Голда Меир была довольна, шербурские «зонтики», о которых она мечтала, строились в ускоренном темпе. «Теперь комар носа не подточит», – в шутку говорила премьер-министр.

В качестве основы для проекта использовался немецкий торпедный катер типа «Ягуар». Катер имел длину 45 метров, два радара (поисковый и управления огнём), сонар, четыре дизельных мотора, вооружение включало шесть ракет типа «Gabriel Mk» израильской разработки. Вначале на катера ставили артиллерийскую установку калибром в 40-мм, затем начали ставить 76-мм скорострельные установки с радарным прицелами заряжанием с нижней палубы. Максимальная скорость 40 узлов. Тип «Саар-3» (кроме ракет, катера этого типа несли 76мм АУ)

Но у каждой страны есть свои дипломатические приоритеты. Параллельно французы стали восстанавливать традиционно тесные связи с арабским миром – с тем самым миром, с которым воевал Израиль. В том же году Франция отказалась поставлять Израилю наступательное вооружение, а в сентябре 1969 года вообще ввела полное эмбарго на торговлю оружием.

Что интересно, французы точно такие же катера, как построили тогда для Израиля, активно поставляли и в страны Магриба. И ракетные катера были остро необходимы Израилю для противодействия точно таким же катерам, появившимся на вооружении арабских стран. Катера были Израилю просто необходимы — он терпел довольно позорные поражения на море. Подтолкнул к решительным действиям и такой факт.

За два года до описываемых событий с угоном, 21 октября 1967 года, два ракетных катера советской постройки проекта 183Р с египетских экипажем (были ли там советские инструкторы, умолчим), классифицированные в НАТО как «Komar» и оснащенные двумя ракетами П-15 каждый, обнаружили и атаковали израильский эсминец «Эйлат». Четыре ракеты — и четыре точных попадания. В итоге — гибель эсминца, 47 человек из 197 членов экипажа и 41 раненый. И это от каких-то «комаров», суммарное водоизмещение которых было в десятки раз меньше, чем у эсминца.

В течение всего нескольких минут 21 октября 1967 года командование ВМС Израиля осознало свою неготовность к ведению военно-морских операций. Как можно воевать на море, если ты бессилен против как бы «москитного», но зубастого ракетно-катерного флота? В шоке оказались и израильтяне, и египтяне: одни — от чудовищной трагедии, другие — от неожиданности.

В результате премьер-министр Израиля Голда Меир дала указание «срочно принимать меры!» Стоит отдать должное — израильское руководство тогда не стояло на задних лапках и не заискивало перед западным миром, в том числе и перед Францией. Израильское командование не взвешивало допустимость каждого выстрела по любому врагу с оглядкой на Совет безопасности ООН (да и сейчас не очень-то к нему прислушивается, да и перед Западом не лебезит, как, извините, некоторые…).

Полное имя Сфина Тилим Саар-3 Суфа. Он же Ракетный корабль «Буря» типа Саар-3 (Шторм). Не правда ли, грозное название, призванное запугивать врагов. История Сатиля, как его коротко называют теперь дайверы, действительно необычна, нетривиальна и похожа на поучительную рождественскую сказку со счастливым концом. Но не для всех конечно…

В Израиле Ракетные суда типа Саар-3 называют Шербурскими кораблями (не путать с зонтиками!). Они были построены на верфях в Шербуре, во Франции заказу ВМС Израиля и угнаны оттуда впоследствии в результате блестящей операции израильских спецслужб.

В середине шестидесятых годов Израиль и Франция были союзниками на Ближнем Востоке. Молодое Израильское государство боролось за свою независимость и неприкосновенность границ с многочисленными соседями, а Франция не хотела уступать свои позиции в регионе и опасалась растущего здесь влияния крупнейших мировых держав — CCСР, США и Англии, но уже была обескровлена непрерывными войнами в Алжире. После того, как Франция всё-таки отказалась от своих колоний в Африке, отношения охладели, Израиль перестал быть для неё стратегическим союзником, но продолжал заказывать и приобретать вооружение. Так на верфях предпринимателя Феликса Амио в Шербуре было заказано и построено 12 катеров типа Саар-3. Семь катеров удалось получить спокойно, по графику, тем более что все корабли были уже оплачены, и во избежание международных политических проблем вооружение на них монтировалось уже на месте, в Израиле.

