shadow

Удар по Крымскому мосту взорвёт Украину

К чему могут привести действия экстремистов в Керченском проливе


shadow

Стало известно, как боевики так называемого крымско-татарского батальона имени Номана Челебеджихана собирались осуществить диверсию в Керченском проливе. На допросе в ФСБ один из бывших участников батальона Эрнест Аблязимов рассказал, что «крымско-татарский активист» Ленур Ислямов, известный тем, что именно он инициировал товарную и энергетическую блокаду Крыма, купил для совершения диверсии старый рыболовецкий баркас.

По словам Аблязимова, для совершения диверсии бойцы ислямовского батальона подготовили 60 стальных тросов длиной 20 метров каждый. К ним крепились поплавки из пенопласта, благодаря которым стальные ловушки оставались бы на поверхности воды. Выйдя на баркасе в Керченский пролив, диверсанты должны были ночью разбросать тросы общей длиной более километра в судоходном фарватере. Весь расчёт организаторов теракта был на то, что стальные тросы намотаются на винты курсирующих в Керченском проливе паромов. Как пояснили «Российской Газете» специалисты крымских судоремонтных предприятий, наматывание тросов на винты кораблей могло бы привести к серьезной поломке судов. Даже если бы механизмы винтов уцелели, починить их было бы возможно, лишь отбуксировав на ближайший судоремонтный завод и загнав паромы в сухие доки.

Ясно, что подобный сценарий мог привести к срыву курортного сезона в Крыму.

Крупного диверсионного акта, опять же по словам пришедшего с повинной Аблязимова, удалось избежать лишь благодаря тому, что обанкротившийся бизнесмен Ленур Ислямов решил сэкономить и купил слишком старое судно. И когда диверсанты плыли по Азовскому морю в Керченский пролив, мотор баркаса сломался.

Правда, Ислямов, на которого в России заведено уголовное дело за публичные призывы к нарушению территориальной целостности страны, уже отверг обвинения в свой адрес.

Однако в данном случае, более важным представляется вопрос: есть ли у киевских властей резон, используя спецслужбы или экстремистов, попытаться прервать или хотя бы приостановить строительство моста через Керченский пролив и паромное сообщение с полуостровом? И если такие попытки будут предприниматься и впредь, насколько серьёзно обстоит дело с охраной безопасности в проливе?

— Вероятность теракта или диверсии в Керченском проливе я оцениваю в 1−2 процента, — говорит военный эксперт, главный редактор информационно-аналитического центра «Кассад» Борис Рожин. — На Украине, как известно, большое влияние имеют радикалы всех мастей. Большинство из них предпочитает воевать в сфере пропаганды. Но я не исключаю, что найдётся группа фанатиков, которая постарается что-то осуществить на деле. Но максимум, что они могут сделать — подорвать одну из свай, например. Для строительства моста ущерб будет минимальный, зато шумиха в СМИ поднимется большая. Вот этого всем этим «крымско-татарским активистам» только и надо.

Насколько я знаю, меры по защите безопасности предпринимаются достаточно серьёзные. Например, на паромной переправе пассажиров тщательно проверяют, в том числе, на наличие оружия. То есть речь идёт примерно о такой же системе безопасности, которая налажена в аэропортах.

— Если Украина решится на такой акт, как диверсия на строящемся мосту в Крым или теракт на пароме, надо понимать, что независимо от того, кто возьмёт на себя ответственность за это преступление, оно может быть расценено как акт военной агрессии против нашей страны, — считает доктор военных наук, капитан первого ранга, первый вице-президент Академии геополитических проблем Константин Сивков. — В принципе я допускаю, что Украина использует свои спецподразделения для совершения диверсий в Керченском проливе или обратится к помощи одной из частных военных компаний. От страны, где власть часто не отвечает за свои действия, и ещё чаще действует вопреки всякой логике, всего можно ожидать.

— Я считаю, что возможности украинской стороны создать нам какие-то серьёзные проблемы в Керченском проливе, близки нулю, — говорит ветеран группы антитеррора «Альфа» Игорь Шевчук. — Прямая военная атака в принципе исключена по известной причине неравенства военных сил. Наши боевые пловцы намного лучше подготовлены, чем украинские.

А вот какие-то мелкие диверсии или их попытки через разные экстремистские силы вполне возможны.

 — История с принадлежавшим турецкой компании сухогрузом, который протаранил одну из опор вспомогательного моста через Керченский пролив, не говорит о том, что безопасность строительства и паромного сообщения «хромает»?