Но после Шестидневной войны в 1967 году, когда израильскими войсками был захвачен город Шарм – аль Шейх, и атаки войсками израильского спецназа аэропорта Бейрута 28 декабря 1968г, когда в ответ на захваты израильских самолётов палестинскими террористами и открытой поддержки их арабскими странами, израильтяне уничтожили 13 самолётов арабских авиакомпаний, Франция вводит эмбарго на поставку вооружений в Израиль.

Францию 1968 года трудно упрекнуть в невыполнении своих обязательств, многие страны мира тогда были возмущены неадекватностью дерзких мер, предпринятых Израилем в борьбе с террористическими атаками. Прошли годы. Международное сообщество, в том числе и Россия, познакомилось с терроризмом поближе… И теперь можно по-разному относиться к тем мерам, которые предпринимает Израиль ради безопасности государства и своих граждан, но нельзя не признавать успешность и эффективность этих мер.

А в 1968 году шла война, пять кораблей оставались в Шербурском порту, на неопределённое время, а нужны они были Израилю СЕЙЧАС…

И в начале октября 1969 года лично Голда Меир дала секретное указание провести спецоперацию «Шербур», направленную, по сути, против Франции. Уже оплаченные Израилем, но «зависшие» ракетные катера выкупила некая панамская компания — по нынешнему говоря, фирма-однодневка, созданная, чтобы отвести возможные подозрения. Сюжет детективный, приключенческий и захватывающий — странно, что какого-нибудь сериала по этому поводу еще не появилось.

Вот как это было: к главе Французского комитета по вооружениям при министерстве обороны, генералу Газеллю, обратилась некая панамская компания «Старбот», имевшая представительство в Норвегии, с просьбой переуступить права на катера, срочно необходимые ей для обслуживания нефтяных платформ в Северном море. Сделка не вызывала сомнений у французской стороны, тем более, что представителем фирмы «Старбот» выступил известный норвежский судовладелец, Мартин Симм, и в договор о продаже был включён пункт о невозможности перепродажи судов третьей стороне. С трудом французам удалось «убедить» руководство Военно-Морских Сил Израиля принять деньги в обмен на уже построенные катера. Чтобы соблюсти юридическую чистоту сделки и защитить деловую репутацию норвежского судовладельца, было заключено соглашение между компанией «Старбот» и израильской нефтяной компанией «Нетивей Нефт» об аренде пяти катеров для обслуживания нефтяных платформ, но уже в Средиземном море, и с правом последующего выкупа.

В рамках реализации плана операции «Шербур» во Францию были посланы более 70 офицеров и матросов для обучения управлению и обслуживанию новых военных судов. Но план угона, естественно, держался в глубокой тайне даже от самих участников операции. Им говорилось, что их якобы учат обслуживать те семь катеров, которые Израиль успел получить от Франции еще до санкций.

Израильские моряки раз в неделю под видом учений выходили на катерах в море и возвращались поздно ночью. Никто из руководства верфи в Шербуре и не подозревал, что за этим скрывается тщательно продуманный план. К тому же, в течение трех недель перед проведением операции каждую ночь двигатели катеров запускались на полные обороты, чтобы жители Шербура привыкли к шуму и не обращали на него внимания.

В последние дни перед операцией в спешном порядке были закончены все необходимые приготовления. Проведение самой операции было назначено в ночь на Рождество 25 декабря 1969 года. Помимо этого был проделан еще один хитроумный трюк. Израильтянам удалось создать видимость, что Тель-Авив якобы якобы смирился с потерей катеров и хочет вытребовать от Парижа «хорошую» компенсацию — ну или, на худой конец, продать кому-нибудь, ну не убытки же терпеть, в конце концов. Трудно сказать, имели ли участники тех переговоров театральное образование, но роль свою они исполнили прекрасно!

Операция «Шербур»

План по угону кораблей был разработан до мелочей. За два месяца до назначенного часа в порт города Шербур прибыла израильская делегация с целью обучения морского состава управлению и обслуживанию новых военных судов, которые Израиль успел получить ещё до введения санкций. Семьдесят израильских моряков раз в неделю под видом учений выходили на катерах в море и возвращались поздно ночью. Таким образом, привычный шум двигателей не вызывал у жителей города каких-либо опасений. Никто из руководства верфи в Шербуре и не подозревал, что за этим скрывается тщательно продуманная диверсия. Проведение самой операции было назначено в ночь на Рождество 25 декабря 1969 года. Для дополнительного прикрытия в одном из ресторанов города был заказан банкет, на который, по понятным причинам, никто не пришёл. (Правда, судя по документам, счёт за него был полностью оплачен).

Новые владельцы катеров, сославшись на нехватку времени для подготовки экипажей, наняли израильских моряков, а чтобы их численность не вызывала в маленьком Шербуре подозрений, сделали это в последний момент, пред выходом судов и расселили их прямо на кораблях. Надо сказать что моряки до этого усиленно практиковались в Израиле на катерах того же типа. Всё было продумано до мелочей: израильтяне отчаянно экономили горючее во время испытаний, накапливая полные баки для дальнего перехода, периодически запускали двигатели кораблей, якобы для обкатки, чтобы горожане не испугались внезапного ночного шума моторов. Операция «Ноа» была назначена на 24 декабря 1968 года – в канун Рождества. Хозяева объявились в Шербуре в ночь перед Рождеством, изъявив желание отметить этот праздник на борту приобретённых кораблей, а заодно обмыть покупку. В то время, когда французы поднимали рождественские тосты, все пять ракетных катеров без огней и опознавательных флагов покинули Шербурский порт и вышли в бурное штормовое море.

Когда корабли, несмотря на бушевавший шторм, покинули порт Шербур, никто из жителей города не обратил внимания. Французские власти спохватились только когда получили сообщения, что пять маленьких катеров с обводами военных кораблей были замечены заправляющимися в международных водах у берегов Португалии и чуть позже при прохождении Гибралтарского пролива.

Операция прошла безукоризненно.

Их исчезновение обнаружили только спустя сутки! И только тогда, сложив все предшествующие события воедино, французы поняли, что евреи «обвели их вокруг пальца». Французские источники утверждают, что тогдашний министр обороны даже приказал начальнику генерального штаба поднять в воздух самолёты, чтобы догнать беглецов и нанести удар по катерам. Однако ничего подобного не произошло: спустя пять дней – 31 декабря боевые корабли без проблем зашли в порт Хайфы.

Французы были поражены — всем стало ясно, что израильтяне просто обвели их вокруг пальца, предпринятое расследование не дало результатов: учредителей панамской компании обнаружить не удалось, а её норвежское представительство оказалось простым почтовым ящиком. Требование французского правительства вернуть катера израильтяне просто проигнорировали, но обострять ситуацию французы не стали – ограничились высылкой Мордехая Лимона, возглавлявшего тогда израильскую миссию по закупкам вооружения во Франции. К новому,1969 году катера прибыли в порт Хайфы и пополнили ряды израильских ВМС.

Среди этих угнанных катеров была будущая «Суфа».В составе ВМС Израиля «Суфа» прослужила до 1993 года.

«Суфа» принимала активное участие в «Войне Судного Дня» 1973 года. В частности участвовала в морских боях с ВМС Египта у Порт-Саида и при Дамиетте.

1993 была выведена из состава ВМС и в 1994 году затоплена в Эйлате в качестве искусственного рифа.

Корабль лежит на ровном киле, параллельно берегу на максимальной глубине 24 метра. Клотик мачты находится на глубине около 11 метров. Корабль предварительно был подготовлен к затоплению, полностью безопасен и даже успел немного зарасти водорослями и кораллами. Сейчас при погружении на корабль районе мачты видны плоский силуэт акулы и металлическая доска, — это мемориальные доски, на них на иврите написаны имена молодых израильских солдат, погибший в боях в 2002 и 2004 годах. Их имена Цур Ор и Ави Бакриан. Оба были дайверами, их друзья решили таким образом увековечить память о них.

Сатиль, наше время, местонахождение: Израиль,Эйлат –

Координаты: 29.514925, 34.926964,

Прошло 45 лет, но военные специалисты до сих пор расходятся во мнениях, как израильтяне могли провернуть такой хитроумный план под носом у французских властей…

Источник

Рейтинг: -1

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.