— Думаю, что в той нештатной ситуации просто сказался непрофессионализм команды турецкого судна. Но после неё меры безопасности были усилены. Наши сторожевые катера демонстрировали готовность стрелять на поражение по тем судам, которые без разрешения собирались приблизиться к месту строительства.

— Ислямов вообще очень странный персонаж украинской политики, — рассуждаетукраинский политолог Сергей Слободчук. — Совсем недавно он открыто признался в российском гражданстве. При этом осуществляет откровенно антироссийскую деятельность. Думаю, что на самом деле, ему наплевать как на интересы России, так и на интересы Украины. Каждое второе его заявление касается денег, того, что ему кто-то что-то должен немедленно выплатить. Ислямову, независимо от того, что он сейчас открещивается от попыток совершить теракт в Керченском проливе, подобная шумиха, несомненно, выгодна, поскольку о нём давно уже ничего не было слышно. И ему надо доказать, что его, так называемый крымско-татарский батальон не просто бесцельно сидит у границы с Крымом, а ещё и что-то из себя представляет.

Ясно, что данный теракт, даже если он реально готовился людьми Ислямова, никоим образом не отвечает интересам Украины. Он и его сторонники — это люди, которые понимают только язык денег. Подозреваю, что всё это «крымско-татарское сопротивление» в основном занимается виртуальной войной, генерируя информповоды. Поскольку если пару-тройку недель не напоминать о себе, то очень скоро у политиков и журналистов возникнет вопрос: ребята, а какой у вас статус, и зачем вы сидите в палатках в Херсонской области?

— А насколько Украина сейчас сама заинтересована, чтобы в Керченском проливе ситуация не обострялась и суда с продукцией того же Мариупольского металлургического комбината могли беспрепятственно доставляться заказчикам в разных странах?

— Официально зачем-то заявляется, что, например, мариупольский порт сейчас закрыт. Хотя я лично располагаю информацией из заслуживающих доверия источников, что это не так. Он работает. И вроде как, даже донбасский уголь поступает в порт Новороссийска. Если дойдёт до того, что Россия в ответ на диверсию или теракт перекроет Керченский пролив, то Украина, конечно, пострадает сильно. Во-первых, это ударит по интересам крупного промышленного бизнеса Юго-Востока. Во-вторых, доходов и работы лишатся сотни и тысячи рабочих. Даже если предположить, что металлургическая продукция будет сначала железной дорогой доставляться в Одессу, а потом вывозится морем, это сильно поднимет её себестоимость, что в любом случае скажется на доходах рабочих.

А учитывая, что в обществе и так высокий градус социального напряжения, то власти, конечно, не хочется обострять и без того взрывоопасную обстановку. Кстати, если боевики Ислямова или кто-то ещё терактом заденут интересы кого-либо из украинских олигархов, то не исключено, что экстремистам придётся иметь дело с одной из частных армий, каких немало уже на Украине. Случись что, Ислямову в Крым придётся бежать, чтобы его судили «самым справедливым судом в мире», а не по бандитским законам.

 — Если Ислямов не отвечает интересам Украины, почему его крымско-татарский батальон до сих пор не расформирован, а он сам не выдан России?

— Порошенко, если бы мог, устранил Ислямова, но за тем стоят силы, на которые официальная киевская власть влиять может весьма ограничено. Ещё полгода назад Ислямов начал добиваться официального признания своего батальона. На прошлой неделе я специально проверял — в структурах ВСУ и Нацгвардии данного военного формирования нет. То есть батальон официально продолжает оставаться незаконным военным формированием. Также и с крымско-татарской автономией, которую Ислямов хочет устроить на территории Херсонской области. Ему её, вроде как, на словах обещали ещё два года назад. Но до сих пор эту идею спускают на тормозах.

К слову, на Херсонщине ситуация довольно напряжённая, и многие фермеры готовы взяться за оружие, поскольку им не нужны никакие автономии на земле, где они живут и работают. Киевская власть не может расправиться с Ислямовым по той же причине, по которой Порошенко ничего не мог сделать с экс-губернатором Днепропетровской области Коломойским. Разве что выговор объявил. А уволил Коломойского американский посол.

Источник

Фото ТАСС

Также можете посмотреть все новости Украины за сегодня

Рейтинг: 0

Новости партнёров:

shadow
shadow

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован.